«Глобальный налог» Байдена или дьявол в деталях

Глобальный налог в 15 % на прибыль крупных предприятий. Щедрость финансистов и политиков? Добрая воля ЕС и США? Министр финансов Франции назвал это «революцией», после которой мир не будет прежним. Но на деле никто не знает, как этот налог будет устанавливаться. Его размер не будет обязательным. Налоговые оазисы продолжат существовать и служить во благо отмывания денег и концентрации капитала. Бедные страны не получат от этой меры никакой выгоды. А у американских политиков может появиться ещё один инструмент влияния на европейские страны.
«Глобальный налог» Байдена или дьявол в деталях

10 июля министры финансов стран «Большой двадцатки» (G20) договорились о мировом налоге в 15 % и о налогообложении международных компаний. Однако переговоры в ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) обещают быть очень сложными.

Обычно министры финансов «Большой двадцатки» скаредны. Но на этот раз они проявили незаурядную щедрость… в восторженных словах. «Мы достигли исторического соглашения о более стабильной и справедливой международной налоговой архитектуре», – заявили они в субботу во время закрытия саммита в Венеции.

Министры финансов и руководители центральных банков двадцати самых крупных экономик мира приписали себе заслугу подписания договора, разработанного в OECD и поддержанного «Большой семёркой» (G7) в начале июня. Кстати, ООН не принимала участия в разработке и обсуждении этого договора. Поэтому честь закладки первого камня этой налоговой конструкции, состоящей из двух «столпов», отошла этому клубу богачей.

Первый «столп» заключается в обложении налогом самых крупных международных компаний, которые уклоняются от уплаты налогов с помощью налоговых оптимизаций. Второй «столп» предполагает введение специального «глобального налога» в размере 15 % на прибыль предприятий с целью снижения налогового демпинга между странами, а также уменьшения количества оффшоров. Принципы определены – теперь предстоит урегулировать детали. Итак, в ОЭСР до октября снова будут идти дискуссии. И есть опасения, что гениальная идея строительства прекрасного замка в области налоговой политики на деле окажется бараком, где возможны любые исключения из правил.     

1. Глобальный налог, дырявый как решето  

В субботу министр финансов Франции Брюно Ле Мэр одобрил эту «налоговую революцию». По его словам, после такого шага вперёд «вернуться назад будет уже невозможно». И его радость имеет причину. Он сопротивлялся, когда в ОЭСР обсуждали минимальную ставку налогообложения компаний в размере 25 %. Затем только месяц назад сражался против 21 % с подачи США. Ну теперь Ле Мэр рад установленному потолку в 15 %, законодательно закреплёнными G8. Тем временем, согласно данным Европейской налоговой обсерватории, налог в 25 % приносил бы 32 миллиарда евро в государственную казну Франции или 170 миллиардов евро Европе ежегодно.

Кстати, ничто не мешает другим странам установить налог на прибыль компаний в размере, намного превышающем эти 15 %. «За последние 10 лет мы наблюдали снижение номинальных ставок налога для предприятий. Зато теперь всё чаще говорят о 25 % налоге», – отмечали в конце прошлой недели во французском Комитете по обязательным отчислениям (CPO). США перейдут на 28 %, Великобритания – на 25 %. Италия – на 24 %. Приблизительно столько же с учётом местных налогов будет отчислять и Германия. Франция, планирующая 25 % в 2022 году, не будет отличаться от других стран.          

Но и эти 15 % не очень обрадовали международные компании. Этот налог затронет менее 10 000 крупных предприятий. В основном он коснётся тех из них, чей годовой товарооборот превышает 750 миллионов евро. Но у этих компаний всегда есть выход: налоговые «оазисы» в Ирланди, Венгрии, Эстонии, Барбадосе. Ведь эти страны всегда готовы предоставить возможнности освобождения от уплаты налогов ради сохранения собственной «налоговой привлекательности».

2. Транснациональные компании ничто не пугает

Налогообложение международных компаний в том виде, в котором оно предусмотрено в соответствии со «столпом № 1», также не очень пугает самые богатые из них. Пока говорится только о тех из них, чей товарооборот превышает 20 млрд долларов, а рентабельность – 10 %. Предположительно налогами могут обложить 20–30  % их «сверхприбылей». Но в таком случае, например компании Amazon. Ведь её налоговая политика устроена ловко. Также финансовые и добывающие предприятий надеются, что будут избавлены от такой необходимости. Сначала насчитывали примерно сто международных компаний, которые должны были платить налоги в той стране, где находятся их штаб-квартиры и где они ведут экономическую деятельность. Зато теперь их количество может сократиться до семидесяти.    

