Откуда берутся антипрививочники

Многие французы становятся антипрививочкниками из-за рефлекса недоверия к властям. Таково мнение врача, члена профсоюза Андре Гримальди. Ведь правительство нередко озвучивает антинаучные идеи. Введение санитарных паспортов и всеобщая вакцинация, по мнению специалиста, правильные меры. Но увольнения и отказ в медицинском обслуживании на основании отсутствия прививки – произвол со стороны власти.
Откуда берутся антипрививочники

Тем временем больницы заморских департаментов и территорий Франции задыхаются от потока заболевших. В самой Франции при этом распространяется дельта-штамм коронавируса. Несмотря на это Эммануэль Макрон отменяет ограничения, направленные на борьбу с ковидом, и превращает вакцинацию в инструмент политики. Ситуацию анализирует почётный профессор парижской больницы Питье-Сальпетриер и основатель коллектива медработников Inter-hôpitaux.

Врач-диабетолог Андре Гримальди полагает, что введение санитарных пропусков является разумной мерой для замедления эпидемии. Тем не менее, использование вакцинации правительством в политических целях превратило инструмент борьбы с ковидом в орудие раскола. В условиях, когда ослабленные предыдущими волнами эпидемии больницы снова оказались в трудном положении, такая стратегия может иметь катастрофические последствия.

Вот уже несколько недель на Гваделупе медработники столкнулись с новой мощной волной эпидемии коронавируса. Из-за нехватки мест они вынуждены отказывать в госпитализации многим тяжёлым больным. Что вы можете сказать об этой ситуации? 

Даже не будучи специалистом по Гваделупе, можно назвать несколько факторов, объясняющих эту ситуацию. Прежде всего, это результат предшествующей государственной политики. Впрочем, она проводилась во всей Франции. Но на Гваделупе она привела к ещё более катастрофическим итогам. Важно отметить ещё один факт: среди жителей Гваделупы вакцинированных гораздо меньше, чем в континентальной Франции. Одна из причин низкого уровня вакцинации – недоверие, возникшее после скандалов в сфере здравоохранения на архипелаге.

В частности, скандал с использованием хлордекона. Это противопаразитарное средство, которое вызывает рак простаты. При этом в 2019 году Эммануэль Макрон заявлял, что нет оснований считать его канцерогеном. Тогда как уже на тот момент имелись однозначные научные доказательства обратного. В итоге Франция опоздала на три года с запретом использования хлордекона.

Закономерным результатом подобных заявлений политиков стало то, что у людей создаётся впечатление, что им лгут. Дело в том, что общественное здравоохранение требует доверия. В эпидемии коронавируса поворотным моментом стала история с масками. Многие верили публичным заявлениям политиков. До тех пор, пока правительство не стало уверять, что маски бесполезны и даже опасны. Французы поняли, что их принимают за идиотов. Это и стало поворотным моментом.  

Больницы архипелага находятся в плачевном состоянии. Не хватает материалов или они ненадлежащего качества. Чем это можно объяснить?

В больницах Гваделупы происходит то же самое, что и в других французских департаментах. Но только хуже. Это результат предшествующей десятилетней политики, которая проводилась как в заморских, так и во всех остальных департаментах. Со времён кризиса 2008 года эта политика заключалась в сокращении расходов на общественное здравоохранение и в урезании средств, выделяемых больницам. Иными словами, в их удушении. Тарифы регулярно снижались, были сокращены и инвестиции. А ведь это имеет самые драматические последствия для будущего. Также прошло сокращение штата медработников. Работникам не прибавляли зарплаты, не создавали новые рабочие места. Количество сотрудников за десять лет увеличилось только на 2 %, включая административные отделы. Тем временем нагрузка возросла на 15 %.  

Незадолго до эпидемии коронавируса мы получили очень точное представление о состоянии больниц. Это должно было заставить правительство задуматься. В ноябре 2019 года мы пережили эпидемию бронхиолита. Она была ожидаема и привычна. Потому как бронхиолит возвращается каждый год. Но больницы Парижского региона были уже тогда переполнены. Больных детей десятками увозили за двести километров от Парижа. Этот прецедент должен был послужить сигналом тревоги и предупредить о том, что могло произойти в случае неожиданной эпидемии. Но мер так и не приняли.

