В Лавале отделение скорой помощи на грани закрытия

В ноябре отделение скорой помощи в Лавале не принимало больных в течение нескольких ночей. Работники жалуются на постоянную нехватку кадров и на режим жесткой экономии. Трудности, с которыми столкнулась больница – симптом болезни всей системы здравоохранения.
В Лавале отделение скорой помощи в на грани закрытия

С 1 по 9 ноября отделение скорой медицинской помощи в Лавале не принимало больных с 18:30 до 8:30. У медработников возникло впечатление, что они оказались в театре абсурда.  Никто и представить себе не мог, что ведущее медицинское учреждение департамента Майен однажды пойдёт под нож. Хотя во время своего визита в Лаваль премьер-министр Жан Кастекс поклялся, что о закрытии не может быть и речи.

Забастовка — единственный выход

 «У нас были веские причины для беспокойства. Поэтому 9 октября мы начали забастовку, – объясняет представительница профсоюза ВКТ (Всеобщая конфедерация труда) Мериам Эль Амдауи. Она уже десять лет работает в этом отделении помощницей медсестры. «После сокращения рабочего времени к нам стало поступать много больных в тяжёлом состоянии. В субботу нам пришлось выводить из шокового состояния трёх человек».

Ночью служба скорой и неотложной медицинской помощи (SMUR) принимает только находящихся в тяжелом состоянии пациентов. Лаваль, город с известным средневековым замком, далеко не единственное место, где существует такая практика. С началом сезонных эпидемий и на фоне роста заболеваемости Covid-19 медицинские учреждения закрываются всё чаще. Повсюду основной проблемой являетсяв нехватка врачей. 

В больнице в Лавале есть только 5 полных ставок (2,5 ставки для ночных дежурств). А для того, чтобы принимать в среднем 110 человек в сутки, требуется 16-18 ставок. Летом 2020 г. на ночных сменах отделения скорой помощи оставался один-единственный врач. Но от этой порочной практики решили всё-таки отказаться. 

Заведующая отделением Каролин Бремо всегда выходит из отпуска раньше времени. Ведь ситуация в больнице критическая:

«У нас такое же количество врачей, что и в отделениях, где принимают в два раза меньше больных (в Лавале принимают 35 000 больных в год – прим. ред.). Новые специалисты не стремятся в Лаваль. Они думают, что это глушь и делать тут нечего! К тому же за весь год мы не подготовили ни одного специалиста скорой медицинской помощи. Отделение выживает только благодаря прикомандированным врачам. А они сами планируют своё рабочее время. Нам остаётся лишь приспосабливаться. Мобилизации санитарного резерва ни к чему не привела. На ближайшие две недели нам удалось кое-как составить график. Но что будет дальше, мы не знаем. У меня в бригаде хорошие специалисты. Однако некоторые из них уже с утра приходят на работу с чувством тревоги».          

Условия труда ухудшаются, и люди увольняются один за другим

Когда отделение стали закрывать по ночам, медработникам пришлось отказывать поступающим пациентам. Медсестра Катя признаётся, что это было невыносимо: 

«Мы оказываемся лицом к лицу с теми людьми, которых мы бы приняли в обычное время. Но мы вынуждены были отказывать, потому что они не нуждались в экстренной помощи. Однако смысл нашей работы в том, помогать людям, а не закрывать отделение скорой!» 

После 18.30 пациенты начинают блуждать по больничным коридорам, иногда даже без всяких шансов на оказание помощи. 

Медбрат Бенжамен (имя изменено) работает в отделении уже тридцать лет. Он не может принять ужасающий абсурдных происходящего:

«Одному пациенту из Лаваля неотложную помощь оказали наши коллеги из службы спасения. Его отвезли в город Майен за 30 километров от Лаваля. В 8.30, когда отделение снова открылось, пациента опять привезли к нам. Ведь ему требовалась операция, сделать которую в другой больнице было невозможно. Это же бред! Скорая, которая намеренно снимает с себя полномочия»

В отделении невыносимые условия труда. Поэтому люди увольняются один за другим. В октябре, не выдержав изматывающей работы, ушли два молодых врача. По словам заведующей отделением, в начале 2022 года собираются уволиться ещё двое.   

