Макрон и тень колониального прошлого

Впервые президент Франции принял непосредственное участие в памятных мероприятиях, посвящённых 60-десятой годовщине кровавой расправы над алжирцами в Париже. Однако виновным он назвал тогдашнего префекта Мориса Папона, а не политику государства.
Макрон и тень колониального прошлого

В память о погибших в воду бросили траурные венки и букеты. Объявили молчание. Глава государства смотрел на Сену. На мероприятии 16 октября на мосту Безон Эммануэль Макрон стал первым президентом Республики, принявшим непосредственное участие в церемонии памяти жертв 17 октября 1961 года. Этого ждали 60 лет. Ждали, что «бойня, организованная государством», как называет его историк Эммануэль Бланшар, получило право на такую официальную церемонию. Напомним, что в ту злосчастную ночь в реке силы правопорядка убили сотни алжирских манифестантов.

 Виноваты чиновники и сам де Голль

Но понадобится ждать ещё столько же, чтобы добиться от государства признания его вины. Во время этой печальной годовщины администрация президента выпустила короткое коммюнике. Разумеется, Елисейский дворец «чтит память всех жертв». Скорбит о «десятках» убитых (хотя установлено, что их было более ста). Наконец, президент Республики утверждает, что «…преступления, совершённые той ночью Морисом Папоном, непростительны для Республики». Хорошо сваливать всю вину на тогдашнего префекта полиции. Тем временем этот идеальный обвиняемый (осуждённый за депортации евреев во время Второй мировой войны) действовал не в одиночку.

 «Префект Морис Папон, как и Дидье Лальман сегодня, не мог бы организовать репрессии по собственной инициативе. Политиками, ответственными за это государственное преступление, являются премьер-министр Мишель Дебре, министр внутренних дел Роже Фре, а также генерал де Голль, который не принял никаких мер, чтобы предотвратить трагедию», – комментирует историк Фабрис Рисепюти, автор книги «Здесь утопили алжирцев» (Ici on noya les Algériens,  изд-во le Passager clandestin). Кроме того «де Голль наградил и горячо благодарил Мориса Папона за “сдерживание Парижа”. Де Голль держал  держал Папона на посту до 1967 года».  И тем не менее Эммануэль Макрон был осторожен в формулировках, осудив «преступления, непростительные для Республики». Именно так, а не «преступления Республики». «Это совсем не то, что мы ожидали. Папон стал козлом отпущения. Президент упустил возможность сказать правду», – с сожалением отметил в разговоре с журналистами интенет-издания Mediapart сооснователь ассоциации «Во имя памяти» Меди Лаллауи.

Несбывшиеся ожидания

Огромные усилия, чтобы события 17 октября 1961 года оставались в памяти, прилагает и другой сооснователь этой ассоциации Самия Мессауди. Она с горечью отмечает: «Когда нам позвонили из Елисейского дворца с предложением поучаствовать в субботней церемонии, мы согласились. Но нашим условием было признание событий той кровавой ночи преступлением государства, совершённым высшими чиновниками страны». В администрации ответили, что «Президент приедет и выступит на церемонии». А также предупредили, что будет объявлена минута молчания. «Мы сомневались, но решили прийти. 16 октября господин Макрон пожал мне руку. А я напомнила ему, что мы очевидцы тех событий. И нам важно, чтобы преступление государства было признано, и чтобы были названы виновники репрессий. Он мне не ответил. А через десять минут мы получили официальное коммюнике Елисейского дворца. К сожалению, нас ожидало полное разочарование».

Память о колониальном терроре

Историки, ассоциации, рабочие группы и политические партии также сожалеют, что Макрон был непоследователен. Что он не решился дать объективную оценку историческим фактам вопреки своим утверждениям.

