Массовые протесты «незаметных» работников

Во время самоизоляции очевидна стала важность тех, которых раньше в обществе принято было не замечать: курьеры, работники ресторанов, продавцы и кассиры. Президент и члены правительства благодарили их с экранов телевизоров. Но «мир после пандемии» не принёс желаемых изменений ни им, ни тем, кто продолжал работать во время локдауна. Более того, многие из них вынуждены из своих карманов компенсировать рост прибылей акционерам своих предприятий. Весной и летом 2021 по Франции то тут, то там проходят протестные акции.
Массовые протесты «незаметных» работников

Во время пандемии СМИ и правительство пели дифирамбы «незаметным» работников. Но это всё в прошлом. И сегодня эти люди, как и раньше, едва сводят концы с концами. Работодатели любой ценой пытаются оптимизировать свои расходы. Поэтому профсоюзы призывают провести переговоры в отраслях и требуют повышения МРОТ.     

4,6 миллиона работников так называемого «второго эшелона», обеспечивавших повседневное выживание людей в условиях санитарных ограничений. Но теперь о них просто забыли. С момента введения первого карантина прошло уже больше года. Однако обещания увеличить зарплату, данные водителям, уборщикам, работникам сельского хозяйства, кассирам и охранникам прошлой весной, так и не выполнены. За исключением премии в размере 1 000 евро. Правда даже этих денег часто приходилось добиваться путём забастовок. Тем не менее, по словам генерального секретаря профсоюза FO («Рабочая сила») Ива Верье, «выплата премии, освобождённой от налогов и социальных взносов, не может заменить увеличений заработной платы на регулярной основе».

МРОТ как предел мечтаний

В Локмине (коммуна департамента Морбиан) работники промышленной кондитерской фабрики Gaillard Pâtissier, принадлежащей группе компаний Goûters magiques, получили премию в размере 200 евро в 2020 году. Так их наградили за то, что они удержали производство на плаву во время локдауна в регионе. Но в конце мая, впервые с 1992 года, кондитеры решили сначала приостановить работу. А потом и провести забастовку. Причина – «психологическое давление» и низкие зарплаты. «Мы не сумели ничего добиться другими средствами. Руководство совершенно не считалось ни с нами, ни с нашими требованиями. Нас заставляли работать больше, ничего не давая взамен», – возмущается работница фабрики Брижитт. (1) За её плечами больше двадцати лет профессионального опыта. Она получает доплату за работу в ночную смену. Также она имеет высокую квалификацию оператора станка. При этом Брижитт считает, что ей повезло. Ведь она зарабатывает 1 850 евро в месяц чистыми. «Но у тех, кто начинает работать в дневную смену, зарплата не превышает МРОТ», – замечает она.      

Владельцы бизнеса идут на всё, чтобы не выполнять требования «незаметных» работников. «Объедение работодателей и владельцев предприятий MEDEF отказалось от участия в намеченном на начало июля семинаре. Он должен жать старт переговорам в 15 отраслях, объединяющих все эти профессии», – говорит федеральный секретарь ВКТ (Всеобщая конфедерация труда) Катрин Перре. В мае институт статистики при министерстве труда DARES опубликовал результаты исследования. По полученным данным работники второго эшелона получают заработную плату в среднем на 30 % меньше, чем представители других профессий. Другими словами, 1 634 евро в месяц чистыми вместо 2 337 евро соответственно. Впечатляющая разница, увеличивающаяся с возрастом. Так у самых молодых она составляет 17 %, а у тех, кто готовится к выходу на пенсию, она вырастает до 37 %. Это связано с тем, что возможности сделать карьеру в этой сфере почти отсутствуют.

Риск потерять работы бы ещё до кризиса

По данным DARES, такие низкие доходы также объясняются «весьма своеобразной структурой распределения труда в зависимости от пола работников». Например, в строительном секторе женщины почти полностью отсутствуют (среди неквалифицированных рабочих в общестроительной сфере их 1,2 %). Тем временем среди соцработников их число увеличивается до 95 %. Ещё один фактор, который во многом определяет сложившуюся ситуацию – нестабильность на рынке труда для данных специалистов.

«В 2019 году заключать срочные трудовые договоры работникам второго эшелона приходилось чаще (10,5 %) чем работникам частного сектора (7,5 %)», – отмечается в исследовании социологической службы.

Та же самая картина наблюдается и с временными работниками. Они представляют 7,2 % от общего числа работников второго эшелона. В остальных отраслях это показатель равен 3,1 %.   

