Из больниц увольняют врачей с иностранными дипломами

Врачи с дипломами стран, которые не входят в Европейский союз (PADHUE), составляют особую категорию рабочих. Но, как и все, с начала пандемии во Франции их мобилизовали на передовую. А теперь выяснилось, что с января 2023 года они больше не смогут продолжать работать в медицинских учреждениях.
Из больниц увольняют врачей с иностранными дипломами

Люди обеспокоены, и не напрасно. 40-летний Фарид (1) работает психиатром в государственной больнице в Окситании. И сейчас он считает часы до «дня Х». Он практикующий врач с дипломом страны, которая не входит в Европейский союз (PADHUE). Поэтому Фарид, как и сотни его коллег, с января 2023 года рискует остаться без работы. Тем временем эти врачи играют очень важную роль в системе здравоохранения. Но в один прекрасный день, летом 2020 г., вышло постановление об исполнении закона от 24 июля 2019 г. Прямо как гром среди ясного неба. В соответствии с этим документом, врачи, не работавшие по специальности в течение как минимум двух лет в период с 1 января 2015 г. по 30 июня 2021 г., должны быть уволены к 31 декабря 2022 г.   

Опыт и уровень, как у всех врачей

Фарид работал в разгар пандемии. И теперь у него опустились руки. «Я начал работать в феврале 2020 г. Поэтому у меня не будет необходимого минимального срока к этой дате, – горько вздыхает он. – Нас мобилизовали в рамках так называемого “белого плана” срочных мер. Мы контактировали с пациентами, не имея возможности соблюдать санитарные меры безопасности, с риском заразить наши семьи. Я принял решение эмигрировать во Францию с женой и дочерью. Теперь я чувствую себя крайне неуверенно. Я как будто бьюсь о глухую стену. Некоторые коллеги залезли в долги и купили дома, чтобы жить во Франции. В связи с этим мы хотим, чтобы власти сделали исключение. Иначе мы не сможем продолжать работать».   

Фарид – прикомандированный практикующий врач. Его опыт и уровень равны опыту любого специалиста, зарегистрированного в реестре врачей Франции. «Мы проводим консультации, устраиваем семейные собеседования, дежурим, – рассказывает он. – Мы квалифицированные специалисты, хотя и с некоторыми формальными ограничениями. Например, мы не имеем права выдавать больничные листы. Когда была первая волна пандемии, нам тоже аплодировали в 20.00 с балконов. А теперь получается так, что мы лишены возможности заниматься своим любимым делом. К тому же, в больнице, где я работаю, есть вакантные места, и многие врачи планируют уйти на пенсию. Кто их заменит?».      

Низкие зарплаты

Для 32-летней Дии Хэ, фармацевта по образованию, ситуация тяжела вдвойне. Во Францию она приехала в 2019 г. и оказалась в безвыходной ситуации. Она является сотрудником в сфере клинических исследований в рамках бессрочного трудового договора. В ноябре 2020 г. она увольняется, и устраивается фармацевтом в парижской больнице Сен-Луи. Но уже на временной основе. И, к сожалению, её первый трудовой опыт не засчитывается в период, предусмотренный постановлением.

«Если бы я была медсестрой, то мне бы зачли эти месяцы работы в 2019-2020 гг., – возмущается эта молодая женщина. – Я разведена и живу одна с 10-летним ребёнком. Мне нужно обновить документы. Но в январе 2023 г. я рискую остаться ни с чем. И это несмотря на то, что моё руководство подписало мне справку о том, что моё присутствие в больнице играет важную роль!». Для возмущения есть и другие причины: «Нам плохо платят: я зарабатываю 2 000 евро в месяц. Тем временем мои коллеги с европейскими дипломами получают больше 3 000 евро», – жалуется она. 

Квалификационный экзамен, который почти невозможно сдать

Для Дии возвращение в Алжир стало бы стрессом. По образованию она инженер-исследователь. Потом она защитила диссертацию и продолжила обучение во Франции. Она почти никогда не работала в Алжире. Как и её товарищи по несчастью, она никогда не считала количество рабочих часов в разгаре эпидемии. «В качестве сотрудницы в сфере клинических исследований я иногда готовила документы до двух часов ночи, чтобы больницы вошли в список учреждений для клинических испытаний в связи с эпидемией коронавируса», – говорит она.  

У этих врачей есть только один-единственный выход – сдать квалификационный экзамен на подтверждение профессии (EVC). Но успешно пройти конкурс крайне сложно. «В области фармацевтики во всей Франции есть только две вакансии на 50 кандидатов. Мои шансы на успешное прохождение конкурса равны 1 %», – отмечает Тарек Мади. Ему 30 лет, с ноября 2019 г. он работает в парижской больнице Питье-Сальпетриер в отделении биохимической эндокринологии. «К тому же, эти места также открыты для иностранных кандидатов. А это значит, что к конкурсу могут готовиться и другие специалисты, которые не работают полный рабочий день как мы! – сокрушается он. – Мы рискуем остаться без работы, несмотря на огромную потребность в медработниках. А ещё у меня много текущих научных проектов. Ну а пока правительство смотрит на все наши проблемы с олимпийским спокойствием…».

Спасение во время пандемии — ненужные сотрудники после

Нехватка медицинских специалистов во Франции приобрела хронический характер. Поэтому 22 000 практикующих врачей с дипломами стран, которые не входят в Европейский союз, стали одной из опор, мешающих рухнуть всей системе. «Только в моём учреждении – оно находится в департаменте Эна – нас тринадцать. Без нас больничные отделения закроются», – говорит психиатр и глава профсоюзной организации Supadhue, объединяющей врачей PADHUE Брахим Зазгад. Хотя лично он не попадает под запрет января 2023 года.

Но правительство не останавливается и сильнее закручивает гайки. «Для продления рабочих виз нам необходимо разрешение на работу. Но в настоящий момент получить его в региональном агентстве здравоохранения становится всё сложнее. Иными словами, коллеги окажутся вне закона ещё раньше, чем это планировалось», – волнуется Тарек Мади.    

21 сентября профсоюзы ВКТ (Всеобщая конфедерация труда) и Supadhue провели сидячую забастовку перед зданием Министерства здравоохранения. Они требовали найти достойный выход из создавшегося положения. «Нужно добиться отмены срока в два года, необходимого для сохранения работы!», – решительно заявляет секретарь подразделения UFMICT ВКТ Лоран Лапорт. Он уточняет, что у большинства участвующих в протестной акции медработников уже есть французское гражданство. «Раньше их профессиональным навыкам не доверяли. Но сейчас всё изменилось. Некоторые из них даже занимают руководящие должности в больницах. К тому же их жутко эксплуатируют: платят низкие зарплаты, чтобы уложиться в рамки бюджета. Дискриминация в связи с их происхождением существовала всегда!».

Оказавшиеся в таком положении врачи также рассчитывают на законопроект, внесённый летом 2020 г. В этом документе предлагается признать их заслуги во время эпидемии коронавируса. Также у них представляется возможность полноценно заниматься своим делом. Но министр здравоохранения Оливье Веран этот законопроект игнорирует.      

  • Имя было изменено.

Опубликовано 02/11/2021

На ту же тему

Земмур выставляет кандидатуру
Готова ли Франция к борьбе с пятой...
Нехватка кадров в гостиницах и ресторанах
Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после...