Наркотики, проституция и рост ВВП в странах ЕС

Во Франции проституция и клиенты проституток наказываются законом. Но чего не сделаешь ради гармонизации экономики в единой европейской семье? Руководство Евросоюза призвало страны-члены ЕС учитывать в показателях ВВП доходы от преступной деятельности.
Наркотики, проституция и рост ВВП в странах ЕС

Наркотики, проституция и рост ВВП в странах ЕС. Более 6 миллиардов евро приносят Франции индустрия секса и продажа наркотиков. Эта сумма представляет собой лишь малую часть процветающих теневых рынков, функционирующих за пределами преступности. В действительности преступные организации вторгаются в легальную экономику благодаря попустительству отдельных государств. И кое-где постоянно укрепляют своё влияние.   

Наркотики, проституция и.… внутренний валовой продукт (ВВП). Кто мог бы подумать? Ведь теперь подсчёт государственных доходов стал таким же пикантным делом, как криминальный сериал. Во всём виноват Евростат (статистическая служба Европейского союза). С 2014 года он требует от государств-членов Европейского союза учитывать и незаконную деятельность при подсчёте своего ВВП. Цель заключается в том, чтобы унифицировать стандарты экономической деятельности в различных странах ЕС. Ведь в некоторых из них проституция, продажа и производство лёгких наркотиков официально разрешены. В результате такой легализации растёт их уровень благосостояния. Следовательно, и ВВП.             

«Sex and drugs» и ВВП

Первоначально Франции сопротивлялась. Ведь учёт незаконной деятельности наравне с обычной производственной был в некотором отношении проблематичным. Тем более, что такая деятельность имела принудительный характер. Например, проституция является «сферой деятельности мафиозных сетей. Часто в ней задействованы люди, не имеющие визы или вида на жительство и т. д.». Это объяснение дал директор департамента по экономическим исследованиям INSEE (Национальный институт статистики и экономических исследований Франции) Эрик Дюбуа. Поэтому проституткам приходится продавать себя вопреки своей воле. Такой подход привёл к появлению двух статистик. Первая – официальная, а вторая – неофициальная, чтобы выполнить требования Евростата.

Так продолжалось до 2018 года. Потом INSEE уступил (во всяком случае, частично). С этого момента в отчёты стали включать деятельность, связанную с оборотом наркотиков. Выяснилось, что выручка от которых составила около 2 миллиардов евро. К слову, официальные доходы от древнейшей профессии так и не подсчитали. Правда изучающий причины и последствия проституции Фонд Scelles считает, что ежегодно она приносит 3 миллиарда евро.                 

Сравним ситуацию с Великобританией. Британцы потребляют в два раза больше наркотиков (5,4 млрд евро) и платного секса (6,5 млрд евро). То есть, считаем, на 12,3 млрд евро больше, что составляет 1 % ВВП. Италия намного опережает остальные европейские страны. Эта сфера приносит стране 7 % своего ВВП. Удивляться не приходится – мафия бессмертна.    

Невидимая рука нелегального рынка

Помимо морального и юридического аспекта подобного источника ВВП, встаёт вопрос и о достоверности статистики. «Приведённые цифры являются всего лишь результатом приблизительных подсчётов. Следовательно, возможны любые погрешности», – объясняет экономист и преподаватель в университете Париж VIII Клотильд Шампейраш. Она специализируется на исследованиях криминальной экономики (1). По её мнению, эти статистические данные занижены. Вдобавок они не показывают реальный экономический вес мафии в Италии. К тому же, по словам эксперта, «нелегальные рынки крайне разнообразны. Лучше всего известен рынок наркотиков, но он далеко не единственный». И она перечисляет: продажа оружия, рынок мигрантов, торговля органами, бизнес, связанный с особо ценными животными и растениями, контрабанда. Как уверяет эксперт, этот список постоянно расширяется. А границы между легальной и нелегальной деятельностью очень условны.   

«Проникновение криминала в легальную экономику – реальный феномен. Поскольку без содействия помощников, работающих в легальной сфере, государственных служащих и даже представителей власти такое проникновение было бы невозможно. Согласно оценкам, контролируются приблизительно 3 % товаров, поступающих в европейские порты», – отмечает Клотильд Шампейраш.   

Переработка отходов – сверхприбыльный бизнес

Экономист также приводит пример Индии, решившей занять нишу на рынке переработки отходов. «Такая перспектива сразу же привлекла внимание и криминальных кругов. С этого момента наряду с легальной переработкой отходов стала развиваться и нелегальная. Индийские власти предпочли закрыть глаза на происходящее. Ведь они усматривая в этом бизнесе краткосрочный экономический интерес», – объясняет она. В Италии мафия инвестировала в предприятия по оказанию различных услуг (уборка, дезинфекция, общественное питание). В также в компании по сбору бытового мусора, в транспортные компании или в станции техобслуживания. Происходит своего рода колонизация легальной экономики, цель которой состоит в отмывании денег чёрного рынка. Это необходимо по ряду причин: личное обогащение, создание собственной логистики, исключающей необходимость обращения к субподрядчикам, контроль территории и достижение социального консенсуса. В противном случае преступные организации окажутся на грани исчезновения.

Для реализации всех этих планов «они действуют так же, как многочисленные международные предприятия. То есть, создают производственно-сбытовые цепи. Они структурированы, у них есть свои сети продаж, они принимают на работу и обучают персонал. У тому же преступники также являются отличными финансистами. Они способны обеспечивать получение существенной прибыли», – объясняет в свою очередь преподаватель бизнес-школы EDHEC и сотрудник кафедры управления криминальными рисками Бертран Монне. «Приоритет – в инвестициях», – подытоживает Клотильд Шампейраш.    

Слияние правительства и криминала

Между тем, для этих преступников эпидемия коронавируса, как и любой кризис, представляет собой «ускоритель развития». Covid сформировал новый рынок – рынок здоровья. Ведь возникает потребность в масках, лекарствах и вакцинах. «Преступные организации не противопоставляют себя государству. Они паразитируют на нём. Паразитизм проявляется в тех случаях, когда государство не справляется со своими обязанностями, – замечает Клотильд Шампейраш. – А либеральная модель, ослабляющая роль государства, способствует укреплению преступности».

Помимо рынка здоровья, мафия со своими мешками денег оказывает содействие предприятиям, попавшим в сложное положение. В частности, она предоставляет им необходимые для выживания средства. Так в Неаполе Каморра раздаёт еду самым бедным. А в Мексике лицо Хоакина Гусмана по прозвищу «Эль Чапо» изображено на картонных коробках с едой и масками, предназначенными для малообеспеченных и пожилых людей. Способ ещё больше обозначить своё присутствие на местах и усилить социальное влияние.      

Согласно оценкам, преступная деятельность мафии во всём мире составляет годовой оборот от 100 до 200 миллиардов евро. То есть около 4 700 евро в секунду (подсчёт произведён от 150 миллиардов). Доходы Ндрангеты, мафии из Калабрии, присутствующей на пяти континентах и считающейся одной из самых могущественных преступных организаций в мире, оцениваются в 53 миллиона евро. То есть они сопоставимы с прибылью гигантской корпорации Google.

  • Clotilde Champeyrache. « La Face cachée de l’économie : néolibéralisme et criminalités » («Скрытая часть экономики : неолиберализм и преступные сообщества»), издательство PUF.

Опубликовано 10/04/2021

На ту же тему

Бедные беднеют, богатые богатеют
Дело Wirecard: финансовый скандал в правительстве Германии
Наркотики, проституция и рост ВВП в странах...
Китай и США выходят из кризиса, но...