Есть ли будущее у французского кинематографа?

Глубокие изменения в экономике этой отрасли начались ещё до пандемии. Но в 2020 году, из-за резкого роста количества абонентов, Netflix, Amazon и им подобные получили небывалую власть. Во Франции цифровые платформы обещают органически сотрудничать с французским кинематографом, поддерживая его самобытность. Но на деле всё это похоже на захват рынка.
Есть ли будущее у французского кинематографа?

На днях компания Netflix сообщила, что количество её подписчиков превысило 200 миллионов. Проверить эту цифру невозможно (1). Действительно, художественные и документальные фильмы сейчас смотрят через интернет-платформы. Время кинозалов уходит – это факт. В прошлом году, в разгар пандемии, количество подписчиков у этих операторов резко увеличилось. Так у Amazon появилось 150 миллионов пользователей, 85 миллионов – у Disney Plus. В ноябре 2020 года Национальный центр кинематографии и мультипликации (CNC) провёл исследование. Выяснилось, что во Франции 49,6% семей подписаны на Netflix, 24% – на Amazon Prime, 18,6% – на Disney Plus, и чуть больше (21%) – на Canal Plus. Конечно, Covid-19 способствовал тому, что люди стали проводить больше времени перед мониторами. Неужели нас ждёт гибель кинематографа? Реальное положение дел намного сложнее.

«Великое зло» – это Netflix, с неё всё и началось. Эта компания впервые дала возможность программировать просмотр фильмов в эксклюзивном режиме. Хотя вспомним, что Canal Plus, постоянный партнёр французского кинематографа, делал это раньше и продолжает по сей день. Во Франции это больная тема. Ведь финансирование французских творческих проектов неразрывно связано с так называемой медиахронологией. Это означает, что фильм сначала демонстрируется в кинозалах. Затем, через шесть месяцев его можно посмотреть по запросу на видеоносителях, DVD и Blu-ray. Иногда этот срок может быть сокращён до четырёх месяцев, согласно чрезвычайному закону от 23 марта 2020 г.

Важнейшее значение имеет первый этап. Ведь часть средств, вырученных за билеты, получают создатели ленты через систему Sacem (французская ассоциация по сбору платежей для авторских гонораров и защите авторских прав). А ещё одна часть идёт на развитие новых проектов (CNC). Замыкая этот процесс на себя, Netflix и другие новички кинематографического рынка не слишком заботятся о «самобытности французской культуры».

Гонка за просмотрами и бюджетом

На прошлой неделе храм французского кино распахнул свои двери перед «волком». Cinematheque заключила партнёрское соглашение с Netflix о реставрации фильма Абеля Ганса «Наполеон». Неужели одно из самых замечательных произведений французского кинематографа попало в руки торгашей? «Меценаты в очередь не выстраивались», – объясняет Жойяким Тюиль, руководитель отдела по связям с общественностью Netflix France. «Нам пришлось упрашивать их решить эту сложнейшую, уникальную в своём роде задачу», – добавляет Жан-Кристоф Михайлофф, занимающий аналогичную должность в Cinematheque.

Эта организация, работающая «точно так же с Warner, Gaumont и Studio Canal», уже выражала готовность к реализации совместных проектов. «Сотрудничество с Netflix может оказаться очень ценным. Ведь у этой компании есть средства, есть особые отношения со многими великими режиссёрами. Значит, она может оказать нам содействие в их привлечении во Францию», – говорят её представители.

Только из любви к искусству

Что это, попытка успокоить профессиональное сообщество? «В любом случае это признак благого стремления к интеграции в экосистему французского кино», – считает Михайлофф. Для интернет-платформы номер один — это «символ» «долгосрочного инвестирования в французский кинематограф». В доказательство особого расположения к родине кинокомпания Netflix, не долго думая, открыла представительство в Париже. Также её руководство подчёркивает своё желание сыграть «положительную роль в местной экосистеме». Тем самым«глокальная» позиция (глобальная компания, местные реалии), о которой говорил специалист по истории кино Лоран Кретон, уже проявилась в конкретных делах. Компания-гигант, например, выкупила у Gaumont права на «мировую» демонстрацию французских фильмов.

В частности, речь идёт о киноленте «Просто чёрный» Жана-Паскаля Зади (Tout simplement noir). «Это какая-то афера», – считает один из административных работников, пожелавший остаться неизвестным. Конечно, пришлось «договариваться» о выходе фильма на экраны. И лидер кинематографической отрасли не остался в стороне. В итоге «хронология была соблюдена». И если бы Netflix не приобрёл эти права, этот фильм «не имел бы такого широкого проката. Никто в США не стал бы его покупать». В итоге выход ленты не только позволил заработать больше денег. Следовательно, их можно реинвестировать их в другие проекты такого же рода. Также он заставил обратить внимание на творчество французских кинематографистов. Жан-Кристоф Михайлофф тоже признаёт это. Судя по всему, он жалеет, что не были обозначены условия распространения обновлённого фильма «Наполеон»: «Если однажды эту ленту покажут на Netflix, то её посмотрит огромное количество людей по всему миру».

