Лётчики приходят на помощь беженцам

Ассоциация лётчиков-добровольцев возобновила воздушные наблюдательные полёты, чтобы помочь спасению беженцев из Ливии, пересекающих море на неприспособленных для этой цели лодках.
Ассоциация лётчиков-добровольцев возобновила воздушные наблюдательные полёты, чтобы помочь спасению беженцев из Ливии, пересекающих море на неприспособленных для этой цели лодках.

Тысячи человек гибнут в водах Средиземного моря, пытаясь добраться из разорённой неоколониализмом и войной Африки в сытую и мирную Европу, вслед за выкачанными из их стран капиталами. Эта история – о лётчиках-добровольцах, вылетающих каждый день им на помощь. Эти люди по зову совести вынуждены делать вместо государств их работу, пока те умыли руки и отдали беженцев на волю волн и триполитанских боевиков.

Ассоциация лётчиков-добровольцев возобновила воздушные наблюдательные полёты, чтобы помочь спасению беженцев из Ливии, пересекающих море на неприспособленных для этой цели лодках.

Каждый день четверо человек садятся в тесную кабину небольшого двухмоторного самолёта Colibri-2 и облетают огромное пространство на высоте 1 500 футов. Почти шесть часов подряд они не отрывают глаза от биноклей, постоянно наблюдая за акваторией центральной части Средиземного моря, в поисках любой крошечной точки, раскачивающейся на волнах. Их цель – обнаружить дрейфующие лодки беженцев, отплывших от ливийских берегов и вышедших в открытое море, не имея другого багажа, кроме надежды на лучшую жизнь.

С субботы, 12 декабря, после года, проведённого на земле из-за административных ограничений, введённых итальянскими властями, действующим в логике бывшего министра внутренних дел Сальвини, команда лётчиков-волонтёров возобновила наблюдательные полёты. С января 2018-го по декабрь 2019-го года они участвовали в спасении около 6 000 человек, терпевших бедствие на утлых лодках, которые в любой момент могли пойти ко дну. Их первая цель заключалась в оказании помощи спасательным катерам неправительственных организаций. «Нам удавалось вмешаться несколько раз, но из-за ограничений и запретов, навязанных итальянскими и мальтийскими властями, нам крайне редко предоставлялась возможность полётов в то время, когда они находились в море», – признаётся учредитель ассоциации Жозе Бенавант. Он встретился с нами в квартире, арендованной по случаю возобновления миссии на самом большом из Пелагских островов. «Вопрос о том, стоит возобновлять нашу деятельность или нет, возник в тот момент, когда выяснилось, что в зоне акватории не было ни одного спасательного судна некоммерческих организаций, – продолжает он. – Но наша миссия заключается в том, чтобы помогать спасать жизни в любых условиях. Из Ливии продолжают отплывать лодки. Мы вернулись, как только у нас появилась такая возможность». Пришлось купить новый самолёт за счёт продажи старого и привлечения средств спонсоров. В настоящий момент лётчики могут продержаться ещё четыре-пять недель. Им нужно собрать приблизительно 300 000 евро, чтобы продолжать полёты в течение всего года.

В съёмной квартире на кухонном столе установлены компьютеры и радиоаппаратура. По вечерам молодой фермер Эмерик, взявший на себя обязанности наблюдателя-координатора, чертит на карте линии, соответствующие завтрашним маршрутам лётчиков. Его задача заключается в том, чтобы охватить самую большую площадь (около 18 000 км2) каждый день с учётом того, что глаз человека с помощью бинокля с самолёта способен различать объекты на расстоянии приблизительно 6-ти морских миль. В этой же комнате студентка факультета биологии Таис выполняет функции связного. Вместе с Франком, ещё одним наблюдателем, во время полётов она постоянно остаётся на связи с экипажем с помощью установленного в самолёте спутникового телефона. Если лётчики обнаруживают терпящих бедствие беженцев, то их роль состоит в том, чтобы срочно предупредить ближайший Морской спасательно-координационный центр (МСКЦ).

