Правда и мифы о вакцинах против ковида

Неизвестно, что находится в вакцинах. Они меняют генотип человека, были разработаны слишком быстро, ещё не прошли фазу испытаний. А ещё имеют кучу нежелательных последствий, побочных эффектов и убили в Европе 18 тыс человек. Эти и другие мифы о вакцинах разбираем в статье.
Правда и мифы о вакцинах против ковида

Побочные эффекты? Риски? Эффективность от новых штаммов? По-прежнему остаётся много вопросов, подпитывающих сомнения по поводу вакцинации. Вот десять верных или ошибочных утверждений, которые помогут отделить мифы от реальности на основе новейших научных фактов.

1. Неизвестно, что находится в вакцинах

НЕВЕРНО. Состав сывороток отлично известен. Активным веществом вакцин, разработанных фармацевтическими компаниями Pfizer/BioNTech и Moderna, является матричная рибонуклеиновая кислота – мРНК. Эта технология, получившая название «вакцины на основе нуклеиновой кислоты». Поскольку это новая технология, она вызывает немало вопросов и опасений. О чём именно идёт речь? Следует знать, что РНК – это вещество, входящее в состав клеток живых организмов естественным образом. Оно «служит для производства белков, необходимых для нормального функционирования организма». Так объясняют это в Национальном институте здоровья и медицинских исследований (INSERM). 

Как напоминает директор научных исследований Национального института и специалист по РНК-вакцинации Брюно Питар, действие всех вакцин основано на одном и том же принципе – «введении в организм малых доз возбудителя заболевания (вируса или бактерии) или его фрагментов для активации иммунной системы и её подготовки к отражению будущих атак». В случае вакцин Pfizer и BioNTech вводятся молекулы мРНК – синтезированная копия нити генетического кода вируса, а не самого вируса в отличие от обычных вакцин. Эти молекулы будут стимулировать производство белка Spike, который запустит выработку антител. Эта мРНК заключена в липидную капсулу, которая защищает её от всевозможных повреждений. Также она облегчает проникновение в цитоплазму клетки.

Что касается вакцин фармацевтических лабораторий AstraZeneca и Johnson & Johnson, то они основаны на аденовирусном векторе. Речь идёт об использовании ослабленного вируса для транспортировки небольшого фрагмента ДНК коронавируса в наше тело. Он учит его защищаться.

2. Молекулы мРНК-вакцины изменяют генотип человека.

НЕВЕРНО. «Молекулы мРНК не способны проникать в ядро клеток и контактировать с ДНК. Ни при каких обстоятельствах молекулы мРНК не могут изменять наш геном». Так утверждает профессор медицинской фармакологии Центра клинических исследований при университетской больнице (CHU) в Лилле Доминик Депланк. К тому же, «присутствие этой мРНК в нашем организме очень краткосрочно. Это значит, что она быстро исчезает после введения». Она делает только то, что нужно, стимулируя иммунную систему к реакции в случае «естественного» инфицирования вирусом. Затем она выводится организмом. Такая двусмысленность объясняется тем, что существуют «микро-РНК, которые могут взаимодействовать с ДНК. Но это не одни и те же молекулы, уточняет профессор Депланк.

«Как во многих различных теориях, в этих догадках есть небольшая доля правды. Однако она порождает столько домыслов, что неизбежно возникают сомнения».    

3. Вакцины были разработаны слишком быстро.

НЕВЕРНО. В обычное время для разработки вакцины требуется от восьми до пятнадцати лет. Вакцины против ковида были разработаны за полтора года! Такая оперативность объясняется многими причинами. Технология мРНК считается революционной Но, на самом деле, она была известна задолго до начала эпидемии. Работа в этом направлении велась учёными уже несколько десятилетий. «Предыдущие эпидемии Sars-CoV-1 в 2002 и 2003 году и Mers-CoV в 2012 году позволили разработать похожие вакцины», – отмечает профессор Депланк.

