Французские больницы в условиях четвёртой волны

Францию накрыла уже четвёртая волна коронавируса. Изменилось ли что-то в больницах и отделениях скорой помощи? Конечно: в 2020–2021 гг. прошли беспрецедентные сокращения персонала. «Неожиданно» выяснилось, что работать врачам стало сложнее. Временные отделения, открытые ранее, теперь повсеместно закрываются. Так что во Франции есть территории, где медицинскую помощь заболевшие могут получить с трудом. Денег на больничные койки у государства нет. Зато нашлись средства платить контролёрам ковидных паспортов. А медперсонал в центрах вакцинации получает почти вдвое больше, чем в больницах.
Французские больницы в условиях четвёртой волны

Никогда такого не было, и вот опять. Четвёртая волна Covid-19 свирепствует в стране. При этом отделения скорой помощи просят оказать им поддержку. Приведём пример Сарла, Сен-Назера, Мартига и Фалеза. По словам врачей и медсестёр, нехватка кадров ощущается особенно остро. Нет людей, поэтому закрываются как дневные, так и ночных временные отделения. Спустя больше года после реформы здравоохранения (Ségur de la santé) в государственных больницах отток кадров только усилился. При этом престиж профессии по-прежнему низок.

По оценкам Французской федерации больниц (FHF), проверки санитарных пропусков в медицинских учреждениях будут обходиться в 60 миллионов евро в месяц. Удивительно, что на это деньги нашлись. А на то, чтобы увеличить бюджеты больниц и дать возможность всем оказать медицинские услуги – нет. Медперсонал грозит, что люди начнут увольняться от отчаяния. И тогда ситуация ухудшится, а последствия будут катастрофическими.    

Сарла. Лето по лезвию бритвы

В департаменте Дордонь ситуация близка к катастрофе. Врачей в неотложке нахватает. Поэтому придётся закрыть это отделение больничного центра Жан-Леклер в Сарла на два дня. Но префект требует продолжать работать. Ведь это туристическая часть Франции. Так что люди приезжают смотреть на катарские замки. В связи с этим в летний период количество людей увеличивается в шесть раз.

«Мы оказались в безвыходном положении. Это худшая ситуация за двадцать лет», – уверяет делегат ВКТ (Всеобщая конфедерация труда) из Комитета по санитарии, безопасности и условиям труда (CHSCT) Доминик Лассер. В его подразделении насчитывается 530 работников. Уже состоялось внеочередное заседание CHSCT с целью организации работы в авральном режиме на несколько дней в следующем месяце. «Наступит день, когда в отделениях скорой помощи будут работать только медсёстры, – объясняет он. – Мы напомнили о нормах и правилах. Например, о том, что парамедики не могут назначать лекарства. Такие ситуации, когда приходится работать в авральном режиме, также чреваты конфликтами с родственниками больных…».         

В этой небольшой больнице уже полностью закрыли отделение реанимации и часть отделения хирургии. Теперь же закрытие отделения неотложной помощи, даже временное, заставляет бояться худшего. Между тем, руководство получило от регионального агентства здравоохранения (ARS) разрешение принимать на работу обычных лечащих врачей. Однако даже в этом случае желающих работать не слишком много. И это несмотря на то, что частично подняли оплату труда. «Люди не заинтересованы в том, чтобы работать постоянно, – сожалеет Доминик Лассер. – Ведь они могут получать за дежурства 1 500 евро. Эта сумма может доходить до 3 000 евро и даже ещё больше в июле и августе!».

Сен-Назер. Виновата бедность

22 июля руководство больницы в департаменте Атлантическая Луара заявляло в эфире радиостанции France Bleu, что отделение скорой помощи было перегружено, принимая за день 230 больных. Проблемы были связаны с нехваткой койко-мест для госпитализации и с ростом туристической активности в июле. Но не только. Если раньше многие медработники хотели получить место здесь, в Сен-Назере, то теперь ситуация существенно изменилась.

«Мы столкнулись с тем, с чем не сталкивались до эпидемии коронавируса. «Нам трудно найти работников, —замечает санитар местного отделения и член ассоциации коллектива медперсонала Inter-Urgences Фабьен Пари. – Условия работы, мягко говоря, оставляют желать лучшего. 183 евро в месяц, выплачиваемых по программе Ségur, недостаточно. Некоторые предпочитают работать в других местах и получать на 300 евро меньше. Зато иметь гарантю того, что их не будут вызывать на работу по выходным».   

