Вакцина от коронавируса: махинация века

И ещё раз о закупках вакцин. С момента этого интервью небольшая часть договоров была обнародована. Правда самую важную информацию исключили из общедоступной версии. Так что налогоплательщики, из карманов которых оплачивается подавляющий процент от общих затрат на вакцины, не могут видеть, как были потрачены их деньги. И эта ситуация так и не не изменилась.

Интервью с депутатом Европарламента, членом группы «Европейские объединённые левые/Северные зелёные левые» (GUE/NGL) Марком Ботенга (Рабочая партия Бельгии). Он настаивает на необходимости общедоступности технологий и информации в производстве и создании вакцины от Covid-19.

Жан-Жак Режибье: Вы критикуете закрытость контрактов Евросоюза и фармацевтических компаний, производящих вакцины от Covid-19. Но есть ли у вас доступ хоть к какой-то информации?

Марк Ботенга: На прошлой неделе мы получили доступ к контракту, подписанному Европейской комиссией и немецкой фармацевтической компанией Curevac. Эта вакцина ещё не готова. Нам обещают предоставить доступ к контракту между Pfizer и BioNTech. Но пока ничего конкретного мы об этом не знаем. Договор с Curevac мне показали в Главном управлении здравоохранения ЕС. Так просто с ним не ознакомиться. Вас приглашают в небольшой читальный зал. За вами наблюдает чиновник из Еврокомиссии. Вы должны сдать на хранение смартфон и ноутбук. Вам разрешается полистать документ. Но части текста скрыты. Такое впечатление, что из него убрали все пункты, которые Еврокомиссия считает значимыми или конфиденциальными. То есть всё то, что нас интересует. Речь идёт о ценах, сроках поставок, юридической ответственности фармацевтических компаний за возможные побочные эффекты от вакцин. И, разумеется, скрыто всё, что относится к области коммерческой тайны. Например, подробная информация о самой вакцине. Фактически Еврокомиссия прикрывается предлогом коммерческой тайны. Ведь я узнал, что в США большинство этих контрактов находится в открытом доступе. Более того, сообщается цена и количество доз, которые будут поставляться. Поэтому объяснения Еврокомиссии совершенно неубедительны.

Ж.Р.: Удалось ли вам узнать что-то конкретное о договорённостях между Европейским союзом и поставщиками вакцин?

М.Б.: Официальной информации по-прежнему не хватает. С моей точки зрения, это огромная проблема. Предполагается, что Еврокомиссия заказала в общей сложности 2,3 миллиарда доз для всех стран Европейского Союза. Причём заказы делались даже тем предприятиям, вакцина которых ещё не была одобрена официально. Таким количеством доз можно вакцинировать 5 раз всё население Европы, поэтому их должно хватить с запасом. Теперь возникает вопрос, попадут ли все эти вакцины на рынок. К тому же не ясно, все ли они будут эффективными. Пока это неизвестно, так как в настоящий момент официально одобрены только две из них. Ещё одна, AstraZeneca, запустила процедуру получения доступа на европейский рынок. Ожидается, что Johnson & Johnson тоже должен представить свой вариант вакцины, но пока об этом нет подробной информации.

Ж.Р.: Кто в конечном счёте оплачивает вакцины?

М.Б.: На самом деле было два этапа. Первоначально предварительные закупки осуществлялись через Европейский механизмй по чрезвычайным ситуациям, созданный на деньги государств-членов ЕС. Но затем Европейский Союз начал вести переговоры от имени стран-членов ЕС, и в итоге платят сами государства. Следует также понимать, что большинство этих вакцин было разработано на бюджетные средства. Задача Еврокомиссия заключалась в том, чтобы снять коммерческие риски с предприятий и перенести их на национальные и европейские бюджеты.

Поразительно, но в итоге ответственность берут на себя государственные органы. Я в письменной форме задал вопрос об условиях гражданской ответственности владельцев компаний-производителей в случае скрытого дефекта. Комиссия подтвердила мне, что эту ответственность несут государства, а не фармацевтические компании, с которыми заключались контракты. Поэтому мы платим за вакцину несколько раз раз: на этапе исследований и разработки из налогов, на этапе производства, и затем если выявляются скрытые дефекты и при покупке. То есть финансирование вакцин в значительной степени является государственным.

Ж.Р.: Вы также возмущаетесь тем, что Европейский Союз монополизирует вакцины. Тем временем другие страны мира, которым они нужны, не имеют к ним доступа. Как обстоят дела сейчас?

М.Б.: Еврокомиссия заявляет о солидарности со всем миром, но цифры говорят сами за себя. В понедельник директор ВОЗ сказал, что в 49 богатых странах уже распределены 39 миллионов доз, в то время как 20 стран с наименьшим уровнем доходов получили всего 25 доз. Это огромная проблема. Тем более, что есть решение. Индия и ЮАР попросили приостановить действие патентов, чтобы получить право выпускать вакцину самим. Европейский Союз, Швейцария, Канада и США, имеющие на своих территории фармацевтические лаборатории, отказали в этой просьбе. Однако в ВОЗ существует механизм, позволяющий делиться технологией производства вакцины от Covid-19 и предоставлять доступ к ней гораздо большему числу людей. Ведь это поможет быстрее положить конец пандемии. К тому же, если пандемия продолжит свирепствовать в ЮАР, то риск её распространения по всему миру будет довольно высокими.

Ж.Р.: Есть ли позитивные сдвиги в этом направлении?

М.Б.: ЮАР и Индия стоят во главе коалиции, включающей более 100 стран, которые просят о приостановке действия патентов. А это значит, что Европа и США составляют меньшинство на мировом уровне. К тому же есть петиция Европейской гражданской инициативы. Её авторы хотят собрать миллион подписей, чтобы заставить Еврокомиссию сделать шаги в этом направлении. Вдобавок всё больше экспертов в области здравоохранения призывают делиться. Если рассматривать этот вопрос с точки зрения глобального здравоохранения, то у нас нет выбора. К этому придётся прийти.

Опубликовано 21/01/2021

На ту же тему

Фейковые объявления на бирже труда
Кто заплатил за разработку вакцины?
General Electric: единство европейских профсоюзов
Вирус нищеты и голода