«Правда об этом преступлении государства сегодня известна. Она частично признана политиками нашей страны. Однако, несмотря на ряд положительных моментов, мы ожидаем официального высказывание позиции государства. Нужно, чтобы были названы чиновники, политики и руководители полиции того времени, отдавшие приказ о репрессиях», – заявили в партии «Европа Экология Зелёные». Социалистическая партия также потребовала «осуждения президентом Республики того кровавого погрома и тех, кто его организовал или покрывал».

«Я прошу, чтобы Франция признала свою ответственность. Чтобы было официально объявлено: французская полиция, высшие чиновники и политики признаются виновными в преступлении государства шестьдесят лет назад. Ведь таким образом они опозорили Республику», –прокомментировал со своей стороны генеральный секретарь ФКП Фабьен Руссель.

Руссель также потребовал создать «независимую комиссию по расследованию тех событий с правом доступа ко всем официальным архивам и всем без исключения показаниям очевидцев. Тогда результаты её работы смогут пролить свет на колониальный террор, жертвами которого стали алжирцы во Франции». Он попросил «предоставить в Париже место для увековечивания памяти событий октября 1961 года в соответствии с постановлением Сената от октября 2012 года». Также он считает нужным «назначить день 17 октября 1961 года днём памяти жертв преступлений колониализма».

В западне охранителей

Левые называют произошедшее преступлением государства. Но правые, как всегда, стараются приуменьшить трагизм произошедшего и представить факты в другом свете. Так, например, депутат-республиканец (LR) Эрик Чиотти считает, что Эммануэль Макрон занялся «непристойной антифранцузской самобичующей пропагандой». «Криминализация нашей истории является ошибкой», – заявил другой депутат этой же партии Мишель Табаро. Президент совета региона Иль-де-Франс Валери Пекресс, в свою очередь, «предпочла бы, чтобы президент отдал дань памяти 22 полицейским, погибшим в терактах Фронта национального освобождения (ФНО)».

Тем, кто подзабыл историю, напоминаем. За несколько месяцев до окончания войны в Алжире, в то время как уже начались переговоры в Эвиан-ле-Бене, которые завершатся подписанием мирных соглашений, государственная полиция Мориса Папона занималась регулярными репрессиями и устраивала облавы, избиения и пытки в отношении алжирцев. ФНО, прекративший убийства полицейских, принял решение возобновить их. Морис Папон был твёрдо намерен продолжать эскалацию насилия. На похоронах одного из полицейских он пообещал: в ответ на один удар мы нанесём десять.    

В результате произошли кровавые события 17 октября. Их жертвами стали рабочие-мигранты, участвовавшие в мирной демонстрации против навязанного им дискриминационного комендантского часа. Не имея возможности защищаться, они попали в западню так называемых «правоохранителей». А ведь мстить невинным людям явно не входит в число их задач. В докладе Жана Жероними в 1999 году отмечалось, что полицейские репрессии совершались под прикрытием высших органов власти. Число погибших «североафриканцев», выловленных в Сене, росило на протяжении всего 1961 года. Но 17 и 18 октября оно достигло «пика».

Молчание президента раскалывает общество

«Макрон ограничился минимумом», – с сожалением сказал присутствовавший на воскресной парижской церемонии 80-летний Даабиа. «Мы не забудем 17 октября. В тот день государство совершило преступление!», – скандировали участники демонстрации. Также звучали и другие слова: «Государство приказало – Папон выполнил приказ!». Собралось около 3 000 человек, среди которых была молодая женщина Рим. Она не стала церемониться и прямо сказала: «Макрон даже не выступил. Ему плевать на нас. Церемония была совершенно формальной. Он думает только о предвыборном рейтинге». «Нельзя валить всю вину на Папона. Нужно набраться решимости и признать ответственность государства», – подытоживает член ассоциации и активист Камель. Он шёл в колонне до бульвара Сен-Мишель. Там участники церемонии остановились возле Сены, чтобы отдать дань памяти погибшим.    

Опубликовано 18/10/2021   

На ту же тему

Земмур выставляет кандидатуру
Готова ли Франция к борьбе с пятой...
Нехватка кадров в гостиницах и ресторанах
Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после...