Стоит ли бояться техногенных катастроф?

Несмотря на достигнутый за последние десятилетия прогресс в области управления промышленными рисками, остаётся множество проблем. В первую очередь они связаны с недостатком финансирования и нехваткой контрольно-измерительного оборудования на предприятиях. В связи с этим существуют потенциальные возможности для будущих техногенных катастроф. Таких, как, например, взрыв на химзаводе AZF в 2001 г., владельцы которого сэкономили на безопасности, а потом пытались скрыть факты своей халатности.
Стоит ли бояться техногенных катастроф?

21 сентября 2001 года на химическом заводе AZF в Тулузе прогремел взрыв. В результате погибли 31 человек, 2 500 были ранены, а тысячи людей пережили шок. Юридические процедуры по делу закончились только 18 лет спустя, в 2019 году. В итоге судьи подтвердили гипотезу, согласно которой взрыв произошёл в результате промышленной катастрофы, связанной со смешением химикатов, включая нитрат аммония. Иными словами, были нарушены условия хранения взрывоопасного вещества. При этом руководство AZF прилагало огромные усилия, чтобы уйти от ответственности.

В 2019 году, 26 сентября, случился пожар на заводе Lubrizol в Руане. В результате в общественной риторике вновь возникла прежняя тема. Поговорим о том, как сегодня обстоят дела с промышленными рисками. И следует ли опасаться новой катастрофы?

1. За двадцать лет технический регламент стал более содержательным.

Взрыв на заводе AZF стал триггером для профилактических мер в области промышленных рисков. Уже в 2003 году так называемый закон Башло (по имени бывшего министра здравоохранения Розлин Башло) обозначил некоторые контуры будущих изменений. Наряду с рядом других мер, он предусматривал введение планов предупреждения техногенных рисков (PPRT) с целью оптимизации управления процессом урбанизации в районе промышленных объектов категории Seveso (то есть находящихся под особым контролем государства в связи с «высоким порогом» риска). Также усилили управление исходными рисками. Лучше стали изучать и потенциальные опасности. Теперь изучают и планы управления при чрезвычайных ситуациях. А с 2015 года в этот список внесли предупреждения рисков, связанных с террористическими атаками.

Принятые за последние двадцать лет меры направлены не только на объекты категории Seveso. Согласно данным Национального института промышленной экологии и рисков (INERIS), на сегодняшний день около 500 000 предприятий относятся к числу тех объектов, которые представляют угрозу для окружающей среды (ICPE). 5,6 % из них должны получать специальное разрешение на функционирование. Также стал гораздо более строгим технический регламент, касающийся хранения нитрата аммония. Именно это химическое вещество стало причиной техногенной катастрофы на заводе AZF, а затем и взрыва в порту Бейрута в августе 2020 года.      

2. За последние пять лет количество промышленных аварий выросло на 20 %.

К каким выводам можно прийти через 20 лет? После периода стабилизации количество техногенных аварий и происшествий опять растёт.

«За пять лет их количество выросло на 20 %», – полагает Поль Пулен. Он является автором недавно вышедшей книги с шокирующим названием Tout peut exploser («Взорваться может всё»). На основе данных Бюро анализа промышленных рисков и загрязнений (BARPI) был составлен список техногенных аварий и происшествий, случившихся в 2019 году. И он подтверждает эту тенденцию, усиливающуюся с 2016 г. Особенно злополучным для объектов категории Seveso стал 2018 г. Тогда был отмечен рост на 48 % по сравнению с предыдущим, 2017 г. Среди них 5 аварий были признаны очень серьёзными.

2019 г. запомнился пожаром на заводе Lubrizol, который по классификации Seveso относится к числу объектов с высоким порогом опасности. Однако этим событием происшествия того года не ограничились. На объектах, не вошедших в перечень Seveso, в тот год зарегистрировали на 40 больше происшествий, чем в 2018 г.

Из-за эпидемии коронавируса в 2020 г. в развитии этой тенденции наметилась пауза. Однако события 2021 г. говорят о возможности возобновления роста происшествий. Так 15 мая из-за разгерметизации одного из котлов и утечки жидкого натрия произошёл пожар на целлюлозно-бумажном комбинате Fibre Excellence в Сен-Годенсе (департамент Верхняя Гаронна). 10 сентября сильный пожар вспыхнул на заводе Aubert & Duval в Памье (департамент Арьеж). На этом предприятии промышленной металлургии разрешается использовать до 47 тонн токсичных продуктов. При этом только три тонны отделяют его от включения в перечень Seveso в качестве объекта с низким порогом опасности.  

Однако основными событиями всё-таки остаются мелкие происшествия. «Но это ни в коем случае не должно служить поводом для спокойствия», – настаивает Поль Пулен. — Обычный пожар может привести к выбросу в атмосферу 200 химических веществ». Более того, у специалиста вызывает тревогу стремительное развитие новых секторов экономики, связанных с использованием водорода и процессов метанизации. Ведь именно эти вещества особенно взрывоопасны.

3. Сокращение кадров и недостаточный контроль.

