Как стать бездомным в Париже

Во Франции запрещено выселять людей в осенне-зимний период. Но когда срок истекает, приставы выполняют решения суда и выдворяют всех злостных неплательщиков. Сколько стоит жильё в Париже и как его можно потерять.
Как стать бездомным в Париже

Сезонный запрет на выселения должников из жилых помещений длится до 1 июня. В этом году материальное положение людей ухудшилось. Поэтому ещё больше людей рискуют остаться без крыши над головой. Они обращаются за помощью в ассоциацию «Солидарное жильё» Фонда аббата Пьера. Мы поговорили с некоторыми их них. Их зовут Рафик, Хадижа, Патрик и Венсан. Кто-то давно находится в бедности. Но некоторые обеднели из-за эпидемии коронавируса.

Наша подборка по теме: Семью выселили жить в машину, Съёмное жильё в Париже: хозяин на «Бентли», жильцы – с тараканами, Большинство молодых европейцев рискуют потерять жильё, Невыплаты за жильё – мина замедленного действия.

Требование освободить квартиру

Рафик кладёт на стол толстую жёлтую папку, набитую административными и юридическими документами. Вместе с расчётными ведомостями и квитанциями за квартплату пришло предписание освободить квартиру к 21 июня. Судебный пристав положил документ в его почтовый ящик. «Недавно я бросил курить. Но у меня сдали нервы. Поэтому из-за стресса я закурил снова. Мне страшно», – говорит тихим тонким голосом мужчина. Ему около пятидесяти лет. Он носит ортопедический воротник для шеи из-за проблем со здоровьем. С тех пор, как он живёт в страхе, что его выселят из дома, его здоровье заметно ухудшилось.  

Сезонный запрет на выселения в течение зимнего периода подходит к концу. Поэтому он обратился за помощью к юристам, постоянно дежурящим в помещении ассоциации «Солидарное жильё» Фонда аббата Пьера (ESH-FAP). Процедура его выселения началась ещё до начала эпидемии коронавируса. «Знаете, почему меня собираются выселять? Ведь я всегда оплачивал квартплату. Дело в том, что внучка собственника закончила лицей и хочет жить теперь здесь. Теперь они выкинут меня на улицу», – объясняет он со слезами на глазах.  

Накопившиеся долги

Жилищное положение Рафика всегда было непростым. Однако оно усугубилось из-за эпидемии коронавируса. Ранее десять лет он работал пианистом. Того, что он зарабатывал, вместе с пособием на оплату жилья 350 евро (APL) вполне хватало на оплату аренды квартиры площадью 30 кв. метров в 14-м округе столицы. Стоимость аренды составляла 871 евро. Но с марта 2020 года всё резко ухудшилось. «Из-за эпидемии коронавируса я лишился доходов. Вот уже год я сижу дома без работы. В такой ситуации я оказался впервые. Поэтому я начал подрабатывать водителем Uber», — рассказывает он.

Его обращение в ESH-FAP зарегистрировали, оформили статус имеющего право на получение социального жилья (DALO). Сотрудница-волонтёр попыталась успокоить его: до выселения ещё есть время – юридическая процедура ещё не завершена. «У вас есть все необходимые документы для приостановки решения», – говорит она. «Я вам очень признателен, вы дарите мне надежду. Луч надежды», – вздыхает он с облегчением.  

Число обращений за помощью выросло

«У нас ещё нет точных данных. Но звонков сейчас больше, чем в предыдущие годы, – отмечает руководитель ассоциации «Солидарное жильё» Самюэль Мушар. – Бедные люди были и до эпидемии коронавируса. Однако тех, кому раньше удавалось сводить концы с концами, в итоге добил карантин. Именно они и стали обращаться к нам за помощью в данный момент. После введения санитарных ограничений они ещё держались некоторое время. Зато теперь у них накопились проблемы. Несомненно, последствия эпидемии будут чувствоваться в течение нескольких лет».   

Подтверждает эту растущую бедность и Мирела Георге. Она отвечает на телефонные звонки и заполняет формуляры, по которым будут работать юристы. «За последние два месяца звонки участились в два раза. Сейчас я отвечаю на 50 звонков в день. И это непростые звонки. Иногда приходится говорить по телефону довольно долго. Ведь тем, кто звонит, очень плохо».  

В нужде оказываются люди с профессией

Венсан относится к числу этой новой категории людей, которые были вынуждены обратиться в Фонд аббата Пьера из-за эпидемии Covid-19. «Я электрик. С 2010 года я работаю в аэропорту Руасси по временному трудовому договору. Но в феврале 2020 года я заразился коронавирусом. Потом закрылся аэропорт. Поэтому работы стало меньше», – объясняет он. Его доходы резко упали с 1900 евро до 900. И даже до 87 (!) евро в некоторые месяцы. Именно такое пособие по безработице рассчитал ему французский фонд занятости ASSÉDIC. Конечно, пособия не хватает для оплаты аренды в размере 700 евро. Несмотря на то, что это социальное жильё (HLM) по низкой цене площадью 66 кв. м. Там живут он и его три дочери, находящиеся на его иждивении.  