Этот феномен наиболее заметен у неквалифицированных рабочих в сфере разгрузочно-погрузочных работ (36 %). «Необходимым» работникам приходится не только подписывать временные трудовые договоры. Они также представляют собой самую незащищённую категорию в условиях кризиса. Даже в период с 2010 по 2015 годы вероятность того, что они останутся без работы, у них была гораздо выше, чем у других работников (10,9 % против 6,8 %).

По мнению Катрин Перре, исследование DARES является примером «работы отличного качества. Её заслуга в том, что в ней достоверно показаны условия и оплата труда этих работников». Однако представители власти ограничиваются декларациями. Далее никаких решительных действий не предпринимается. Катрин Перре считает, что правительству «не хватает воли». Она думает, что чиновники «не отваживаются» возражать бизнесу. В ходе встречи с Министерством труда Перре ощутила сдержанность правительства. Чиновники не осмелились призвать к порядку работодателей по части пересмотра правил выплаты основного вознаграждения.     

Обещания выполняются только после протестов

В крупных компаниях и на малых предприятиях, где ситуация ещё хуже, давление на заработные платы остаётся таким же, что и прежде, до эпидемии коронавируса. В частности, работникам кондитерской Gaillard Pâtissier немного увеличили зарплаты. Правда увеличение почти не превысило инфляцию. Зато в выплате премии в прошлом году отказали. Поэтому коллектив начал протестовать. И добились пересмотра зарплат только благодаря протестным акциям. «Когда мы начали забастовку, руководство предложило нам прибавку в размере 0,5 %. Разумеется, мы отказались, так как требовали не менее 2 %. В итоге мы добились увеличения заработной платы на 36 евро грязными в месяц. Это представляет почти 3 % от самой небольшой зарплаты на предприятии», – радуется Брижитт.    

После постоянных переработок работникам кондитерской фабрики LU, принадлежащей американской транснациональной компании Mondelez International, предложили прибавку в размере 0,5 %.

«Это провокация. Похоже, что это мы им платим премию за работу в условиях эпидемии, а не они нам», – негодует профсоюзный делегат ВКТ Фредерик Жанно.

Для увеличения заработной платы на 1,1 % понадобилось проводить забастовку. В то же время рост цен в этом году предположительно может составить 1,5 %. Но, несмотря на рост бедности, работодатели не пойдут на большее. По словам Жанно, с момента повышения зарплат на 1,9 % прошло не менее пяти лет. Тогда как для «акционеров Mondelez дивиденды растут в среднем на 5-7 % ежегодно», – добавляет он.        

Больше недели продолжается в городе Кольмар забастовка работников предприятия Zwickert. Оно специализируется на строительной продукции и изоляционных материалах. Протесты пошли потому, что ежегодные переговоры руководства и коллектива зашли в тупик. Работники требуют увеличения заработной платы как раз на 5 %. «Во время ежегодных обязательных переговоров мы начали с требований увеличения на 3 %. Но руководство было настроено категорично, считая, что нас нет вообще никаких прав. С такими низкими зарплатами как у нас, и из-за отмены премий несколько лет назад, работникам проще уволиться. Ситуация уже была критической. Но в условиях эпидемии коронавируса она обострилась», – объясняет профсоюзный делегат ВКТ на предприятии департамента Верхний Рейн Ромюальд Луренко.

Деньги есть только на рост дивидендов

Многие бизнесмены не идут на компромиссы. Поэтому зарплаты сотрудников не растут. Конечно, в этой ситуации лучшим возможным решением представляются отраслевые переговоры. По результатам сразу после подписания соответствующего соглашения зарплаты увеличиваются у всех работников данной отрасли. Например, в начале мая соцработникам в зависимости от стажа увеличили оклады от 1 % до 15 %. Переговоры проходили на уровне отрасли, хотя некоторым работникам в них было отказано. 

Также начинаются переговоры в сфере уборки и охраны. Там не хватает работников из-за низкого престижа профессий. Но помимо этих необходимых отраслевых обсуждений профсоюзы требуют общего увеличения МРОТ. В конце 2020 года правительство не соглашалось на это. Так в январе минимальная зарплата возросла только на 0,99 %. Таким образом она составила 10,25 % без вычета налогов в час. Абсолютно технический пересмотр. И «незаметным» работникам от этого не лучше.

  • Имя было изменено.

Опубликовано 02/06/2021

На ту же тему

Протесты работников системы правосудия
Протестующих против «ковидных паспортов» во Франции всё...
Закон о санитарных пропусках принят парламентом Франции
Макрон, марокканский брат следит за тобой!