Госпожа министр, а не открыть ли нам музеи?

Многочисленные петиции, адресованные госпоже министру культуры и остающиеся без ответа с её стороны, требуют открытия музеев. По мнению Эммы Лавинь, директора Токийского дворца в Париже, для музеев сейчас самое время стать центром «проявления единства и гуманизма».
Многочисленные петиции, адресованные госпоже министру культуры и остающиеся без ответа с её стороны, требуют открытия музеев. По мнению Эммы Лавинь, директора Токийского дворца в Париже, для музеев сейчас самое время стать центром «проявления единства и гуманизма».

Деятели культуры требуют открытия музеев. Адресованные министру культуры Франции Розлин Башло, петиции взывают ко всему самому лучшему в человеке. Из авторы напоминают, что не хлебом единым жив человек, что в значительно более пострадавших от пандемии Италии и Испании музеи уже открыты, и что в условиях иссякшего потока туристов меры безопасности обеспечить можно довольно легко, в отличие от продолжающих работать заведений общепита. А главное – люди устали от изоляции и нуждаются не только в созерцании предметов искусства, но и в новом чувстве общности, которое они смогут получить в культурных центрах.

Госпожа министр ответила, что сделает всё, что в её силах – когда заболеваемость пойдёт на спад.

Многочисленные петиции, адресованные госпоже министру культуры и остающиеся без ответа с её стороны, требуют открытия музеев. По мнению Эммы Лавинь, директора Токийского дворца в Париже, для музеев сейчас самое время стать центром «проявления единства и гуманизма».

«Искусство, наравне с медициной, способствует исцелению человеческой души». Эта цитата обращена обращены к министру культуры. Она содержится в открытом письме, опубликованном на прошлой неделе, в котором изложены весомые аргументы в пользу открытия музеев, хотя бы частичного. Письмо, составленное работниками крупных музеев и художественных центров Франции, собрало уже более 7 500 подписей.

Ответить на такое было необходимо, и мадам Башло отреагировала. 8 фервоаля она сказала… что сказать ей нечего: «Я всегда говорила, что музеи и исторические памятники первыми возобновят работу, как только у нас будет отмечено снижение заболеваемости. Я понимаю людей, требующих от меня назвать, когда именно. Мы откроем музеи сразу, как только появится возможность». Тем временем подписавшиеся требуют, чтобы музеи открыли именно сегодня, пусть и в очень ограниченном режиме. По мнению Эммы Лавинь, директора Токийского дворца в Париже – крупнейшего центра современного искусства, – ситуация нелепая. «Мы страдаем, – говорит она, – так как относимся к категории заведений, способствующих распространению инфекции, несмотря на то, что соблюдаем санитарный протокол в 71 страницу».

Ещё один текст, опубликованный в интернете несколькими днями ранее некой Джокондой в маске, говорит о проблеме прямым текстом: «В музее люди не едят, не пьют, ничего не трогают и если говорят, то только шёпотом». Среди первых подписантов письма оказались Стефан Берн и Люк Ферри, а также Патрик Пеллу и Фредерик Жуссе, меценат, администратор Лувра и владелец журнала Beaux-Arts Magazine.

Есть и третий текст, составленный по инициативе ассоциации Patrimoine 2.0 (Наследие 2.0), в котором с юмором отмечают: «Может быть, наши замки должны продавать круассаны, чтобы нам снова позволили принимать посетителей?» О том же говорит в интервью одной из еженедельных газет Жан Луази, директор Парижской Высшей национальной школы изящных искусств, подписавший открытое письмо. Он цитирует художника Паскаля Конвера: «Пришло время вновь открыть места, которые учат нас жить и умирать. Трюфели, магазины, вино, тряпки и украшения – они тоже нужны, но музеи – это первая необходимость».

Сложившаяся ситуация кажется странной, появляется ощущение абсурдности происходящего. Вместе с тем возобновление работы итальянских музеев с 18 января, в том числе Сикстинской капеллы и галереи Уффици во Флоренции, лишь усилило у французских коллег чувство несправедливости – ведь обеспечение санитарной безопасности в музеях стало намного легче сейчас, когда из-за пандемии посетителей стало совсем мало. Не так скоро наступят дни, когда в Лувр будет приходить 30 000 посетителей в день, а в Центр Помпиду 20 000. В Испании, где музеи не закрывались, Национальный музей Прадо ежедневно принимает на две трети меньше посетителей, чем обычно, и 90% приходящей публики – это жители Мадрида, тогда как раньше 65% посетителей были иностранными туристами.

Можно соблюдать все необходимые меры предосторожности: соблюдение социальной дистанции, назначать посещения по предварительной записи, и это позволит также открыть студии-мастерские, образовательные платформы. В самом деле, музеи и художественные центры – это не только места, где можно посмотреть на картины и удовлетворить свою потребность сфотографироваться перед скульптурами, знаменитыми полотнами и произведениями искусства. Как ни парадоксально, кризис заставляет оценить весь потенциал «храмов искусства».

Открытое письмо, адресованное Розлин Башло, напоминает о недавних словах Эммануэля Макрона: «Президент Республики подчеркнул подавленное состояние, в котором из-за нынешней ситуации находится наша молодёжь, и отметил, что ему хотелось бы предоставить молодому поколению возможность присутствовать на университетских занятиях один день в неделю. Мы заботимся также обо всех студентах, особенно о тех, кто учится в школах искусств или специализируется по истории искусства, и хотим позволить им вернуться к работе с произведениями искусства. Мы действуем в интересах педагогов, воспитателей и работников социальной сферы, поскольку знаем, как важно для них предоставить возможность отвлечься и способствовать становлению сознания детей и воспитанников, оказавшихся в изоляции. Мы хотим вернуть себе именно эту функцию проявления солидарности, поддержки и помощи в передаче знаний».

Эмма Лавинь, которая с самого первого своего дня работы в Токийском дворце была полна решимости сделать заведение открытым для всех посетителей и поднимать проблемы современного мира – неравенство, загрязнение окружающей среды или, в частности, проблемы здоровья, – считает, что «запускать настоящие образовательные, творческие и идейные программы надо не тогда, когда кончится кризис, а именно сейчас. Именно сейчас наши музеи и художественные центры должны стать полноценным центром единства и гуманизма. Нынешняя ситуация давно уже стала недопустимой. Мы не можем больше держать двери закрытыми. Мы не увеселительные заведения, мы не Диснейленд. Неизвестно, сколько ещё может продлиться кризис. Мы должны научиться оставаться на плаву в таких условиях, ловить волну. Мы должны продолжать борьбу».

Опубликовано 09/02/2021

На ту же тему

Госпожа министр, а не открыть ли нам...
Кен Лоуч: что такое политический фильм?
Дьявол больше не носит Prada
Ален Дамазио: «Мы живём в лаборатории реального...