Постепенно накопились долги. Затем два месяца назад он получил первое уведомление об оплате вместе с повесткой в суд на 4 июня. Тем временем его положение может наладиться. Ведь два месяца назад он приступил к новой работе. Работающая в Фонде аббата Пьера юрист, Анн Кайе, говорит ему, какие документы он должен собрать, чтобы оформить просьбу о предоставлении юридической помощи. Она даёт ему контактный телефон одного из адвокатов ассоциации, который будет присутствовать во время юридической процедуры.  

Выслушать, успокоить, направить

Выслушать, успокоить и – главное – направить. «Важно не прекращать оплачивать за жильё. На оплату должна уходить как минимум треть ваших доходов. Так вы докажете свою добросовестность плательщика», – советует Анн Кайе. «Не волнуйтесь, когда к вам придёт судебный пристав. Ему нужно убедиться, что вы по-прежнему проживаете в квартире», — говорит она другому посетителю. Одновременно с юридическими формальностями, которые могут помочь отменить или замедлить выселение, иногда приходится начинать процедуру банкротства. Для этого необходимо обратиться в Банк Франции или в кассу социальной помощи (CAF) для получения субсидии APL на аренду жилья. Приходится собирать огромное количество справок и обивать пороги различных госучреждений.     

Абсурдные ситуации

«Люди не знают, что делать. Жилищное право крайне запутано», – объясняет волонтёр Мари-Мадлен. Она помогает юристу по утрам один раз в неделю. Цель – выиграть немного времени для поиска нового жилья. «Проблема в том, что найти выход из этого положения невозможно. Мест для временного проживания не хватает. А долгосрочное решение жилищного вопроса становится всё сложнее. Ведь ротация социального жилья снизилась. А у частников лучше не арендовать. Людям с нынешними доходами стало не по карману снимать квартиры в Париже у собственников».    

Некоторые ситуации приобрели абсурдный характер. Хадижа — пожилая довольно крупная женщина в очках с бифокальными линзами и в розовом хиджабе. Она принесла столько документов, что они не уместились в одной папке. Поэтому она везла их в тележке. В 1994 году, через пять лет после её приезда во Францию, она развелась с мужем. Студию, в которой она жила вместе с мужем, Хадижа переоформила на себя. В 2002 году собственник квартиры умер. Тогда она начала искать его наследника, чтобы продолжать оплачивать аренду. Безрезультатно. В 2018 году произошла катастрофа – её вызывали в суд. В суде она с удивлением обнаружила, что её жильё было продано в 1997 году. При этом ей об этом не сообщили. 

С точки зрения суда, она незаконно занимает не принадлежащую ей жилплощадь. Хадижа роется в пухлой папке и плачет от отчаяния. Выселение с привлечением судебных приставов должно было начаться 31 марта 2020 года. Хадижу спасло продление зимнего периода запрета на выселения во время пандемии. Но на этот раз отсрочка подошла к концу. Хадиже предложили новое жильё в социальном общежитии. Она думает, что речь идёт о доме престарелых и плачет от отчаяния. «Я всегда рассчитывала только на себя, работала очень много», – бормочет она сквозь слёзы. «На самом деле, у вас нет выбора, – объясняет ей юрист. – Я понимаю, что это тяжело. Но если вы откажетесь, то вас выселят».  

Перспектива выживать на улице

«Я так боюсь», – тихо признаётся Патрик. Его проблемы начались в 2012 году, когда у него обнаружили рак. Врачи, госпитализация, потеря работы и доходов. Он бывший архитектор. И сейчас Патрик не в состоянии оплачивать социальное жильё в Париже – в доме, в котором он живёт с 1968 года после смерти его родителей. Он накопил 10 000 евро долгов. А 22 марта получил предписание освободить помещение не позднее 1 июня.   

«У меня минимальная пенсия по старости. Но есть крыша над головой», – признаётся он, едва сдерживая рыдания. Патрик перечисляет свои проблемы со здоровьем: фолликулы, разрыв ахилловых сухожилий, больные лёгкие… К тому же ещё и долг. От Патрика внезапно потребовали оплатить долю в компании, где он был дольщиком. Она обанкротилась в 1992 году. «Чтобы понять, что такое нищета, нужно испытать это на собственной шкуре. У людей нет возможности обращаться к врачу. Например, я больше не лечу зубы». Он жалеет о том, что не попросил квартиру с меньшей площадью: «К сожалению, когда всё идёт хорошо, ты задумываешься, что такое нищета. Люди эгоистичны».  

Опубликовано 31/05/2021

На ту же тему

Марокко подал в суд на «Юманите»
ЦРУ планировало убить Джулиана Ассанжа
«Не виноватые мы»: доклад глав Пентагона по...
Всеобщая протестная акция 23 сентября: соцработники