«Проводились многие клинические испытания с участием человека. А именно тестировали вакцины от инфекционных заболеваний (ВИЧ и вирус Зика). Что касается экспериментальной вакцины против вируса Эбола, то мы уже были на первом этапе клинических испытаний», – добавляет иммунолог, директор департамента научной работы Национального центра научных исследований (CNRS). Также она руководит отделом «проникновения ВИЧ-инфекции через слизистые оболочки и слизистого иммунитета» в парижском Институте Кошен Морган Бомсель. С марта 2020 года вместе со своими коллегами она работает там над изучением вируса Covid-19.

Именно этими предшествующими исследованиями и накопленным опытом объясняется, почему первые клинические исследования по Covid-19 проводились уже начиная с марта 2020 года.

«Более того, в 2020 году мы уже обладали достаточной технологической зрелостью, чтобы быстро разобраться в природе этого вируса», – продолжает Доминик Депланк.

Наконец, скорость распространения эпидемии и количество заболевших позволили ускорить проведение этапов клинических испытаний. «У нас было много добровольцев, которые хотели участвовать в клинических испытаниях», – уточняет профессор медицинской фармакологии.

«Скорость циркуляции вируса среди населения позволила получить достоверные результаты раньше», – подтверждает Морган Бомсель.      

Также сократили административные сроки. Иными словами, «формальные процедуры подтверждения данных клинических испытаний проходили в режиме реального времени. Поэтому мы могла выиграть время». Следует также заметить, что ещё никогда не выделялось так много средств на проведение подобных исследований. При этом деньги вкладывали как частные фармацевтические лаборатории, так и государство. 

4. Вакцина по-прежнему находится в фазе испытаний.

ВЕРНО и НЕВЕРНО. Верным является утверждение, что вакцины от ковида по-прежнему находятся в фазе испытаний. Несмотря на их разработку и производство в рекордно короткое время, все они прошли три фазы обязательных клинических испытаний. Они получили так называемое «условное» регистрационное удостоверение (AMM). И эта «условность» стала поводом для всевозможных домыслов. Однако такой тип регистрационных удостоверений существует давно. «Продлеваемое условное регистрационное удостоверение разрешает использование лекарств, которые отвечают неудовлетворённой медицинской потребности, ещё до того, как поступят долгосрочные данные, касающиеся их эффективности и безопасности», – уточняют в Национальном агентстве по безопасности лекарственных препаратов (ANSM).

Верно и то, что фармацевтические лаборатории взяли на себя обязательство продолжить дополнительные клинические испытания третьей фазы. Так вплоть до 27 октября 2022 года продолжит исследования Moderna. А до 31 января 2023 года – Pfizer). Они позволят выяснить, какой точно будет природа иммунного ответа в результате вакцинации. Это обычная процедура при разработке лекарств, в частности, необходимая для оценивания соотношения возможных рисков и пользы. Как считают в ANSM, эти исследования дадут, в частности, уточнённые данные  «о сохранении или снижении иммунного ответа с течением времени, эволюции эффективности вакцины спустя несколько месяцев после прививки, необходимости повторной вакцинации, эффективности вакцин в зависимости от штаммов и частоте нежелательных последствий».   

5. Придётся ревакцинироваться каждые полгода.

НЕИЗВЕСТНО. «Ещё слишком рано утверждать, будет ли польза от третьей дозы или нет, – считает Морган Бомсель. – Всё будет зависеть от устойчивости иммунного ответа. А информация об этом появится у нас не сразу». «Но, по мнению иммунологов, – продолжает Доминик Депланк, – похоже, некоторые сигналы свидетельствуют о том, что мРНК-вакцины индуцируют долгосрочный иммунный ответ». Зато третья доза уже сейчас рекомендуется тем людям, иммунная система которых ослаблена некоторыми патологиями (трансплантация органов, почечная недостаточность).

Также ведутся исследования, касающиеся дополнительной терапии по укреплению иммунитета. А именно разрабатывается интраназальная вакцина в виде спрея (для носа). «В качестве дополнения к инъекционной вакцине, такой спрей обеспечит активацию местного иммунитета, который станет препятствием для вируса», – отмечает профессор Депланк.

