Австралийские подводные лодки в мутных водах

Предоставляя Австралии свои технологии производства атомных двигателей, США усиливают свои присутствие и давление в Южно-Китайском море. Тем временем Пекин рассматривает эту территорию как зону своих прямых интересов. Франция также рассчитывала играть там определённую роль, но оказалась за бортом геополитических раскладов.
Австралийские подводные лодки в мутных водах

Непосредственная цель произошедших действий не названа. Тем не менее все понимают, на кого они направлены. В официальном коммюнике нового партнёрства в сфере безопасности Aukus слово «Китай» нет. Однако всё очевидно. Джо Байден решился таким образом на решительный шаг в соперничестве между Вашингтоном и Пекином. Aukus – аббревиатура по первым буквам « Australia, United Kingdom and United States ». Речь идёт о «совместной приверженности международному порядку, основанному на определённых правилах». А также об «усилении дипломатической безопасности и кооперации в сфере обороны» для «противостояния вызовам XXI века».

Амбиции нового НАТО

Очевидно, что формулировки намеренно довольно туманны. Но от этого не менее агрессивны. На самом деле основной пункт изложен в нескольких строках: «основываясь на нашей общей истории морских демократий, мы обязуемся поддержать Австралию в общем стремлении в приобретении подводных лодок с атомными двигателями». Иными словами, США и Великобритания отводят полтора года для достижения Австралией соответствующего технологического уровня. Ранее США делились технологией атомных двигателей только с одной страной – как раз с Великобританией, в 1958 году. «Это важнейшее решение. Оно на поколения вперёд свяжет Австралию, США и Великобританию», – прокомментировал один высокопоставленный чиновник Белого дома в изложении информагентства AFP.

«Мы приняли решение не продолжать программу подводных лодок класса Attack. Иными словами, мы выбираем иной путь. Это не изменение мнения, а изменение потребностей», – объяснил австралийский премьер-министр Скотт Моррисон. Таким образом он обосновал расторжение договора с французской Naval Group, предлагающей только неатомные двигатели. Однако австралийский лидер заверил, что его страна подписала договор о нераспространении ядерного вооружения. Поэтому она не стремится приобрести атомное оружие или построить гражданские атомные мощности.

Логика холодной войны

Международная кампания за ликвидацию ядерного оружия (ICAN), получившая в 2017 году Нобелевскую премию мира, также критикует это решение. По их мнению, оно «идёт не в том направлении и в плохо выбранный момент». Благодаря этой технологии австралийские подлодки вскоре смогут патрулировать Южно-Китайское море, которое Пекин считает своей собственностью. Вдобавок атомные двигатели обладают двойным преимуществом: неограниченным передвижением и бесшумностью. В связи с этим подлодки практически невозможно обнаружить. Китай отлично разгадал смысл такого манёвра и отреагировал. Китайское посольство в США заявило о «логике холодной войны», которой придерживаются американское правительство.

Aukus означает неуклонное следование Канберры линии Вашингтона. Нет никаких сомнений в том, что сказалось давление администрации Байдена. Прошло всего лишь несколько недель после полного вывода Вооружённых сил США из Афганистана. И вдруг сразу обострение отношений в стратегической конкуренции с Китаем. Причём вместе с союзниками. Великобританией, которая установила со своим давним союзником ещё более прочные отношения после её выхода из Евросоюза. А также с  Австралией, пробующей роль лучшего партнёра в зоне границы Индийского и Тихого океанов.  Вслед за этим историческим соглашением, 24 сентября президент США, почти не выходя из сна, собрал в Вашингтоне премьер-министров Австралии, Индии и Японии, возобновив четырёхсторонний диалог по безопасности (QUAD).

