Протесты работников системы правосудия

За последние 20 лет логика французских властей сводится к следующему. Задача полиции – арестовать, а не предупредить преступление. Задача судей – поскорее посадить в тюрьму. При этом от судей и других работников юстиции требуют скорости конвейера. Попытки вникнуть в суть каждого дела не поощряются. А бюджеты на систему настолько малы, что часто людям приходится совмещать в себе несколько должностей.
Протесты работников системы правосудия

В углу вестибюля здания парижского суда, вокруг стола собралась небольшая группа судей и адвокатов в мантиях. Вдоль стены стоят свёрнутые знамёна профсоюзов. А к самим стенам скотчем прикреплены листы формата А4. На них видны чёрно-белые рисунки масок супергероев с надписью: «Мы не вершители правосудия. Мы – основа демократии».

Протесты и разъяснительная деятельнсоть

29 июня немногочисленные собрания такого типа проходили в рамках дня мобилизации работников правосудия. Акция была организована по инициативе профсоюзов судей, адвокатов, секретарей судов и сотрудников администрации, а также Объединения адвокатов и Национального совета адвокатских коллегий. Цель акции «День открытых дверей правосудия» заключалась в том, чтобы познакомить посетителей с механизмами работы судебных органов. Люди рассказывали, что её сбои связаны с хронической нехваткой средств.

Правосудие поочерёдно обвиняют то в чрезмерной суровости, то в излишней мягкости. Поэтому работники этой системы хотят попытаться объяснить, откуда возникают подобные нападки. Например, один из известнейших критиков – Николя Саркози, а также его сторонники. Все они замешаны в деле нелегального финансирования избирательной кампании. Вместе с тем работники правосудия хотят отреагировать на полемику, последовательно поддерживаемую самим правительством, по поводу качества судебных решений.

Избирательность СМИ

В непосредственной близости от собравшейся группы не видно журналистов телеканалов. Тем временем они всегда оказываются рядом во время акций полицейских профсоюзов. Так прошедшая месяцем ранее протестная акция работников полиции сопровождалась беспрецедентно широким освещением в СМИ в течение целых суток. Кстати, в ходе неё официальные представители полицейских профсоюзов сказали, что правосудие создаёт «проблемы для полиции».    

В этот день, 29 июня, за столом в вестибюле парижского суда как раз говорят о «сверхтерпимости». Среди собравшихся – люди в чёрных судейских мантиях и с бейджами профсоюзных организаций. Но также можно заметить и немногочисленных посетителей, которые не имеют отношения к судебным органам. Во время этого мероприятия сотрудники системы правосудия разъясняют гражданам условия их работы.

Сверх загруженность – главная причина недостатка системы правосудия

«Например, есть подозреваемый, которого обвинили в том, что он намеренно прикасался к женщине в метро. К тому же у нас нет доказательств намеренности действия. Возможно, они просто случайно прижались друг к другу в толпе», – объясняет судья по вопросам освобождения и задержания. Его собеседница – Натали Рюбио молодой студентке юридического факультета. Разговор между ними шёл о перегруженности делами, по которым необходимо выносить решения. Такая перегруженность может негативно сказаться на справедливости приговора.

В этом часто обвиняют представителей правосудия. Но, по их мнению, это объясняется двумя основными факторами: недостатком информации у широкой публики и крайне ограниченным финансированием государственных услуг. Эта нехватка средств отражается не только на условиях труда государственных служащих и адвокатов.

«Расплачиваться приходится вершителям правосудия», – с сожалением отмечает активистка профсоюза французских адвокатов и совета коллегии Элоди Лефевр. Ей не нравится, что при приёме документов возникают задержки. Вследствие этого её коллеги не могут уделить должное время изучению дел и защите клиентов. А ведь отсутствие хотя бы некоторых элементов дела может привести к тому, что судья примет ошибочных решений. «Например, вынесение решения о разводе или о выплате алиментов в случае частичного отсутствия необходимых документов отражается на жизни детей», – приводит она пример.    

Чем быстрее процедура, тем меньше прав на защиту    

Работникам судебных органов приходится рассматривать дела в режиме конвейера. Поэтому выносить приговор приходится сразу же после задержания. Эта ускоренная процедура стала регулярно применяться в уголовных судах в отношении не тяжки преступлений. Иногда задержанных судят сразу же после ареста. Тогда прямым последствием перегруженности судебных органов становится частое вынесение приговоров о тюремном заключении.

«Времени так мало, что мы физически не можем обеспечить качественную защиту, – возмущается адвокат Давид Ван Дер Влист. – Подследственные боятся содержания в следственном изоляторе. Поэтому они соглашаются, чтобы их судили сразу же после задержания. Но приговоры, которые выносятся непосредственно после ареста, более суровые по сравнению с обычными приговорами уголовного суда». В случае незамедлительной явки в суд, заседания продолжаются от тридцати минут до одного часа, не более. В течение этого времени необходимо решить, виновен ли человек или нет. Также нужно вынести ему соответствующий приговор.