«Ливийцы никогда не отвечают», – с сожалением говорит Жозе. Он хорошо знает африканский континент, и ему больно видеть, что Ливия с каждым днём погружается в хаос всё глубже. «Не следует забывать, что больше всех от военного конфликта в этой стране страдают гражданские лица, – продолжает он. – К тому же из-за этого хаоса нет ни одного порта, который мог бы считаться безопасным для высадки уцелевших беженцев. Поэтому мы сразу автоматически предупреждаем мальтийский МСКЦ и итальянцев. Затем мы ставим в известность находящиеся в зоне неправительственные организации, что позволяет им предлагать свои услуги координационным центрам». В действительности МСКЦ чаще всего отдаёт предпочтение вмешательству ливийской береговой охраны. В этом году, в рамках соглашений между европейскими странами и триполитанскими боевиками, «более 11 000 человек были возвращены в Ливию, где они могут быть арестованы или попасть в руки торговцев людьми и быть подвергнутыми эксплуатации», – говорилось в середине ноября в официальном коммюнике Международной организации по миграции (МОМ). Ещё около тысячи человек погибло, в том числе более ста за последний месяц, на этом самом смертельном в мире мигрантском маршруте.

Чтобы противостоять этой печальной реальности, в прошлый вторник, 15 декабря, Жозе, Кевин и Эмерик встретились в 7 часов утра «по зулу» (всемирное кодированное время, Zulu) на бетонированной площадке аэродрома, чтобы совершить второй после возобновления миссии лётчиков-волонтёров полёт. После тщательной проверки технического состояния Colibri-2 они вылетели в направлении условного авиапункта, расположенного приблизительно в 70 морских милях к западу от Триполи. Это входные ворота в зону, которую они будут внимательно изучать в течение шести часов. Незадолго до полудня Эмерик замечает постоянное белое пятно на поверхности воды. Кевин выключает автопилот и берёт штурвал, переходя в режим ручного управления. Воздушное судно начинает спуск, делая один вираж за другим. «Это может быть полузатопленный обломок лодки», – предполагает Жозе.

Такое встречается нередко. Это могут быть как брошенные лодки, так и суда, не затонувшие после того, как береговая охрана, выполнив миссию спасения, пыталась их уничтожить (обычная практика). Но эти плавающие, наполовину затопленные обломки также могут быть и качающимися на волнах трагическими свидетельствами о сотнях погибших. «Мы считаем вполне вероятным, что в море происходили кораблекрушения, о которых никто ничего не знает», – заявил прошлой весной официальный представитель координационного центра Международной организации по миграции Флавио Ди Джиакомо.

«Я предпочёл бы, чтобы кто-то увидел эти доказательства!», – говорит Эмерик в свою очередь. На борту Colibri всё происходит именно так: если что-нибудь замечает один из наблюдателей, то к нему присоединяются все остальные, чтобы понять, что это было. 21 декабря на протяжении 6 часов 30 минут полёта не удалось обнаружить ни одного человека, жизни которого угрожала бы опасность. «Прогноз погоды на старте был благоприятным, – говорит Жозе. – Вероятно, ливийская береговая охрана перехватила некоторые лодки ещё до тех пор, как им удалось отплыть от берега на расстояние более 20 морских миль». Это внутренние морские воды, зона, в которой имеют право действовать только ливийские суда. У Colibri нет разрешения облетать эту территорию. Если бы у экипажа самолёта было такое право, то, возможно, ему бы удалось предотвратить гибель нескольких десятков беженцев, которая произошла в тот же день недалеко от района Завия, в 45 километрах от Триполи…

Новость об этом пришла в среду 16 декабря. Красный Крест объявил о том, что на пляже к западу от ливийской столицы обнаружены тела четырёх детей от 5 до 10 лет. «Нам сообщали о тонущей лодке с тридцатью людьми на борту», – заявил информагентству AFP представитель Красного Креста Хасан Мохтар Аль Бей. Ливийская милиция задержала в море не менее 126 других беженцев.

