Лион становится эпицентром фашистского насилия

Знаковое место для ультраправых во Франции, столица древней Галлии служит ареной для многочисленных проявлений агрессии в отношении левых, мигрантов или активистов профсоюзов. Махровый фашизм во многом обусловлен деятельностью фашистских группировок, у которых есть свои официальные штаб-квартиры с вывесками.
Знаковое место для ультраправых во Франции, столица древней Галлии служит ареной для многочисленных проявлений агрессии в отношении левых, мигрантов или активистов профсоюзов. Махровый фашизм во многом обусловлен деятельностью фашистских группировок, у которых есть свои официальные штаб-квартиры с вывесками.

Лион – столица французских ультраправых. Здесь, в среде местной состоятельной буржуазии, вербуется кадровый костяк актив многочисленных организаций – от монархистов из Action française («Французское действие») через «Поколение идентичности» (Génération identitaire) до откровенных неофашистов из «Социального бастиона» (Bastion social).

Собираясь в группы эти молодчики терроризируют левых, профсоюзных активистов и мигрантов, нападая на людей и устраивая погромы в помещениях. Полиция обычно им попустительствует.

Организация укрепляются в зависимости от наличия места постоянных сборищ – это может быть спортивный зал, но чаще всё-таки бары. Рост числа нападений в городе чётко коррелирует с открытием очередного бара, который всему городу – кроме полиции – известен как связанный с ультраправыми. Поэтому гражданские активисты города ставят себе целью закрытие подобных заведений – пока не стало слишком поздно.

Знаковое место для ультраправых во Франции, столица древней Галлии служит ареной для многочисленных проявлений агрессии в отношении левых, мигрантов или активистов профсоюзов. Махровый фашизм во многом обусловлен деятельностью фашистских группировок, у которых есть свои официальные штаб-квартиры с вывесками.   

Исторический центр Лиона – холм Круа-Русс (дословно «Рыжий крест»). В гору идёт дорога Гранд-Кот – одна из многочисленных живописных пешеходных улиц, соединяющих «холм, на котором работают», с площадью Терро. В Лионе есть два холма – «тот, на котором работают» и «тот, на котором молятся – то есть Фурвьер», – насмешливо уточняет Алин Гитар, секретарь ФКП (Французская коммунистическая партия) департамента. Она ждёт нас перед помещением местного отделения партии. Помещение расположено на пересечении этой хорошо известной дороги на холм и улицы Эмбер-Коломес. Оно находится в плачевном состоянии: ветер дует из всех щелей, окна разбиты. Внутри всё ещё валяются осколки стекла, а небольшой электрический радиатор не в состоянии прогреть помещение. Лучше не снимать верхнюю одежду. «Мы ждём когда страховая компания разрешит приступить к ремонтным работам», – объясняет Алин Гитар. Несмотря на все неприятности она не унывает. Под неприятностями следует понимать «семь актов вандализма за полтора года, три из которых сопровождались битьём стёкол», – уточняет она. Хотя официальное подтверждение так и не последовало, у неё нет никаких сомнений в том, что все эти акты вандализма осуществлялись ультраправыми. Один-единственный раз полиции удалось найти авторов одного из таких омерзительных погромов в 2018 году. Это были трое молодых людей, выходцев из кругов крупной лионской буржуазии – Обер Мишон дю Марэ, Октав Феррани Анри Ла Шапель. Все трое были близки к националистическому и монархическому движению Action française («Французское действие»), и в 2019 году они получили судимость. «Они были не очень умны, и украли железный прут на стройке рядом, – вспоминает Алин Гитар. – Вот поэтому полиция смогла без особого труда найти их. Но в остальных случаях преступления почти всегда остаются нераскрытыми». 

Дело в том, что в Лионе агрессия со стороны фашистских группировок исходит постоянно. Так продолжается уже много лет. Таких группировок огромное количество и фашистские молодчики обрушиваются на всё, что вызывает их ненависть: левые, профсоюзы, мигранты. Но 12 декабря 2020 году они зашли дальше чем обычно. Всё произошло в том же районе Круа-Русс. На этот раз в качестве места физической агрессии был выбран магазин анархистской литературы la Plume noire на улице Дидро. Рассказывает один из его владельцев – Жюльен: «Это было в тот день, когда мы проводили благотворительную акцию по сбору одежды и игрушек для нуждающихся накануне Рождества. Акцию организовали наши друзья из ассоциации Pese («За социальное равенство и экологию»). Двое молодых ребят из ассоциации наводили порядок в конце дня. Нападавших было семь-восемь человек. Сначала они несколько раз проходили мимо нашего магазина. Поэтому нападение наверняка было умышленным». В результате избиения одному волонтёру пришлось брать больничный на два дня, а другой получил три челюстно-лицевых перелома. Было начато расследование.        