Между тем, как отмечает Квентин Парринелло из французского подразделения международного объединения OXFAM, «уже идёт поиск способов минимизации уплаты налога. В трёх строчках документа ОЭСР указывается на то, что если у вас есть активы в виде завода или наёмные работники в другой стране, то вы получаете право на 5 % налогового вычета в течение первых пяти лет после вступления в силу данного соглашения. Потом вы платите 7,5 %. Иными словами, ни о каком 15 % налоге речи не идёт. То есть план меняется ещё до вступления его в силу!».

Международные компании не волнуются ещё и потому, что те из них, которые считают, что платят слишком много налогов, могут обратиться с жалобами в арбитражный суд. Обедневшие правительства вряд ли будут способны обернуть ситуацию в свою пользу в этих частных юридических спорах. Скорее всего, они сдадутся перед армией адвокатов, отстаивающих интересы компаний. 

3.  Проблема неравенства не решена

Такие развивающиеся страны, как Нигерия или Кения, на сегодняшний день не подписали договор ОЭСР. Дело в том, что этот налоговый куш большей частью им не достанется. По прогнозам ОЭСР, 40 % самого бедного населения планеты придётся делить доходов 2,4 млрд евро в год. То есть один евро на одного человека. В то же время восемь самых богатых стран получат более 50 миллиардов. Итак, от уклонения от уплаты налогов международных компаний больше всего страдают развивающиеся страны.

Но министры финансов 19 самых богатых стран и Европейского союза хотят склонить эти страны к подписанию данного договора. Для этого они намерены обсудить возможность новой эмиссии специальных прав заимствования (СПЗ) в пользу самых бедных.

За этим техническим названием скрывается платёжное средство Международного валютного фонда (МВФ). Опираясь на поддержку крупных центральных банков, эти фонды либо служат резервным средством для стабилизации национальной валюты, либо идут на финансирование инвестиций. G20 также размышляет о том, чтобы задействовать порядка 80 млрд евро в виде СПЗ, начиная с августа. То есть речь идёт о сумме, соответствующей годовому налогообложению международных компаний. Но, опять же, бедным странам почти ничего от неё не достанется.     

4. Тон будут задавать США

Остаётся ещё одно сомнение: как страны будут выполнять меры, установленные ОЭСР. Налогообложение международных компаний предполагает, что страны, в которых ведут экономическую деятельность их предприятия, находят общий язык с теми странами, в которых находятся штаб-квартиры этих фирм, для уплаты надлежащих налогов. «Условия такого сотрудничества, которые могли бы стать предметом многостороннего соглашения, ещё не определены», – предупреждают в CPO. Также каждая страна-член ОЭСР должна сама определить для себя размер глобального налога. «У некоторых государств может появиться соблазн очень ограниченного применения этих правил. В особенности там, где действуют самые низкие налоговые ставки,», – продолжают в (CPO).  

США дали решающий толчок в активизации работы ОЭСР этой зимой. Но, скорее всего, они снова будут задавать тон. Ведь администрация Байдена не рассталась со своим намерением ослабить влияние группы корпораций GAFAM (Google, Apple, Facebook, Amazon, Microsoft). 9 июля американский президент настоятельно призывал юриста Лину Хан, преследующую цифровых гигантов и возглавляющую Федеральную торговую комиссию по вопросам конкуренции, заняться изучением деятельности этих компаний в рамках борьбы с коррупцией.    

Но, с учётом количества республиканцев в Парламенте США, всё не так просто. В этой внутриполитической американской игре налоговые ставки GAFAM, применяемые, например, во Франции или планируемые в Европе, станут разменной монетой. Так 11 июля министр финансов США Джанет Йеллен призвала европейцев пересмотреть эти налоговые ставки. По её мнению, ни носят «дискриминационный характер в отношении американских предприятий». 

Опубликовано 12/07/2021

На ту же тему

Война в Афганистане стоила США 2 313...
Облетевшая позолота блистательной экономики
Почему растут цены на газ?
Победа профсоюзов металлургов