Марокко подал в суд на «Юманите»

Впервые в истории газеты «Юманите» на неё подаёт в суд стороннее государство. Редакцию обвиняют в диффамации за публикацию статей о системе шпионажа Pegasus, используемую марокканскими государством и спецслужбами. Журналисты, в том числе бывшие объектами слежения, поддержали «Юманите». В отличие от французского государства, имеющего особую позицию по отношению к этому королевству. Например, благодаря социалистам, Франция не может участвовать в судебных процессах о применении пыток в Марокко.
Марокко подал в суд на «Юманите»

Откуда берётся эта непонятная позиция дипломатии Франции? Ведь у страны есть все правовые возможности для действия. В частности, с Марокко. Ведь подали же в суд на Абделатифа Хамучи, могущественного главу Дирекции по наблюдению за территорией, за применение пыток. Правда, потом пришли к соглашению. Всё благодаря верному другу Марокканского королевства, социалистке Элизабет Гиду. Будучи главой парламентской Комиссии по международным делам в 2015 г., она способствовала принятию франко-марокканского протокола о юридической взаимопомощи. Тем самым Париж, член Международного уголовного суда, поступился своими обязательствами в международном праве.  

Согласно этому документу, Франция не может участвовать в суде над преступлениями в виде пыток, если те были совершены в Марокко. А потом Абделатифа Хамучи умасливали побрякушками Франсуа Олланд в лучших монархических традициях. Он наградил его Орденом Почётного легиона. Прямо наполеоновский ответ гражданскому обществу, воспротивившемуся этому назначению: «Этими жалкими побрякушками можно управлять людьми!»

Слежка за президентом

Однако подхалимство – не самый эффективный способ. Этим летом было раскрыто «дело Pegasus» — продукта, разработанного израильской компанией NSO. Выяснилось, что власти Марокко следили за высокопоставленными государственными деятелями Франции. Даже за президентом Эммануэлем Макроном. Списки объектов слежки опубликовали Forbidden Stories, Amnesty International и консорциум 17 международных СМИ. Среди них была и газета «Юманите».

Телефонный номер нашего репортёра Розы Муссауи фигурировал среди 50 000 других номеров, за которыми наблюдали через Pegasus с 2019 г. Причина? Репортажи 2016 г. о народном движении в Марокко. Также независимые журналистские расследования по преследованию властями Омара Ради и Сулеймана Раиссуни. Ещё одним важным поводом стало то, что газета «Юманите» освещала маскарадный процесс над политзаключёнными Северной Африки после жестокого разгрома лагеря оппозиционеров Гедем Изик за шесть лет до этого. Наше издание подало встречный иск. В качестве гражданского обвинителя выступил Национальный профсоюз журналистов ВКТ. Для нас важно пролить свет на то, как затыкают рты нашим информаторам: свободным гражданам, с помощью которых мы можем выполнять нашу работу.

Адвокат группы Боллоре в помощь Марокко

Марокканские власти с самого начала отрицали факт использования системы Pegasus. Зато они ужесточили санкции против СМИ, осмелившихся писать о репрессиях и слежках.

«Юманите» должно явиться в суд 26 октября по обвинению в диффамации. «Марокко рассчитывает на медийную акцию по затыканию рта журналистам», — считает адвокат газеты Жозеф Бреам. Он ведёт наше дело в том числе и потому, что его телефон также прослушивался через Pegasus. Также он вёл множество дел, связанных с правами человека и с пытками, применявшимися в королевстве, защищая политических заключённых Северной Африки.

Такого же мнения придерживается и основатель Марокканской ассоциации журналистов-расследователей Хишам Мансури. На его телефон систему слежения ставили порядка двадцати раз. «Иск властей – это акт внутренней пропаганды. Таким образом правительство хочет продемонстрировать растущую мощь Марокко. А также то, что эта страна не боится побороться с мировыми державами. Ведь на местном уровне факт слежения за президентом Макроном поддерживает миф о вездесущих марокканских спецслужбах», — считает он. По мнению Жозефа Бреама, этот иск влечёт за собой ряд проблем: «Иск подан за диффамацию. Но выступает ли тут государство в качестве субъекта? Потому что если нет, что иск подавать нельзя. Если это не конституционные госорганы. Но Марокко не указало это в поданном иске».