В свете улучшения иммунного ответа также встаёт вопрос комбинирования (так называемая гетерологичная вакцинация – то есть вакцинация двумя разными вакцинами).

В двух недавних исследованиях, опубликованных в журнале Nature, утверждается, что комбинирование AstraZeneca и мРНК-вакцины (Pfizer или Moderna) «увеличивает титры антител в два раза» по сравнению с вакцинацией двумя дозами одной и той же вакцины. Главное, что вакцинация двумя препаратами сохраняет и даже увеличивает свою эффективность по отношению к различным штаммам. Результаты другого исследования, проведённого в Южной Корее, подтверждают эти же выводы.

6. Никогда не было так много нежелательных последствий.

НЕВЕРНО. Как и в случае любого приёма лекарственных препаратов, вакцинация может вызвать нежелательные последствия. «В этом нет ничего удивительного. Вакцина стимулирует иммунную систему. То, что иммунная система реагирует – это нормально. Некоторые люди почувствуют более или менее выраженные последствия. Всё зависит от их индивидуальных особенностей», – добавляет директор департамента научной работы CNRS Морган Бомсель. Повышение температуры, головные боли, усталость, недомогание или кожные реакции в месте укола и т. д. В большинстве случаев побочные реакции не представляют угрозы для здоровья и быстро проходят. Чаще всего речь идёт о симптомах лёгкого гриппа, которые исчезают в течение одного-двух дней. Также относительно часто имеют место аллергические реакции, изменение артериального давления или нарушения сердечного ритма.

Самые опасные реакции «отмечаются крайне редко по всем вакцинам общим образом. Они встречаются лишь у нескольких человек среди миллионов вакцинированных. А на данный момент полностью вакцинированы от Covid-19 более половины французов», – напоминает Морган Бомсель. Эти данные подтверждаются в недавнем отчёте Национального агентства по безопасности лекарственных препаратов (ANSM). В нём речь шла о мониторинге нежелательных последствий вакцинации от ковида. В итоге, помимо случаев атипичного тромбоза, связанных с вакциной AstraZeneca (56 зарегистрированных случаев, 13 из которых закончились смертью на 7 411 000 вакцинаций), самые опасные реакции касаются воспалительных поражений (миокардит и перикардит). Они отмечались у пациентов, вакцинированных как мРНК-вакциной, так и AstraZeneca.  

Но в подавляющем большинстве случаев эволюция состояния здоровья пациентов была «благоприятной».

«Клиническая картина имеет позитивную динамику. При этом побочные эффекты имеют временный характер и проходят быстро и бесследно для сердечной мышцы», – уверяет профессор Депланк.

Что касается   вакцины Janssen, то в Европейском агентстве лекарственных средств (EMA) «полагают, что существует возможная связь (…) со случаями синдрома Гийена-Барре». «Во Франции с начала наблюдения были зарегистрированы 4 случая, 3 из которых имеют благоприятный прогноз. Но они не являются поводом для пересмотра соотношения возможных рисков и пользы при вакцинировании», – сообщают представители санитарного агентства. Также они утверждают, что «большинство нежелательных последствий было ожидаемо, и они не представляют опасности для здоровья».

«Если взвешивать все «за» и «против», то перевес явно будет в пользу вакцинации», – подытоживает Морган Бомсель.

7. Прошло недостаточно времени для оценки отсроченных побочных эффектов.

НЕВЕРНО. КОнечно, нулевого риска не бывает. Однако история не знает ни одной вакцины, которая давала бы серьёзные побочные эффекты, выявленные надзорными органами спустя два-три месяца после введения. На сегодняшний день самые серьёзные и – крайне редкие – риски краткосрочны. Так, наблюдались случаи атипичного тромбоза через 28 дней после вакцинации AstraZeneca. «Эта новая технология пока не продемонстрировала серьёзных отсроченных нежелательных эффектов. И они маловероятны, если судить по другим вакцинам», – уверяет Морган Бомсель. Однако она допускает, «что необходимое для оценки время ещё не прошло. А страхи развеиваются, когда видишь миллиарды вакцинированных людей».