Стратегический враг на востоке

Этот новый этап полностью соответствует логике азиатского «разворота». Данное направление Барак Обама выбрал с 2011 года. Его цель состояли в переориентировании внешней политики США на восточную Азии для сдердивания роста могущества Китая. «Среди американских политических элит существует широкий консенсус по одному вопросу. А именно, что нынешний и, главное, будущий вызов будет заключаться в решении дилеммы: управлять миром вместе с Китаем или в соперничестве с ним? С их точки зрения, эта страна стала слишком богатой и слишком могущественной слишком быстро», – отмечал профессор кафедры международных отношений в Американском университете Парижа Филипп Голюб в интервью «Юманите». «По мнению Вашингтона, этот вызов имеет экономический, технологический и, возможно, геостратегический характер. Ведь экономическое развитие неизбежно предполагает развитие военного потенциала. Амбиции Китая не охватывают весь мир. Но в восточной Азии они очевидны. Американские элиты хотят убедиться, что Китай не потеснит США в качестве главного гаранта равновесия в этом регионе» — продолжает он.    

Разбитые интересы Франции

Итак, эпицентр главного конфликта XXI века находится в Южно-Китайском море. Франция рассчитывала играть здесь определённую роль. До тех пор, пока Канберра не перемешала все карты, обнулив стратегические амбиции Парижа в этой части мира. С 19 января, после обращения к Вооружённым силам Франции, президент Макрон заявил о коренном изменении в стратегии сдерживания второй мировой державы. Вплоть до этого времени «свобода навигации» возле рифов обеспечивалась обычными сторожевыми фрегатами. Эти рифы были «осушены» Пекином. Также они являются стратегической для мировой торговли, но перегруженной зоной. В начале года туда была отправлена ядерная ударная подводная лодка Émeraude. США, как и Франция, в последние годы стали чаще проводить совместные учения с соперниками Пекина в этом регионе.

Естественно, Китай воспринимал такую демонстрацию силы как провокацию. В июне, выступая перед Национальной ассамблеей, начальник штаба ВМС адмирал Пьер Вандье отмечал следующее: «Теперь, с самого захода в Южно-Китайское море, в то время как мы находимся в международном морском пространстве, нас регулярно очень близко сопровождают китайские военные корабли».

Богатый источник ресурсов

В 2020 году в докладе Пентагона выражалось беспокойство по поводу того, что корпус Военно-морского флота Народно-освободительной армии Китая (ВМФ НОАК) «превосходил US Navy (Военно-морские силы США) по количеству военных кораблей». В распоряжении китайцев находилось 350 надводных кораблей и подводных лодок против 293, имеющихся в распоряжении американцев. За пять лет Пекин провёл молниеносную модернизацию своего флота, хотя так и не достиг американской технологической мощи. Но, как полагают эксперты, это только вопрос времени. С 1980-х годов Китай развивает концепции «активной обороны в ближних морях», а затем и «военных операций в дальних морях». Южно-Китайское море, по словам географа Франсуа-Ксавье Бонне, «пересечёно глубокими подводными каньонами. Они являются своеобразными автомагистралями для подводных лодок». Сами воды богаты рыбой, а также обладают значительными нефтяными и газовыми ресурсами.

Пекин требует признания исторической и юридической законности в этих водах. Однако здесь имеют свои амбиции Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Малайзия и Бруней. Как говорит адмирал Пьер Вандье, «Китай хочет переформатировать международные правила. А затем выйти из того состояния, которое ему не подходит. В море он преследует конкретную цель – расширение своего пространства. […] Хотя войны не хочет никто, многие хотят изменить расклад сил. Поэтому вопрос заключается в том, можно ли изменить расклад сил без войны».  

После впечатляющего заявления Скотт Моррисон адресовал китайскому президенту Си Цзиньпину «открытое приглашение» к диалогу. Речь идёт о дискуссии, в которой Австралия, будучи, по выражению Теодора Рузвельта, плацдармом США в этом регионе, может теперь участвовать с «большой дубинкой». В данном случае в виде подводных лодок, способных приближаться к китайским берегам. А, следовательно, и к Тайваню.  

Опубликовано 17/09/2021

На ту же тему

Марокко подал в суд на «Юманите»
ЦРУ планировало убить Джулиана Ассанжа
«Не виноватые мы»: доклад глав Пентагона по...
Всеобщая протестная акция 23 сентября: соцработники