«Медицинская пустыня»   

Количество пациентов в отделениях скорой медицинской помощи удвоилось. Всё потому, что так называемая «медицинская пустыня», третья по размеру во Франции, расширяется. Исчезли и дома престарелых (EHPAD). Роддому в городе Майен также не хватает специалистов. Врачи общей практики тоже на грани исчезновения: 114 специалистов на 100 000 жителей департамента (в Париже — 248). 

Каролин Бремо сидит на свежем воздухе во время небольшого перерыва. Сзади вины плакаты с надписями «Срочная помощь для скорой помощи» и «Ваше здоровье под угрозой». Она хочет побороться с неизбежным: 

«В понедельник утром я принимала пациента с жалобами на боли в животе. Его врач-терапевт не мог его принять раньше 18 ноября! Чтобы такого не было, нужно ввести распределение врачей. Я также внесла на рассмотрение в региональное агентство здравоохранения идею: один раз в неделю мы могли бы привлекать к работе интернов по завершении курса общей медицины. Я ещё не знаю, в какой форме это возможно. Но на моё предложение пока не ответили. Мы также должны добиться предоставления новых помещений. Эти слишком тесные и не соответствуют требованиям. Представьте, на всё отделение один туалет для пациентов. А у нас нет даже комнаты отдыха. Нужно действовать. Лично я отказываюсь сидеть сложа руки, когда закрывают больницы!»

Сдельная оплата труда – смерть для государственных больниц

Ещё одной существенной проблемой является снижение пропускной способности приёма пациентов. В период с 2000 по 2020 годы в государственных медицинских учреждениях в департаменте Майен сократили 806 койко-мест (на 37 %). Из-за нехватки мест в отделении скорой медицинской помощи в Лавале в коридорах на каталках находятся десятки человек. 

«На прошлых выходных на весь больничный центр у нас оставалось только десять свободных койко-мест. В ведь в среднем приходится госпитализировать 22 человека в день, – посчитывает Мериам Эль Амдауи. – В больничном центре прошла тотальная оптимизация. Мы спросили, сколько всего койко-мест было сокращено. Но ответа не получили».    

Начавшийся в 2017 году переход на сдельную оплату труда (T2A) вынудил руководство медучреждений проводить оптимизацию любой ценой. 

«В отделении пульмонологии мы перешли с 28 на 12 койко-мест, – с сожалением отмечает помощница медсестры и делегат ВКТ Виржини. – Мы работаем с одним-двумя врачами-терапевтами. Дело в том, что заведующий отделением и ещё один специалист на постоянной основе находятся в Анже (департамент Мен и Луара). Они приезжают к нам один-два раза в неделю».

Избавиться от трупа за две секунды

Конкуренция за койко-местами приводит иногда к диким ситуациям:

«В воскресенье умер один из больных и на нас надавили: нужно было быстро убрать тело и убрать в комнате, чтобы можно было поднять другого больного. Но за две секунды это невозможно! Нехватка свободных койко-мест приводит к конфликтам между отделениями. Я понимаю, что у пациентов нет желания оставаться на каталках в течение суток. Но и к усопшим нужно проявлять хотя бы минимум уважения», – возмущается санитарка. 

Бывший медбрат в отделении скорой медицинской помощи, Оливье предпочёл уйти в отделение детской психиатрии:

«Я ушёл, потому что надоело неуважительное отношение, – уверяет он. – Но и на новом рабочем месте тоже катастрофически не хватает ресурсов. На уровне департамента так мало детских психологов, что ждать консультации приходится ужасно долго. А с началом эпидемии количество обращений выросло»

Чтобы покончить с этим бедственным положением, член Национального координационного совета комитетов по защите местных больниц и родильных отделений, федеральный секретарь ФКП Жак Пурье предлагает привлечь пациентов: 

«Без них мы ничего не добьёмся. Нужно, чтобы и они взяли инициативу в свои руки! Совершенно понятно, что мер, принятых местными депутатами, недостаточно, чтобы привлечь врачей в департамент. Многие врачи уходят на пенсию, и никто не приходит им на смену»

Заведующая отделением скорой Каролин Бремо не представляет себе, как можно покинуть тонущий корабль:


«Я только что подала заявку на работу еще и в качестве лечащего врача в больнице. Общественное здравоохранение – это мой долг».    

Опубликовано 12/11/2021

На ту же тему

Масштабная забастовка работников образования
Медиамагнат работает на благо общества
Смягчение санитарного режима
Тяжёлые будни рабочих в Сен-Назере