Цифровые платформы можно подчинить французскому законодательству …

Можно ли воспользоваться финансовой мощью транснациональной корпорации для поддержки хорошего дела? Хотя эта компания преследует не филантропические цели? Даже «приверженцы традиций» на свой лад передают мысль Брассенса (2). «Не надо целиться в какого-то непонятного врага.  Лучше немного подождать, пока кто-нибудь не превратит его в друга», – пел он. «Тем временем главные действующие лица отрасли хотят уточнить статус американских платформ. Их хотят, хоть и пока безуспешно, превратить в таких же операторов этой индустрии, как телеканалы. То есть, наделить теми же правами и обязанностями. Хотят, чтобы они оказывали содействие в создании фильмов. А также чтобы распространение происходило с учётом французской специфики», – говорят в компании Gaumont.

В связи с этим большие надежды возлагаются на директивы AVSM (аудиовизуальные медиауслуги). Этот документ был подписан Советом министров 21 декабря 2020 года, но ещё не применялся. Он призван «обеспечить баланс между французскими вещательными компаниями и мировыми платформами». Для этого последние должны отчислять от 20 до 25% своего оборота, полученного во Франции. Средства идут на «сохранение культурного наследия» и «независимых производителей». Поговаривают, что восстановление баланса между всеми инвесторами кинематографа позволит избежать гегемонии холдинга Canal Plus…

… Но есть те, кому законы не писаны

Среди компаний, недавно появившихся на рынке, есть те, которые отличаются особой бесцеремонностью. Так Disney Plus занимает только четвёртое место на французском рынке. Точнее третье по количеству предоставляемых видеозаписей. Но, если сложить количество пользователей Canal Plus Series и Canal VOD, французский холдинг опережает его. Однако Disney Plus ведёт агрессивную политику, не считаясь с местной спецификой. Видимо, этой компании неведомо, что такое медиахронология. «Так же, как и Warner, они просто игнорируют всё это, – считает наш осведомлённый собеседник. – Они держат в своих руках всю цепочку от начала до конца, от создания до показа…»

К тому же, выкупив права на свою собственную платформу, компания фактически посягнула на систему. Она заявила, что больше не будет показывать свои фильмы в кинозалах. Таким образом, впервые за много десятилетий Рождество прошло без диснеевских героев на экранах. Так полнометражный мультфильм Soul был представлен в Каннах. Затем его показали на Фестивале имени братьев Люмьер в Лионе (несмотря на сдержанный приём со стороны профессионального сообщества). Он также демонстрировался на Disney Plus. Только он был доступен лишь для абонентов. Это вызвало недовольство специалистов. Ведь многие из которых утверждали, что это «лучший фильм 2020 года» и его «надо смотреть на большом экране».

Цифровые платформы: хорошо или плохо?

Как выразился франко-канадский режиссёр Дени Вильнёв, не переход на цифровые платформы «убьёт кинематограф», а присвоение художественных произведений. Он не скрывает своих эмоций. Дело в том, что режиссёр подписал контракт с Warner Bros на ремейк фильма «Дюна». ОДнако он узнал, что студия будет демонстрировать эту ленту (и ещё 16 фильмов в 2021 году) одновременно и в залах, и на платформе HBO Max. Тем временем согласно договору приоритет должен быть отдан большому экрану.

Это была самая обычная финансовая сделка телекоммуникационного холдинга AT&T (с дефицитом бюджета, превышающим 150 миллиардов долларов). В 2016 году он купил WarnerMedia, который «не питает ни малейшей симпатии ни к кино, ни к публике». Во всяком случае так сказано в статье, опубликованной в американском журнале Variety. Журнал заручился поддержкой таких маститых режиссёров, как Кристофер Нолан. Он собирается покинуть студию, с которой сотрудничает с 2012 года. Поддержала текст статьи и продюсерская фирма Legendary (обладатель прав на фильмы DC Comics), постоянный партнёр Warner. Возможно, это заставит AT&T подумать.

Однако Вильнёв, как и некоторые его коллеги во Франции, утверждает: «стриминг вносит положительный вклад в развитие экосистемы кино и телевидения». «Впрочем, – добавляет он, – стриминг сам по себе не способен поддержать киноиндустрию в том виде, в каком она была до коронавируса» … Многие кинематографисты, сценаристы, режиссёры, музыканты, актёры и технические сотрудники разрываются между любовью к своей профессии и необходимостью зарабатывать.

(1) Цифры своей аудитории озвучивают сами платформы, без независимой проверки
(2) Песня Les Deux Oncles.

Опубликовано 22/01/2021

На ту же тему

Орли как место для воскресной прогулки
Есть ли будущее у французского кинематографа?
Госпожа министр, а не открыть ли нам...
Кен Лоуч: что такое политический фильм?