Доминик Депланк более категоричен и отвечает вопросом на вопрос: «Я знаю, что люди боятся отсроченных нежелательных эффектов. Но о чём они вообще говорят? О нескольких неделях, полугоде, годе, пяти, десяти годах? Как связать медицинское событие с прививкой, сделанной за несколько лет до него?»

8. Вакцина убила тысячи людей.

НЕВЕРНО. В статьях, пересылаемых в соцсетях, утверждается, что вакцинация от коронавируса повлекла более 15 000 смертей в Европе. Некоторые сайты пишут о 18 000. Но это ошибочное утверждение. Речь идёт о нежелательных последствиях, «возможно» связанных с использованием лекарств, отмеченных в европейских базах данных фармрегулятора. Эти эффекты не должны рассматриваться как подтверждённая связь между введением вакцины и наступившей потом смертью. 

ANSM подчёркивает: эти цифры «необязательно означают, что описываемые события [смерти] были вызваны вакциной». По мнению профессора Депланка, «для доказательства того, что некоторый подозреваемый эффект действительно был вызван определённым лекарством, недостаточны единичные случаи побочных эффектов. Например, у привитого пациента может случиться инсульт. Если он от него умрёт, то это не связано с вакциной».

9. Вакцины неэффективны против штаммов.

НЕВЕРНО. «Ни одна вакцина не защищает на 100 %», – напоминает Высшее ведомство по здравоохранению (HAS). Как подчёркивает эпидемиолог Антуан Флао, бывают «уклонения от иммунного ответа на вакцину. Это значит, что привитые люди подхватывают вирус и могут даже иметь осложнения, умереть». Но вакцины, в частности, от Pfizer et Moderna, показали эффективность в 95% на солидной выборке.

Это на практике означает, что вакцинированный человек рискует на 95 % меньше заразиться коронавирусом. В частности, с проявлением симптомов, из-за которых он, возможно, окажется в больнице. Согласно исследованию, опубликованному в The Lancet в мае 2021 года, вакцина от Pfizer эффективна на 95,3 % против Sars-Cov-2, на 97,2 % помогает избежать госпитализации и на 96,7 % – смерти у пациентов, после семи дней после введения второй дозы. «Имеющиеся вакцины сохраняют свою эффективность против всех штаммов», – делают вывод в INSERM.

10. Привитые могут заболеть или быть переносчиками вируса.

ВЕРНО. «Когда вы привиты, вы не рискуете заразить окружающих», – заявил министр образования Жан-Мишель Бланке 28 июля. Двумя неделями ранее премьер-министр Жан Кастекс также утверждал, что вакцинированные люди «больше не заразятся». Ошибочные утверждения, поскольку заражение возможно. Согласно докладу статистического ведомства (DREES), 6 % новых случаев заражений, зафиксированных с 28 июня по 4 июля во Франции, приходятся на полностью вакцинированных людей, которые способны заражать других.

Кроме того, передача вируса также возможна. Недавно директор Центра по профилактике и контролю болезней Рошель Валенски рассказала New York Times о результатах исследования. По её словам, даже полностью вакцинированные, проявляющие или нет симптомы коронавируса дельта, люди имеют значительную вирусную нагрузку в носоглотке. Поэтому так же заразны, как и не вакцинированные. Этого не случалось при прежних штаммах.

Стоит напомнить доказанный факт, что вакцина защищает от тяжёлого течения заболевания. Новое национальное исследование, проведённое с 31 мая по 11 июля во французских ковидных больницах и реанимациях, показало, что 85 % пациентов были не привиты.

Опубликовано 04/08/2021

На ту же тему

Карлес Пучдемон арестован в Италии
Всеобщая забастовка 5 октября
Состояние мест лишения свободы во Франции
Шахтёры Лотарингии выиграли суд у государства