Эммануэль Макрон упустил французскую вакцину

Великобритания получила право приобретения первых доз будущей вакцины, разработанной франко-австрийским стартапом Valneva. Франция является акционером этой фармацевтической лаборатории через государственный инвестиционный банк. Но французы обойдутся.
Великобритания получила право приобретения первых доз будущей вакцины, разработанной франко-австрийским стартапом Valneva. Франция является акционером этой фармацевтической лаборатории через государственный инвестиционный банк. Но французы обойдутся.

Французы разработали вакцину от коронавируса. Только первой её получит Великобритания, а Франция – не раньше следующего года. Valneva – франко-австрийская компания, получавшая огромное государственное финансирование. Государственный инвестиционный банк Франции (Bpifrance) – второй по величине акционер компании. И теперь в стране всё громче звучит вопрос – почему же мы снова остались без вакцины?

Великобритания получила право приобретения первых доз будущей вакцины, разработанной франко-австрийским стартапом Valneva. Франция является акционером этой фармацевтической лаборатории через государственный инвестиционный банк. Но французы обойдутся.

С Борисом Джонсоном случилась забавная история. 28 января он посетил Шотландию с заявленной целью сдержать растущие сепаратистские настроения этой нации Соединённого Королевства. Под прицелом фотографов и в присутствии телерепортёров, переодетый в лаборанта, премьер-министр и глава Консервативной партии не без явного удовольствия вертел в руках пробирки с будущей вакциной от Covid-19 на производственной площадке фармацевтической лаборатории Valneva в Ливингстоне, крупном пригороде Эдинбурга. «БоДжо» любит медийную славу. Даже предупреждение о том, что завод в настоящий момент является возможным очагом заражения не удержал его от того, чтобы покрасоваться перед камерами, хотя несколько работников уже были инфицированы новым штаммом коронавируса.

По этому поводу разгорелась полемика; выступающие за независимость левые парламентарии из Шотландской национальной партии (SNP – в Шотландии оно составляют большинство) возмутились и обвинили Бориса Джонсона в том, что его визит был «совершенно необязателен», и что он ставит «политику над здоровьем людей». Премьер-министр Великобритании сначала отверг эти обвинения, заявив о том, что ему не было известно о случаях инфицирования. Но в конце концов всё-таки признался в обратном, гордо выпятил грудь и не без бахвальства сказал следующее: «Я думаю, что люди в Шотландии хотят видеть, что вся страна в едином порыве прилагает усилия для разработки вакцины, как это происходит прямо сейчас на этом фантастическом заводе в Шотландии. Никто и ничто меня не остановит, и по-настоящему горжусь тем, что делает моё правительство для вакцинации».

Во Франции и в Брюсселе произошёл другой скандал, связанный с компанией Valneva, в который оказалась замешана исполнительная власть. Он разразился приблизительно тогда же, на фоне неудачного начала кампании по вакцинации и регулярных срывов поставок первых противоковидных вакцин, выпущенных различными международными фармацевтическими лабораториями (Pfizer-BioNTech, Moderna, AstraZeneca). Ситуация совсем не шуточная. Вкратце, дело обстояло следующим образом: Эммануэль Макрон и Еврокомиссия не обратили никакого внимания на потенциально эффективную вакцину от Covid-19, разработанную франко-австрийским предприятием, которое находится как раз в Сент-Эрблене (департамент Атлантическая Луара), таким образом Великобритания получила эксклюзивное право приобретения первых доз этой вакцины. Их появление ожидается к концу 2021 года. Несколько недель назад Еврокомиссия отрапортовала о «результативных переговорах» с производством на заказ доз вакцины общим количеством до 60 миллионов. Зато уже с июля 2020 года правительство Бориса Джонсона получило 60 миллионов доз у Valneva, и пообещало профинансировать клинические испытания и строительство нового завода рядом с производственной площадкой в Ливингстоне. Этот заказ недавно был увеличен ещё на 40 миллионов, а на последующие годы сохраняется предварительная договорённость увеличить объём ещё на 90 миллионов.

Во Франции гадают по поводу причин такого фиаско. Движение французских предпринимателей MEDEF с прискорбием констатирует, что «французский гений проявляется теперь в других условиях». Правые, в лице президента регионального совета Пеи-де-ла-Луар Кристель Морансе от партии республиканцев (LR), заявляют о «настоящей неразберихе»: «Великобритания, в отличие от Франции, расстелила красную дорожку этой чудо-вакцине. Мы действуем вопреки здравому смыслу. Нам надо реагировать быстрее, гибче и проще». Левые же отстаивают перспективу «государственного центра вакцинации», который обеспечил бы возвращение к санитарной независимости и организации производства вакцин от Covid-19 с учётом существующих в настоящее время потребностей. Ну а правительство Кастекса считает, что всё было сделано правильно, хотя возможные поставки вакцин Valneva запланированы в лучшем случае на далёкий 2022 год. «С 6 мая 2020 года мы вели с этой биотехнологической компанией конструктивные переговоры, но Valneva приняла решение о сотрудничестве с Великобританией, где у неё, к тому же, была производственная площадка», – сожалеет министр промышленности Аньес Панье-Рюнаше.

Но вплоть до настоящего времени все забывают о таком важном действующем лице как государственный инвестиционный банк (Bpifrance). Он остаётся вторым акционером Valneva, имея приблизительно 8% её уставного капитала после внесения 25 миллионов евро, поступивших в 2013 году от Французского стратегического инвестиционного фонда (FSI) во время слияния Vivalis – предприятия, контролируемого семьёй Гримо – с его австрийским конкурентом Intercell, что привело к появлению биотехнологической компании.

Вся история этой фармацевтической лаборатории, насчитывающей около 500 сотрудников, 10% из которых работают во Франции, сопровождается получением государственных субсидий, исходящих из разных источников, от Кассы депозитов и консигнаций до региональных фондов, предоставлением льгот на исследовательскую работу (CIR) на сумму от 1,8 миллиона до 3 миллионов евро каждый год, а также кредитом в 25 миллионов евро от Европейского инвестиционного банка (BEI). С течением времени французское государственное инвестирование постепенно растворилось в англосаксонских венчурных инвестициях. Но разве может государственное учреждение оказаться спящим акционером на этом предприятии в условиях нынешнего санитарного кризиса?

Журналисты «Юманите» обратились к представителям Bpifrance, но те ничего не ответили. Для Valneva, уже получившей 100 миллионов евро от Бориса Джонсона и рассчитывающей на 1,4 миллиарда евро в случае успеха, всё проще простого: если вакцина окажется эффективной, то все затраты «окупятся сами собой». Руководство компании в выигрыше. То есть за всё заплатит государство. Великобритания получит вакцины ещё до того, как на них смогут претендовать все остальные. Кстати, по иронии судьбы, поскольку кампания по вакцинации в Великобритании опережает по темпам французскую, то, как пишет газета les Échos, франко-австрийская фармацевтическая лаборатория в ближайшие месяцы рискует упустить возможность проверить эффективность своей вакцины по ту сторону Ла-Манша. Если все получат ту или иную вакцину, то тестировать будет не на ком, и тогда придётся возвращаться в Европу, чтобы в ней искать волонтёров, необходимых для проведения клинических испытаний.

Опубликовано 10/02/2021

На ту же тему

Забытые Минздравом протестуют
Антироссийская паранойя Евросоюза
От субподряда к официальному оформлению
Уклонения от уплаты налогов: международная актуальность