Как и везде, сыграло свою роль и ухудшение материального положения медсестёр и санитаров. «Теперь для заключения бессрочных трудовых договоров нужно отработать не шесть лет как это было раньше, а три года. Но и это слишком долго! Желающих работать в государственных учреждениях от этого больше не становится. Нам приходится брать на работу вчерашних выпускников», – напоминает он. Тем более что для проведения кампании по вакцинации от коронавируса требуется привлечение большого количества медработников.

«Бывшему коллеге в центре вакцинации платят 3 000 евро, и у него более щадящий рабочий график. Стоит напомнить, что в начале карьеры в отделении скорой помощи медсестра получает 1 800 евро».  Фабьен Пари опасается, что обязательная вакцинация для медработников может только усугубить нехватку кадров. «Медсёстры и санитары совершенно не хотят прививаться. Они даже готовы уйти с работы», – сокрушается он.    

Фалез. Тактика затыкания дыр

Врач-реаниматолог Мишель (1) была вынуждена расстаться с двумя местами работы. Она работает заведующей отделением реаниматологии и блока краткосрочной госпитализации в Фалезе. Поэтому она помогала в течение двух недель отделению скорой помощи, которому не хватало специалистов. Впервые за пятнадцать лет. «Вначале я должна была остаться на целый месяц. Но в итоге я смогла там продержаться две недели во время своего отпуска. Врачи-реаниматологи привыкли адаптироваться к любым условиям. Но с такими условиями я ещё не сталкивалась!». В ночь с 20 на 21 июля ночью пришлось даже закрыть отделение скорой помощи на ночь. Шесть пациентов были перенаправлены в другие больницы. В небольшой коммуне в департаменте Кальвадос, в 40 километрах от Кана из 9 ставок врачей скорой помощи заняты только 4,2. Иными словами – менее половины от необходимого количества.

Возникают вопросы: «Почему те, кто помогал нам прежде, не хочет больше этого делать? Пандемия отбила у санитаров желание работать? Всё ещё есть проблемы с финансированием? Да, всё вышеперечисленное. А ещё работа потеряла для них смысл», – отмечает она.  Ну а пока остаётся надеяться только на взаимозамену. Во время работы в отделении скорой помощи Мишель могла рассчитывать только на поддержку кардиологов. Они помогли ей задействовать несколько койко-мест в её отделении реаниматологии. Ситуация непростая даже в обычное время. «Мы можем уделять пациенту только двенадцать-тринадцать минут, – говорит Мишель. – Нам нужен второй врач. Если второго врача не будет, то я поищу другое место работы. Я готова уволиться в любой момент».    

Мартиг. В SMUR высшая степень опасности

Атмосфера очень тревожная. Вскоре туристический средиземноморский регион Кот-Блё рискует оказаться в очень сложных санитарных условиях. Во второй передвижной службе скорой помощи и реанимации (SMUR) Мартиге (департамент Буш-дю-Рон) уже больше года нет врача. В свою очередь, в первой должны приостановить работу в августе на десять дней из-за нехватки персонала. Санитар Кристоф (1) говорит, что в день бывает 120–140 вызовов. Он не скрывает своего недоумения. «За восемь лет я никогда такого не видел. Закроют SMUR – и тогда останутся без поддержки отделения скорой помощи. Нас в два раза меньше чем обычно, если считать в часах работы. В этом отделении на больничном сейчас одиннадцать санитаров. Некоторые так много работали сверхурочно, что заработали выгорание. Мы выходили на забастовку в 2019 г. Но наши требования так и не были выполнены. Так что нет ни новых рабочих мест, ни дополнительных коек».  

Беспокойство растёт с каждым днём, так как число больных ковидом начинает увеличиваться с угрожающей скоростью. «Вот уже две недели как мы регистрируем по пять случаев в день. Один человек попадает в реанимацию, а четырёх госпитализируют. Больницы Мариньяна находятся в двадцати пяти минутах езды. А чтобы добраться в больницы Арля нужен один час. Если больной в тяжёлом состоянии, то время перевозки увеличивается. Также летом случаются происшествия на воде».  

Кристоф хотел строить всю свою карьеру в Мартиге. Однако ему, как и некоторым из его коллег, приходится прощаться с такими планами. «Мы все живём от аврала к авралу. Мы не можем прыгнуть выше головы. С эпидемией коронавируса ничего не изменилось, хотя это была отличная возможность провести радикальные перемены. Я планирую уйти и позаботиться о качестве своей жизни».       

  • Имена были изменены.

Опубликовано 28/07/2021

На ту же тему

Карлес Пучдемон арестован в Италии
Всеобщая забастовка 5 октября
Состояние мест лишения свободы во Франции
Шахтёры Лотарингии выиграли суд у государства