На альтернативу тюремному заключению денег нет

Сириль Папон сразу обращает на себя внимание. Ведь он одет в жёлтый жилет профсоюза ВКТ (Всеобщая конфедерация труда). Да и выглядит он колоритно благодаря длинной всклокоченной бороде. Тем временем он является генеральным секретарём ВКТ отделения административных и юридических работников. То есть, он представляет тех, кого принято называть «мелкими сошками» судов. Обычные служащие, выполняя свою незамысловатую работу, также сталкиваются с перегрузками и нехваткой сотрудников. «Правые думают, что правосудие сводится к тому, чтобы сажать людей в тюрьму. Тем временем другие формы наказания даже не могут применяться из-за отсутствия средств», – отмечает он.

Во дворце правосудия в Бобиньи (департамент Сен-Сен-Дени), где он работает, со стен обваливается штукатурка, не работают туалеты. Иными словами, совсем не так, как в роскошном новым здании суда в Париже. На его месте работы нет зала судебных заседаний с современным дизайном, разработанным известным архитектором. Есть только видавший виды въезд на парковку, поломанные принтеры и старые стационарные телефоны.

Профессиональное выгорание – основная черта нашего времени

Мы посетили это здание. Дверь в кабинет нам открывает судья. Она же занимает должность заместителя председателя суда. «Здесь не все дела – я стараюсь работать как можно больше дома». В том числе по вечерам, выходным и праздникам», – вздыхает она. У неё самой, как и у её коллег, огромная нагрузка на работе. А решения принимаются с такими опозданиями, что становятся бессмысленными.

«В делах по наследству иногда бывает так, что наследники сами принимают решение в ходе разбирательства. Дело, в котором фигурировало шесть человек, разрастается до пятнадцати. Следовательно, всё становится ещё сложнее. В частности, я только что закончила подготавливать дела 2015 года. Их рассмотрение назначено на октябрь этого года. Представляете себя на месте этих людей? Это ужасно», – сожалеет судья. Она признаётся, что чувствует себя «измочаленной».

Как она ни старалась, но не смогла вспомнить за всю свою карьеру ни одного случая, когда министр юстиции внял жалобам представителей её профессии. «А ведь нужно всего-то проявить человеческое участие. Вместо этого нам предлагают программные продукты. А на помощь отправляют нанятых временно работников. Тем временем количество работы увеличивается с каждым днём. Юридическая активность постоянно возрастает».

Личный энтузиазм сотрудников – пока что единственное, что отдаляет крах

Работники госсектора судебного округа Бобиньи известны своей солидарностью. Так что они нередко соглашаются выполнять дополнительную работу. Во время неё долгими часами они занимаются составлением документов, заменяют отсутствующих коллег в ходе судебных слушаний, выполняют обязанности сотрудников, которые находятся на больничном, чтобы избежать чрезмерных задержек. «Правосудие – это прерогатива государства. Поразительно, что государство не выделяет на него достаточно средств!», – возмущается секретарь суда. Тем не менее, ей нравится её работа и коллектив.

Складывается впечатление, что судебные органы, будучи лишёнными как человеческих, так и материальных ресурсов, держатся только благодаря энтузиазму изнемогающих от усталости работников. При этом важные политики презрительно относятся к ним, обвиняя их в ходе полемики по вопросам безопасности.

Власть создаёт видимость решения проблем с помощью сменяющих друг друга законопроектов. Реформа судебной системы в 2019 году, реформа уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних, недавний закон о доверии к судебным органам. Этим летом новый сомнительный законопроект должен пересмотреть некоторые меры закона о глобальной безопасности. Его уже раскритиковал Конституционный совет, вместе с реформой об уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, совершивших правонарушения. Последний законопроект стал реакцией на дело об убийстве Сары Халими.

«Мы занимаемся законотворческой деятельностью, когда нас захлёстывают эмоции. И тогда мы принимаем законы, скорее отвечающие задачам коммуникации. Но они не имеют ни малейшего отношения к самим проблемам», – с сожалением констатирует Катя Дюбрёй, лидер профсоюза судей.

Условия работы судебных органов ухудшаются. Однако судьям и государственным служащим трудно объединить свои усилия, чтобы привлечь внимание к проблемам профессии. «Они заняты тем, чтобы хорошо выполнять свою работу, – говорит активистка профсоюза. – Поэтому времени у судей по-прежнему остаётся только на собрание перед зданием суда во время обеденного перерыва, с полудня до двух часов. Большего они не могут себе позволить из-за перегруженности».     

Опубликовано 06/07/2021

На ту же тему

Карлес Пучдемон арестован в Италии
Всеобщая забастовка 5 октября
Состояние мест лишения свободы во Франции
Шахтёры Лотарингии выиграли суд у государства