Сразу же после катастрофы AZF было увеличен штат инспекторов на опасных объектах. Но это явление оказалось временным. «С 2007 г. наблюдается снижение количества проверок», – говорит Поль Пулен. Пожар на заводе Lubrizol подтолкнул к созданию 50 дополнительных рабочих мест для инспекторов. Однако этого по-прежнему мало. ПО оценкам INERIS, инспекция располагает 1 250 единицами эквивалента полной занятости для осуществления своих функций. Значит, обеспечивает работой 1 600 инспекторов. «На 500 000 предприятий, представляющих угрозу для окружающей среды по классификации ICPE – это капля в море», – продолжает Поль Пулен. «Проверка одного предприятия во Франции в среднем продолжается пять дней. Для сравнения, в Италии на это уходит двенадцать дней. А в Германии – двадцать дней», – отмечает он.

И это ещё не всё. Спустя восемнадцать лет после введения планов PPRT, не все они доработаны до конца. В Ассоциации организаций по контролю основных технических рисков (AMARIS) с сожалением констатируют, что часть планов аннулировали из-за нарушений формальных процедур. А в других случаях сложно отыскать необходимые для этого ресурсы. Установка двойных стеклопакетов или сооружение аварийных убежищ в жилых домах обходится недёшево. Работы, обусловленные близким расположением к объектам категории Seveso, на 90 % финансируются государством или местными территориальными органами. Но оставшиеся 10 % должны оплачиваться собственниками. А у них не всегда есть на это средства.              

Наконец, ухудшилась ситуация с нормативной базой и с системой мониторинга. В 2017 году правительство Эдуара Филиппа расформировало комитеты по гигиене, безопасности и условиям труда (CHSCT). Ещё один пример такого ухудшения – упрощение процедур выдачи экологических разрешений объектам, представляющим угрозу для окружающей среды (ICPE). Такое решение было инициировано с 2019 г. в соответствии с законом ASAP, направленным на ускорение и упрощение мер по предотвращению правонарушений.      

4. Недочёты в хранении нитрата аммония.

Пожар на заводе Lubrizol выявил многочисленные недочёты в системе государственных служб. В 2019 г. генеральный директор завода Эрик Шнур выступил в Сенате по приглашению специальной комиссии. Он указал на недостатки в анализе уровня опасности, предусмотренной техническим регламентом Seveso.

«Мы не можем оценивать риски, касающиеся инцидентов, которые могут произойти за пределами нашего предприятия. Мы контролируем чужие территории», – заявил он онлайн-изданию Actu Environnement. Дело в том, что анализ уровня опасности, проведённый на заводе в Руане, не учитывал риски, связанные с соседним предприятием Normandie Logistique. А там хранились 9 000 тонн различных химических веществ. 

С хранением нитрата аммония ситуация ещё сложная. Согласно отчёту, заказанному Генеральным комитетом по экономике (CGE) и Генеральным комитетом по экологии и устойчивому развитию (CGEED), Франция потребляет около 2,5 млн тонн аммиачной селитры. Она транспортируется различными способами, в том числе и через морские и речные порты. В морских портах строгий регламент. Поэтому рекомендации чиновников направлены на «улучшение обмена информацией об этих перевозках между администрациями объектов».

С речными портами всё обстоит сложнее. В отчёте обращается внимание на полную неразбериху.

«Генеральное управление инфраструктурными объектами, транспортом и морскими перевозками (DGITM) не в состоянии предоставить список тех портов, через которые перевозится аммиачная селитра», – отмечают эксперты. Тем не менее речные перевозки взрывоопасной аммиачной селитры были обнаружены в портах Меца, Нёв-Мезона, Страсбурга и Эльбёфа возле Руана. Тревогу чиновников вызывает один только порт Эльбёфа. Хотя нигде это не указывается, но там выгружают «ежегодно 17 000 тонн высокопроцентных аммонитратов. То есть такое же количество, что в нескольких морских портах».       

Новое расследование пожара на заводе Lubrizol.

26 сентября 2019 г 10 000 химических веществ горели на заводе Lubrizol в Руане. Этот завод принадлежит американскому мультимиллиардеру Уоррену Баффетту. 14 сентября 2019 н. компания стала фигурантом уголовного дела уже во второй раз. Её обвинили в «сбросе и (…) загрязнении пресных вод продуктами, причиняющими вред рыбе». Этот новый юридический этап может позволить вернуться к делу о санитарных последствиях катастрофы.

Спустя год после пожара многие люди по-прежнему жалуются на головокружения, кашель, боль в груди и бессонницу. Но в июле этого года в заключительной части санитарно-эпидемиологического расследования Минздрав всё списал на последствия раздражения и стресса. Видимо, чиновники не хотят расследования. По мнению президента Ассоциации пострадавших от пожара на заводе Lubrizol Симона де Карвало, это новое расследование «показывает, что имело место сильное загрязнение – вопреки тому, что нам говорили вплоть до настоящего времени. (…) Это опасно не только для рыбы, но и для человека». Секретарь Коллектива жертв пожара на заводе Lubrizol Кристоф Ольвиль добавляет к этому следующее: «Мы приветствуем новое уголовное дело, так как наши ассоциации не оставляют попыток доказать, что было серьёзное загрязнение».   

Опубликовано 21/09/2021

На ту же тему

20 % французов мёрзнут у себя дома
Стоит ли бояться техногенных катастроф?
Заботятся ли финансисты о климате?
Экологический блеф Марин Ле Пен