В этом нюансе есть смысл. Ведь марокканские власти хотят получить от нашей газеты финансовую компенсацию. Адвокат, представляющий Марокко, Оливье Барателли, занимался ранее претензиями группы Боллоре по отношению к различным СМИ. Однако не все заканчивались в его пользу. А иногда за проигрышами следовали штрафы за необоснованный иск.

Солидарность журналистов и граждан

Такому давлению нужно сопротивляться. Именно поэтому газета, основанная Жаном Жоресом, организует 25 октября на парижской Бирже труда вечер в поддержку «Юманите».

«Марокко преследует неугодных лиц, мешая им въезжать на территорию страны. Теперь практически всем французским журналистам туда ход закрыт, за редким исключением. На иностранную прессу в Марокко надевают намордник», — говорит Клод Мандан-Асфари, жена политзаключённого Наама Асфари, преподаватель по профессии. Её муж осуждён на 30 лет, а за ней самой следили через Pegasus. «Все, за кем велась слежка, считаются предателями. Ведь они занимаются оценкой ситуации в странах Северной Африки. Вопрос национального достоинства, который может довести до тюрьмы», — рассказывает она. Клод борется за то, чтобы ей предоставили право посещать своего мужа в тюрьме. Она подала на административное обжалование, когда её в пятый раз изгнали из страны. Она говорит, что судебный процесс в Марокко расценивается как способ бросить тень на честное имя того, кто в нем задействован.

Очернение морального облика журналистов-расследователей – ещё один способ борьбы с ними со стороны властей.

«Правительство Марокко само знает толк в диффамации», — иронизирует Хишам Мансури. В эфире интернет-радио Barlamane.com неоднократно озвучивались факты из его личной жизни. Это радио основано Мохамедом Хаббачи, работавшем ранее в пресс-службе МВД, зятю Яссина Мансури, главы Генеральной дирекции изучения и документации, своеобразного внешнего института контрразведки.

В лучших традициях ЦРУ

Подобная практика круговой поруки вписывается в контекст общего ухудшения ситуации в Западной Сахаре, а также с усилением противостояния Марокко со сторонниками независимости из Фронта Полисарио. Во Франции существует Ассоциация членов семей заключённых и пропавших без вести в регионе Сахары, также жертва преследования марокканских властей. Её представитель Башир Мутик считает, что Марокко возвращается к практикам 80-90-х гг. Власти королевства не хотят объединения оппозиции во Франции. Он говорит, что на марокканцев нападают наёмники во время манифестаций, и даже при проведении конференций по соответствующим вопросам в Национальной ассамблее.

Отношения между Рабатом и Парижем запутанные. Но представители политических кругов, экономической элиты, главы СМИ договариваются по стратегическим интересам и частным визитам.

«Я иногда сравниваю ситуацию с Тунисом. Если в Марокко начнётся настоящее демократическое восстание, поддержат ли французские власти восставших или же существующее правительство, как это было с Беном Али?», — говорит Башир Мутик.

Сначала внутри страны, потом иностранная пресса. Репрессии ширятся. Абделатиф Хамучи разделяет мнение своего друга Майка Помпео, бывшего главы ЦРУ и госсекретаря Дональда Трампа. Тот одобряет шпионаж за союзниками, применение пыток, слежка с помощью новых устройств. Абделатиф Хамучи – человек, который делает вам добра.

Опубликовано 24/10/2021

На ту же тему

Земмур выставляет кандидатуру
Готова ли Франция к борьбе с пятой...
Нехватка кадров в гостиницах и ресторанах
Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после...