В самом начале эпидемии правительство заявило о принятии ряда мер. На деле это проявилось в виде реформы здравоохранения (Ségur de la santé). Дало ли это какие-то результаты?

Реформа здравоохранения Ségur de la santé учла положение с заработными платами. На улучшение материального положения медработников было выделено 8 млрд евро. Но, по данным данным Организации экономического сотрудничества и развития (OCDE), их зарплаты по-прежнему ниже среднего уровня. Этим дело и ограничилось. Что касается политики, то никаких перемен не произошло. Напротив, последовали новые лживые заявления. Президент заверил, что в ближайшие недели примет «решительные меры» по изменению ситуации. При этом сразу же после начала реформы здравоохранения премьер-министр просто указал на то, что правительство правильно оценила масштаб проблемы и выбрало верную стратегию. Теперь нужно только ускориться. Поэтому создалось впечатление, что своими пылкими речами президент намеренно ввёл людей в заблуждение. То есть, создал иллюзию перемен. Но, по сути, всё осталось, как прежде.     

Как вы бы охарактеризовали позицию правительства и Эммануэля Макрона на сегодняшний день?

В своём выступлении 12 июля Макрон совершил крупную политическую ошибку в отношении общественного здравоохранения. Именно тогда он объявил об обязательной вакцинации для медработников и введении санитарных пропусков. Примечательно, что, объявив о принятии двух радикальных мер, он начал излагать свою собственную политическую программу. То есть, заговорил о пенсиях и реформе социального обеспечения по безработице. Можно было попытаться сплотить народ, выразим поддержку медработникам, как это было во время первой волны эпидемии. Вместо этого он приступил к изложению своей политической программы. В результате на сегодняшний день отказ от вакцинации многими воспринимается как форма протеста политике правительства.   

Более того, имеет место смешение органов системы здравоохранения и государственной власти. Научный совет назначил президент – несмотря на существование компетентного Высшего комитета общественного здравоохранения. То же самое относится и к «Мсье Вакцина» – известному учёному-иммунологу Алену Фишеру, глава правительственного Совета по вакцинации. Доходит до того, что, когда член научного совета выступает с заявлениями, людям не понятно, является ли он экспертом от здравоохранения или правительственным чиновником. Противника вакцины попали в фантастическую ловушку, воспринимая вакцинацию как политический инструмент. А ведь вакцина не имеет никакого отношения ни к правым, ни к левым, ни к центристам.     

Нынешние протестные акции медработников – особенно в континентальной Франции – связаны главным образом с отказом от принудительной вакцинации. Люди также возражают против обязанности иметь санитарный пропуск для оказания несрочной медицинской помощи. Вы разделяете это недовольство?

Я за обязательную вакцинацию для медработников по одной простой причине: первое этическое правило медработников – не навредить. К тому же, медработников уже были обязаны прививаться от гепатита B. Так что ничего нового в этом нет. Но есть и другое этическое правило. Оно заключается в том, что недопустимо отказывать людям в оказании медицинской помощи, если они не вакцинированы по какой бы то ни было причине.  Тем более, что для посещения госпитализированного родственника или операции всегда можно сделать тест на наличие антител, даже без вакцины. Однако я не считаю это посягательством на свободу.    

Солидарны ли вы с участниками протестных акций, требующих отмены санитарных пропусков?

Дело в том, что я выступаю за введение санитарных пропусков. По-моему, это эффективный способ оказать давление в пользу вакцинации. И в этом нет ничего предосудительного. Но настоящая проблема заключается в сфере их применения и в строгости наказания. Недопустимо увольнять на основании отсутствия пропуска. Также рискованно перекладывать на владельцев баров обязанность проверять санитарные пропуски у клиентов на террасе их заведений. Тем не менее это детали. Ведь сама идея введения санитарных пропусков направлена на то, чтобы подтолкнуть людей к вакцинации. И мне она кажется мне совершенно оправданной. Прививка – единственное средство против коронавируса на сегодня. А эффективность санитарных пропусков доказана на деле. Благодаря принуждению люди массово пошли вакцинироваться. Было бы наивно считать, что к вакцинации можно подтолкнуть убеждением в условиях такого недоверия к политике государства.  

Опубликовано 20/08/2021

На ту же тему

Карлес Пучдемон арестован в Италии
Всеобщая забастовка 5 октября
Состояние мест лишения свободы во Франции
Шахтёры Лотарингии выиграли суд у государства