Проблема заключается в том, что расследования редко приводят к уголовным обвинениям. После нападения на книжный магазин la Plume noire, 20 декабря прошла акция протеста против агрессий со стороны таких группировок, расплодившихся сегодня в неимоверном количестве и полностью уверенных в своей безнаказанности. Уже несколько лет существует коллектив по противодействию ультраправым, объединяющий политические организации, ассоциации, профсоюзы и т.д. Но сами власти, похоже, не придают особого значения этой атмосфере, которая приобретает всё более токсичный характер. Когда мы обратились в Управление по общественной безопасности департамента, никто из чиновников не захотел с нами общаться по поводу такой горячей темы. А ведь «Круа-Русс – это их конкретная мишень», – считает Марион Атьель, активистка «Семейного планирования» и Коллектива по профилактике и борьбе с ультраправыми. – Они проводят организованные атаки на участников протестных акций и помещения организаций». Нападения совершались и на Национальную конфедерацию труда (CNT), а также на расположенный недалеко от помещения организации бар на улице Кольбер, где часто проходили собрания или конференции с участием прогрессивных активистов. «Он назывался la Fourmi, а потом la Pinte douce, – уточняет Марион Атьель. – На него совершили несколько налётов и погромов. Владельцы опустили руки». То же самое относится и к магазину la Plume noire: Жюльен утверждает, что «магазин существует уже тридцать лет», и напоминает о том, что «в 1997 году его поджигали. А в 2016 году 25 человек совершили в магазине акты вандализма». По его мнению, «насилие происходит циклично и соответствует открытию их организаций». 

Вотчина этих фашистских группировок – квартал Старый Лион, расположенный у подножия холма Фурвьер. Именно там находится их «территория» и места их дислокации. 12 сентября 2020 года новому мэру экологу Грегори Дусе пришлось разрешить снова открыть известное среди ультраправых место встреч – бар la Traboule. Мэрия имеет право закрывать заведение только на основании санитарных требований. А владельцы бара выполнили все необходимые работы… С тех пор состоявшееся открытие точно совпадает с возросшим числом нападений. «Известно, что проблема заключается в таких заведениях, – отмечает Жюльен. – Когда они открыты, у них есть возможность регулярных встреч». Алин Гитар также считает, что эти заведения позволяют экстремистам «собираться, пить, разогреваться», а потом совершать акты агрессии. Ещё есть спортзал для занятий боксом – l’Agogé, входить в который можно только… белым. «Шесть-семь лет назад было около семи таких заведений», – вспоминает она.

Спектр таких группировок крайне широк – неофашисты из «Социального бастиона» (Bastion social) или «Поколения идентичности» (Génération identitaire), часто GUD (Groupe Union Défense), монархисты из Action française («Французское действие») или католики-традиционалисты из Civitas («Цивитас»). «Это замкнутая социальная среда: многие из участников этих группировок принадлежат к буржуазным лионским семьям, и у них много денег», – рассказывает Марион Атьель. «Социальный бастион» появился именно в этой среде: среди них Бенедетти (Иван Бенедетти – президент ультраправого движения l’Œuvre française / «Французское дело» – прим. редакции), Александр Габриак (Civitas, l’Alliance française, GI, Audace, Lyon poр ). Этот список можно долго продолжать. Центральной фигурой является Дамьен Рьё – один из основателей ультраправого движения Génération identitaire, известная в фашистских кругах личность и помощник депутата Европарламента от партии «Национальное объединение» (RN) Филиппа Оливье. Недавно была создана новая группа. «Это коллектив девушек с названием Nemesis. Они считают себя феминистками. Что-то новое, и этого явно нужно опасаться», – говорит Марион Атьель. Разнородное скопление, которое беспокоит уже не только активистов-антифашистов: в 2019 году депутаты партии «Непокорённая Франция» добились создания парламентской комиссии по расследованию деятельности ультраправых группировок. В докладе прямо говорится о том, что Лион является «колыбелью» «французских ультраправых групп», количество участников которых оценивается «приблизительно в 400 человек».          

Недавно Коллектив по профилактике и борьбе с ультраправыми сменил название на «Коллектив по закрытию фашистских заведений». Дело в том, что в этом как раз и заключается цель активистов, ожидающих реального ответа от государства в лице префектуры, которая так и не озвучила свою позицию по этому поводу. Впрочем, как и мэрия. По мнению всех активистов, борющихся с ультраправыми, виной тому – полное попустительство властей. «На протяжении многих лет муниципалитет никак не обозначал своей позиции, – с сожалением отмечает Марион Атьель. – Он предоставлял «крайне левым и крайне правым» возможность самим решать проблемы между собой в то время, когда мэром Лиона был Жерар Колон, и даже раньше». Ситуация могла бы измениться с новой муниципальной командой: мэр 1-го округа от партии «Непокорённая Франция» Натали Перрен-Жильбер 20 декабря пришла на протестную акцию против ультраправых. И, по словам Жюльена, состоялась встреча их коллектива с заместителем мэра Лиона. Возможно, местные власти начинают реально обращать внимание на проблемы. Но каким бы сильным ни было их желание покончить с ультраправыми группировками, в этот вопрос должно вмешаться государство. Ведь в Лионе фашизм пустил глубокие метастазы.       

Опубликовано 12/01/2021

На ту же тему

Во Франции разработали вакцину от коронавируса CoVepiT
Auchan делает рекламу на голодных студентах
США: Covid, вакцины и неравенство
Забытые Минздравом протестуют