Школьная медсестра: кто спасёт профессию?

В капиталистическом государстве превентивная логика не рентабельна. Сначала власти Франции отдали на аутсорсинг функции муниципальной полиции на местах. Теперь хотят сделать то же самое с системой школьных и университетских медсестёр. Один раз введение этой меры удалось приостановить путём организации протестов трудящихся. Сегодня работники этой сферы пытаются таким же способом защитить своё право на достойную профессиональную жизнь.
Школьная медсестра: кто спасёт профессию?

26 января прошли массовые манифестации, в которых участвовали все работники государственного сектора. А 10 июня забастовку объявили работники здравоохранения и системы образования. Два основных требования протестующих: признание труда и пересмотр заработной платы.

Год эпидемии коронавируса стал периодом трудных испытаний для медсестёр в учебных заведениях. Сегодня они выражают возмущение и требуют признания своего труда. Самая крупная профсоюзная организация в их отрасли, SNICS-FSU опубликовала исследование. В нём говорится о том, что 88 % медсестёр жалуются на перегрузки на работе, а 74 % чувствуют себя неспособными помочь учащимся. Генеральный секретарь профсоюза Сафия Гереши прокомментировала журналистам «Юманите» эту информацию.   

Согласно результатам вашего исследования, 66 % медсестёр в учебных заведениях заявляют о своём намерении уйти из системы образования. Почему это происходит?

Вот уже несколько лет подряд мы бьём тревогу и предупреждаем министерство о том, что наша профессия находится в глубоком кризисе. Этот кризис связан с нехваткой материальных средств и кадровым голодом. Проблемой также является низкий уровень профессиональной подготовки. Это связано с отсутствием престижа нашей профессии. На местах медсёстры испытывают трудности. Многие ощущают, что не всегда способны достаточно хорошо выполнить свою работу. У нас нет сил выполнять возложенную на нас миссию. Ведь у нас нет возможности всё время сопровождать наших подопечных до их полного выздоровления.

Мы оказываем медицинские услуги в начальных и средних учебных заведениях, а также в университетах. Но на всю Францию приходится 7 700 рабочих мест. К тому же с 2017 года новые рабочие места не создаются. Тем временем в период с 2015 по 2019 годы количество обращений за помощью к нам увеличилось с 15 до 18 миллионов в год. Эпидемия коронавируса ещё больше увеличила нагрузку на работе. Поэтому к нам стали поступать запросы на темы, выходящие за рамки наших компетенций.       

Что вы можете сказать по поводу управления санитарным кризисом в системе образования?

Прежде всего, следует признать, что кризис застал всех врасплох. И не только в первые месяцы эпидемии. Растерянность продолжалась и после начала нового учебного года. Ведь никто не знал, кто за что отвечает. А протоколы лечения менялись почти каждый день. Также отсутствовал какой бы то ни было диалог с властью, никто не прислушивался к профессионалам, работавшим на местах. Тем не менее ответственные лица высказывались на всю страну.  Поэтому все работники системы образования в той или иной степени испытывали стресс. Ведь их ставили перед свершившимися фактами. Следовательно они оказывались в таком положении, когда им было невозможно следовать инструкциям на местах.    

Ваши коллеги оказались на передовой в борьбе с COVID-19.

Да. Так как в учебных заведениях нет других медицинских работников, мы являемся техническими советниками руководителей коллежей, лицеев и университетов. Также у нас не хватает материалов. Вдобавок семьи учащихся выливают на нас своё недовольство и беспокойство.  Вместе с тем нам приходится отслеживать цепочки заражения. И продолжать при этом вести приём в кабинетах, так как в этом нуждались учащиеся! У кабинетов даже стояли очереди – мы не справлялись с нагрузкой. Нас также привлекали к кампаниям по тестированию на коронавирус. Как вы думаете, можно ли справиться со всеми этими задачами, имея ограниченные ресурсы? 

Как вы прокомментируете проекты децентрализации в системе школьного здравоохранения?

Наше возмущение заставило пойти правительство на попятную. Поэтому из законопроекта убрали пункт, в котором речь шла о передаче школьного здравоохранения на аутсорсинг. Но в ходе парламентского обсуждения всё ещё возможен пересмотр этого решения. К тому же объединения местных депутатов высказываются в пользу такого аутсорсинга. Ведь они видят в нём возможность укрепления позиций комитетов по защите интересов матери и ребёнка. Но ослабление роли одной государственной службы для исправления недостатков другой не поможет улучшить качество услуг, оказываемых населению. Миссия государства заключается явно не в этом.        

Тогда в чём заключается миссия государства по отношению к здравоохранению в учебных заведениях?

Прежде всего, в массовом трудоустройстве. Чтобы молодёжь в любом учебном заведении могла иметь беспрепятственный доступ к медицинским услугам, нужно 23 000 медсестёр. Сегодня нас только 7 700 человек… Создание этих рабочих мест не расход, а инвестиция. Потому что наша работа позволяет экономить существенные средства системе здравоохранения и играет важную роль в качестве образования. Мы также призываем к признанию специфики нашего труда – этот вопрос обсуждается с 2015 года. Иными словами, нам нужен прорыв.   

Такое признание также предполагает и финансовый аспект. В планах реформ систем здравоохранения и национального образования о вас забыли.

В соответствии с планом реформы национального образования мы получили право на прибавку в размере 10 евро в месяц. Естественно, мы восприняли это как унижение. К тому же, с учётом замораживания индексации, денег у нас будет всё меньше и меньше. Мы и так уже отстаём в зарплате от наших коллег, работающих в больницах. Например, они получают приблизительно на 300-600 евро в месяц больше чем мы.    

Опубликовано 09/06/2021

На ту же тему

Протесты работников системы правосудия
Протестующих против «ковидных паспортов» во Франции всё...
Закон о санитарных пропусках принят парламентом Франции
Макрон, марокканский брат следит за тобой!