Земмур vs Меланшон: публичные дебаты

Полемист Эрик Земмур, много раз привлекавшийся к суду за свои высказывания, в полной мере раскрыл собственное особое видение того, чем является «французская идентичность». Также он продемонстрировал приверженность ультра-либеральным ценностям в вопросах экономики и экологии. Кандидат от «Франции непокорённой» Жан-Люк Меланшон представил своё универсалистское понимание «нации». Правда, свою предвыборную программу представил слабо. Дебаты смотрели 3,8 млн зрителей.
Земмур vs Меланшон: публичные дебаты

В четверг 23 сентября в 23.00 дебаты только закончились. Но СМИ уже вовсю обсуждали их содержание. Кто победил? Кто кого убедил? Но если и искать победителя, если таковой вообще был возможен в дебатах Меланшон-Земмур, то это BFM TV. Этот канал, принадлежащий Партику Драи, безусловно, выиграл. За полемикой кандидата от «Франции непокорённой» (ФН) и представителя ультраправых (ещё не кандидата, он ждёт «подходящего момента») следили 3,8 млн человек. Для сравнения, дебаты кандидата Валери Прекесс и Жеральда Дарманена (министр внутренних дел) заинтересовали 1,05 млн человек. Тем временем они проходили в тот же день и в то же время, но по каналу France 2.

Тем временем собеседники, о которых идёт речь здесь, оба могли выиграть. Однако обоим было что терять. Стоит сказать, что левое сообщество разделилось во мнениях о целесообразности подобных дебатов. Точнее, по поводу того, можно ли дискутировать с таким оппонентом. Как уже было сказано, Эрик Земмур пока не является официальным кандидатом от ультраправых. Но слухи об этом ходят. В частности, вопрос о нём теперь систематически задают в соцопросах. И он набирает в них порядка 10–11  %. И Земмуру было нужно войти в предвыборную гонку путём публичных дебатов с официальным кандидатом от признанной партии.

Национальная идентичность

Также полемист получил возможность распространить своё видение будущего страны, основанное на разжигании ненависти, перед новой аудиторией. И он воспользовался сполна этой возможностью. Вот отрывок из дебатов, который шёл бегущей строкой в эфире канала: «Франция в опасности? Иммиграция: спасение или погибель?» Этими фразами сопровождалось его выступление. Его идея проста. «Наплыв мигрантов» обрушивается на Париж каждые пять лет. Эти «якобы несовершеннолетние мигранты без взрослых ни несовершеннолетние, ни одинокие». А «Франция превращается в Ливан» и т.д.

Перед этим потоком ксенофобии Жен-Люе Меланшон пытается выставить концепцию креолизации Эдуара Глиссана. Но лидер ФН тоже преследовал две цели. Во-первых, Меланшон хотел повысить свой рейтинг. Ведь он на данный момент он составляет 8 – 9 %. Тогда как праймериз экологов оттянули на себя весь левый лагерь. И во-вторых, победить ультраправого кандидата. Ведь значительную часть своей карьеры он мечтал увидеть, как, по выражению «непокорённых», «лопается мыльный пузырь Земмур». «На протяжении всей своей истории во Францию приходили разные народы. На основании смешения их культур создавалось что-то новое. Креолизация – это интерпретация культуры, без того, чтобы одна доминировала над другой», — говорил Меланшон. И французская идентичность, и французский универсализм открыты разным культурам. И обмен так или иначе приведёт к борьбе противоположных точек зрения.

Действительно, не лучший способ поспорить с Земмуром. Хотя, надо сказать, лидер ФН всё же осадил оппонента в вопросе французских имён. Тот хотел, чтобы во Франции было запрещено носить иностранные имена. «Французское имя – это имя, которое носит француз», — сказал Меланшон.

Социально-политические предложения

Также Меланшон был лучше в обсуждении социальных и экологических проблем. Главным образом потому, что Эрик Земмур мало их проработал. В частности, при разговоре о вопросе безопасности полемист отрицал какую-либо связь между социальным благополучием и преступностью. Тогда как вот уже столетие социология доказывает обратное. «Нищета не имеет к этому никакого отношения. Есть бедняки, не становящиеся преступниками», — на полном серьёзе утверждал он. Вот ответ Меланшона: «Вот счастье-то! Конечно! Иначе ни меня, ни вас тут не было». «Преступность идёт не от преступности. Её причина – джихад», — сказал Земмур. Нужно отметить, что за подобные вызывания он уже привлекался к суду. То есть, разломали автобусную остановку – джихад. Стащили кошелёк в метро – джихад. Вам не придержали дверь – джихад. Везде сплошной джихад. Этим объясняется всё. И вот тут Жан-Люк Меланшон не преминул напомнить своему оппоненту, как тот комментировал теракты 13 ноября 2015 г. и 14 июля 2016 г. Тогда Земмур сказал, что «восхищается людьми, которые отдают свои жизни за убеждения, за это я и уважаю». Земмур не нашёлся, что ответить.

В отношении социально-экономических мер кандидат от ФН предлагает увеличение МРОТ до 1 400 евро. Тут полемист показал своё истинное лицо ультра-либерального консерватора, разделяющего позицию своих правых конкурентов. По его мнению, Франция сыта «этой социальной моделью, лежащей на ней мёртвым грузом». Государство, как он считает, вечно помогает гражданам. Ну и ещё мигранты отбирают деньги, куда же без них. Поэтому Земмур предлагает «снизить социальные выплаты» и налоги на производство. «Земмур высказал всё то, о чем мечтает Medef», — прокомментировал позже депутат от ФН Алексис Корбьер.

Экологические предложения

В вопросе экологии Жан-Люк Меланшон предлагает достигнуть точки бифуркации путём перезапуска экономики. Таким образом будут также созданы новые рабочие места. Земмур считает, что всё решат атомные электростанции. По его словам, во Франции никогда не было несчастных случаев на АЭС. То есть, о Сен-Лоран-лез-О в 1969 г. и Трикастене в 2008 г. он не слышал. Зато полемист выразился: «По поводу ветряков могу сказать только плохое». Конечно, ведь из-за них Франция зависит от Китая. Очень чувствительная тема как для ультраправых либералов, так и для правых консерваторов. Таким образом Земмур чётко показал, на чьей стороне находятся его политические симпатии.

Кто победил?

Тем временем у Меланшона в программе есть конкретные предложения. В частности, 32 часа рабочая неделя, пенсия с 60 лет, ограничение в разнице зарплат, национализация, политика занятости. Но он красноречиво умолчал о них. Хотя сложно повернуть разговор в эту сторону, если большую часть времени ведёшь спор об идентичности, иммиграции, исламе и безопасности.

Ну и, в итоге, стоило ли участвовать в этих дебатах? Польза от них ограничена. Каждый из оппонентов считает победителем себя. Зато настоящими проигравшими оказались журналисты. Ведущие не сумели грамотно смодерировать дебаты.  Об этом свидетельствует и то, как механизм факт-чекинга BFM TV запутался в цифрах, даже не учтя теорию заговора Земмура о «великом замещении». В общем и целом, ещё многое предстоит сделать в борьбе с коричневой чумой.

Опубликовано 24/09/2021

На ту же тему

Марокко подал в суд на «Юманите»
ЦРУ планировало убить Джулиана Ассанжа
«Не виноватые мы»: доклад глав Пентагона по...
Всеобщая протестная акция 23 сентября: соцработники