Продажа оружия во Франции – тайна, покрытая мраком

Во Франции методы работы правительства во многом похожи на то, как работает руководство Евросоюза. Например, в вопросе продажи вооружения существует та же секретность, как и в деле закупки вакцин. Нам удалось поговорить с автором парламентского доклада по вопросам продажи вооружения. Позицию автора можно критиковать. Однако он даёт интересные сведения о том, как правительство покрывает компании, продающие оружие, или предоставляющие свои объекты для создания незаконных тюрем.
Продажа оружия во Франции - тайна, покрытая мраком

В отличие от некоторых других стран, продажа оружия во Франции – тайна, покрытая мраком. Ведь процесс происходит в условиях секретности. Эксперт Наблюдательной комиссии по вопросам вооружений и автор доклада о контроле за продажами вооружения Тони Фортен изложил своё видение ситуации.

Чем вы объясняете тот факт, что во Франции теме контроля над вооружениями практически не обсуждается?

Действительно, дебаты по этой теме по-прежнему практически не ведутся. Только кое-где возникают иногда лицемерные возмущения. Лицемерные, потому что раздаются они сразу же после заявлений о массовом использовании оружия с целью жестокого подавления протестов. Или же в рамках конфликтов, в которых Франция играет главенствующую роль (например, в Йемене, Руанде или во время войны в Персидском заливе). Уже в 1970-1980-е годы СМИ сообщали о продажах оружия Францией ЮАР в эпоху апартеида. Но эта информация не приводит к тому, чтобы парламент занялся этим вопросом. Почему? Потому что военно-промышленный комплекс играет важнейшую роль в поддержании высокого статуса Франции в мире. В связи с этим его пересмотр представляется крайне затруднительным.

Также не забиваем, что во Франции вся власти сконцентрирована в руках президента Республики. Это он разрешает продавать оружие или даёт согласие на развязывание войны. Вдобавок внутри политического класса существует своего рода консенсус. Он направлен на сохранение такого мощного инструмента влияния. К этому следует добавить слабость парламента во Франции. К тому же его роль постоянно уменьшается с подачи исполнительной власти. Так что правительство не предоставляет ему необходимых полномочий для настоящего контроля.

У депутатов нет доступа к информации, имеющейся в распоряжении парламентариев в других странах Европейского союза. Например, об объёмах поставок военного оборудования или уведомлениях об отказах, когда, в итоге, экспорт запрещается. А когда парламентарии задают вопрос правительству, то им просто отказывают без объяснения причины. Для сравнения, в других странах Европейского союза такое просто невозможно по определению. А ведь ещё двадцать лет назад другие страны Европейского союза имели тот же уровень проработки этого вопроса, что и Франция. Но, в отличие от неё, там положение изменилось к лучшему.               

Как формировалась эта характерная для Франции культура непрозрачности?

Свою роль сыграли различные факторы. В частности, вопрос о занятости в компаниях по производству оружия. Существует точка зрения, что в период кризиса необходимо сохранять рабочие места в этом секторе. Также не следует раздражать мощные профсоюзы и политические партии, восприимчивые к этой теме. Но при этом забывают о том, что экспорт оружия составляет только 1,3 % от общего объёма французского экспорта. А ведь можно было бы легко перепрофилировать эти компании по производству оружия на выпуск другой продукции. Таким образом рабочие места бы сохранились. Это вопрос политического выбора.

Регулярно в парламенте готовится доклад, в котором предлагаются решения по борьбе с подобной непрозрачностью. Но когда мы требуем от депутатов конкретных действий, то сталкиваемся с сопротивлением. Ещё один пример. Мы узнали о существовании секретной тюрьмы на производственной площадке компании Total в Йемене. На протяжении нескольких недель мы просили генерального директора компании Патрика Пуянне ответить на наши вопросы в Национальной ассамблее. Но так и не добились никакого результата.  

Существуют ли в Европе примеры для подражания, на которые можно ориентироваться?

Да, хотя также не следует также идеализировать то, что происходит за границей. Ведь одним организационным изменением всех проблем не решить. Политика зависит от каждого из нас, от нашей общественной активности и от работы парламента. За последние двадцать лет в ряде стран Европейского союза произошли заметные улучшения. Например, в Великобритании, Нидерландах или Германии. Именно о них в первую очередь шла речь в нашем последнем докладе. Также можно обратить внимание не такие страны, как Швеция или Италия. И в них наметились перемены в лучшую сторону. Но в перечисленных выше трёх странах в начале 2000-х годов прозрачность почти полностью отсутствовала. А теперь они подают пример необходимого уровня прозрачности в вопросах поставок вооружений, типов и количества военной техники, отказов в экспорте и т. д.

Помимо доступа к информации также существуют механизмы, позволяющие организовать парламентское наблюдение. Например, в Германии или Нидерландах депутатов информируют за две недели о выдаваемых государством новых лицензиях на экспорт вооружений. В случае сомнительной лицензии у них есть возможность провести предварительные дебаты ещё до экспорта. Такой подход изменил политические правила и процедуры. Но во Франции граждане или парламентарии выступают с обвинениями в адрес государства только когда та или иная подозрительная сделка в сфере поставок вооружений уже произошла.     

В каких странах эта система работает?

Например, в Великобритании существует специальная парламентская комиссия, занимающаяся расследованиями в области продаж британского оружия. В частности, в рамках работы этой комиссии с 2016 года проходили глубокие дебаты, касавшиеся войны в Йемене. Эти «комитеты» (так принято называть их в Великобритании) пришли к выводу о необходимости приостановить поставки оружия Саудовской Аравии. Вот вам конкретный пример, когда парламентские и демократические дебаты привели к изменениям. В связи с войной в Йемене были временно прекращены поставки оружия в соответствии с принятыми решениями в Швеции, Норвегии, Италии и Германии. Вот так работает демократия.  

Ещё можно обратить внимание на работу, осуществлённую в сфере продажи лёгкого стрелкового оружия в Германии И это несмотря на то, что эта страна долгое время занимала четвёртое место в мире по экспорту этого типа вооружений. Дело закончилось соглашением правительства, запрещающим продажи третьим странам, не входящим в состав Европейского союза. В 2013 году также в Германии был аннулирован контракт на продажу танков Саудовской Аравии. Также Нидерланды в 2012 года прекратили поставки танков Leopard в Индонезию. 

Какое конкретное решение вы рекомендуете?

Следует создать такую же постоянную парламентскую комиссию по вопросам продаж оружия. У неё должен быть доступ к информации по контрактам с грифом «совершенно секретно». Это позволило бы осуществлять регулярный и детальный контроль. В противном случае мы так и будем ограничиваться избирательными возмущениями. Но они не дают возможности действовать заранее, когда контракты обсуждаются и по ним принимаются решения. Парламентарии необязательно заменяют исполнительную власть. На практике известно, что это далеко не так просто. Но парламент должен хотя бы иметь возможность предостеречь. Правда, для этого он должен быть по-настоящему независимым.

Опубликовано 17/04/2021

На ту же тему

Нападение на профсоюз: разбор событий
Большинство молодых европейцев рискуют потерять жильё
Чемпионат мира по футболу 2022 и трудовые...
На Корсике леворадикалы поддерживают Макрона