Остальные смогли достичь итальянского острова Лампедуза. «В тот вторник 15 декабря прибыли три разные лодки», – рассказывают сидящие в расположенном недалеко от порта баре Никколо и Марта, волонтёры программы Mediterranean Hope, инициированной в 2013 году итальянскими протестантскими церквями. «Мы насчитали около 300 человек, – продолжают они, показывая фотографии трёх лодок, не превышающих 8 метров в длину. – Среди них были несовершеннолетние и беременные женщины. Когда они высадились, мы принесли им воду и одеяла, потом пограничники отвели их в центр временного размещения». Этот центр расположен в одном километре от порта. Комплекс, напоминающий своим видом тюрьму, скрывается в глубине долины Имбриакола, пересекающей остров с востока на запад. Здание центра находится в крайне плачевном состоянии. Планировалось, что там будут размещены не более 200 человек, но в прошлом месяце через него прошло как минимум 1 500 беженцев.

Вечером 15 декабря, прежде чем вернуться на базу, лётчики заметили к западу от острова паром итальянской компании GNV Azzurra, необычно стоявший на рейде за пределами порта. Начиная с 16 декабря там находятся 300 недавно прибывших беженцев и ещё 50 человек, содержавшихся

до этого в течение нескольких дней в центре временного размещения. Это новая итальянская стратегия в период пандемии COVID-19: с марта всех впервые прибывших беженцев размещают на паромах, переоборудованных в плавающие 14-дневные карантинные изоляторы. В ноябре такая мера подверглась критике со стороны приблизительно 150 итальянских и международных организаций, которые усмотрели в этом «нарушение прав человека» и приём пропаганды, подпитывающий миф об «инфицированных мигрантах». Тогда местные власти решили не показывать переполненный центр временного содержания министру транспорта Италии, который должен был посетить его.

Среди самолётов и вертолётов, сопровождавших самолёт министра, лётчики-волонтёры заметили воздушное судно небольшого размера. Рядом с ним находились четыре человека в оранжевых комбинезонах. Это были лётчики немецкой неправительственной организации Sea-Watch. Они тоже прибыли для того, чтобы совершить несколько наблюдательных полётов над Средиземным морем на борту самолёта Moonbird. Пока хватит средств, оба экипажа лётчиков-волонтёров, сменяя друг друга, будут выполнять роль государств-членов Европейского союза, от которой эти страны отказались, и пытаться помочь тысячам обычных людей, которые ежедневно рискуют жизнью в поисках убежища на западных берегах Средиземноморья.

Скоро в море должно выйти новое судно, зафрахтованное активистами и депутатами от итальянских левых партий. По инициативе коллектива Mediterranea на судне Mare-Jonio-2 будет размещён госпиталь, который сможет вместить приблизительно 1 000 спасённых. Корабль также будет оснащён дронами и аэростатами, чтобы облетать зону поисково-спасательных операций. Однако придётся подождать до апреля, прежде чем увидеть его в центральном Средиземноморье, где в настоящий момент нет ни одного судна неправительственных организаций. Организация Migrant Offshore Aid Station (Оффшорная станция помощи мигрантам, MOAS), покинувшая зону в 2017-м году из-за ограничений, введённых Италией, также объявила о своём возвращении. Мальтийская структура, партнёр немецкой неправительственной организации Sea-Eye, надеется возобновить свою деятельность в феврале с Sea-Eye-4. На прошлой неделе к берегам Ливии направилось морское судно Aita-Mari, зафрахтованное испанскими волонтёрами. Что же касается французов из гуманитарной организации SOS Mediterranée, то после целого ряда изменений, предписанных итальянской администрацией Ocean-Viking, они надеются возобновить свою миссию с начала 2021 года. Однако в настоящее время по административным или судебным причинам восьми судам неправительственных организаций запрещено оказывать помощь попавшим в беду людям.

Опубликовано 21/12/2020

На ту же тему

Забытые Минздравом протестуют
Антироссийская паранойя Евросоюза
От субподряда к официальному оформлению
Уклонения от уплаты налогов: международная актуальность