Метро на изношенных рельсах Франсафрики

Правительство Эммануэля Макрона в восторге от огромного проекта развития городского транспорта в Абиджане, тендер на разработку и реализацию которого выиграл один из консорциумов ведущих французских компаний.
Правительство Эммануэля Макрона в восторге от огромного проекта развития городского транспорта в Абиджане, тендер на разработку и реализацию которого выиграл один из консорциумов ведущих французских компаний.

Французские корпорации добились подряда на строительство метрополитена в Абиджане, экономической столице Кот-д’Ивуара. Масштабный проект будет оплачен из предоставленного Францией же кредита в размере 1,4 млрд евро. Эта сумма на порядок превышает смету проекта, который десять лет назад собиралась реализовать южнокорейская компания Hyundai. Нынешний проект будет осуществлять исключительно французский капитал: Bouygues, Alstom, SNCF и другие. 

Большая победа для Франции, неуклонно теряющей позиции во Франсафрике – своих бывших колониях – под напором китайского, индийского и турецкого капитала. Ну а десятикратно завышенную цену строительства метро в течение десятилетий предстоит выплачивать нищающему населению Кот-д’Ивуара.

Правительство Эммануэля Макрона в восторге от огромного проекта развития городского транспорта в Абиджане, тендер на разработку и реализацию которого выиграл один из консорциумов ведущих французских компаний.

Это история давней мечты, которую в своё время лелеяли сначала несменяемый президент Кот-д’Ивуара Феликс Уфуэ-Буаньи (1960-1993 гг.), а затем его преемники Анри Конан Бедье, и Лоран Гбагбо. Речь идёт о сети городского транспорта, которая, по замыслу её разработчиков, должна придать импульс развитию Абиджана и избавить от пробок бывшую политическую столицу и экономические лёгкие Кот-д’Ивуара, бывшую жемчужину Франсафрики, считающуюся умирающим и агонизирующим, но всё ещё живым наследием прошлого. Линия метро протянется в общей сложности почти на 38 километров, соединив северный город Аньяма с южным пригородом Абиджана Пор-Буэ. Запуск первой линии должен состояться в 2021 году, она будет насчитывать около 20 станций и охватит такие районы, как Ле Плато и Трейшвиль, где сконцентрировано 43 % рабочих мест и 13 % населения Абиджана. Окончание всех работ запланировано на 2026 год.

Как объясняет бывший директор Национального бюро технических исследований и разработок (BNETD), бывший министр капитального строительства и благоустройства Ахуа Дон Мелло, мечта однажды уже была близка к тому, чтобы стать реальностью: «В 2002 году наши экономисты оценили стоимость проекта приблизительно в 100 миллиардов франков КФА (151 миллион евро), а в 2010 году мы обсудили контракт на основе этих расчётов с южнокорейской многопрофильной корпорацией Hyundai». От этого проекта пришлось отказаться из-за острого политического кризиса, начавшегося после выборов 2011 года и завершившегося войной Лорано Гбагбо с мятежными сторонниками Алассана Уаттары, которого поддерживали Франция и Организация Объединённых наций. И вот сейчас к планам строительства «городского поезда» вернулись вновь благодаря личному вкладу Эммануэля Макрона. В 2017 году, во время церемонии символического начала работ, находившийся с официальным визитом в Абиджане президент Франции подтвердил взятые Парижем обязательства, представляя операцию как почти благотворительность: «Франция сделала вам беспрецедентное финансовое предложение. 1,4 миллиарда евро – это самая крупная сумма, которую Франция когда-либо предоставляла для реализации проекта развития городского транспорта за границей», – заявил он.

Почти два года спустя, в июле 2019 года, вернувшийся из Парижа Алассан Уаттара, выступая в Совете министров, настоял на необходимости реализации проекта, переименованного в «строительство метро». По словам источника, близкого к администрации президента Кот-д’Ивуара, на который ссылается еженедельник Jeune Afrique («Молодая Африка»), завершение этого проекта было представлено как «одно из условий, выдвинутых Эммануэлем Макроном перед его следующим официальным визитом в Кот-д’Ивуар». Для Алассана Уаттары поддержка бывшей колониальной державы тогда имела важнейшее значение. Экс-руководитель Международного валютного фонда (МВФ) в те времена размышлял о возможности для себя третьего президентского срока, теоретически запрещённого принятой им же Конституцией 2016 года. Он обещал снять свою кандидатуру в пользу премьер-министра и назначенного преемника Амаду Гон Кулибали, но неожиданная смерть последнего в июле 2020 года подтолкнула президента Кот-д’Ивуара к пересмотру своих планов, так как на политической арене появились опасные кандидатуры его предшественников Гбагбо и Конан Бедье.

Что же касается «беспрецедентных усилий», которыми так гордится Эммануэль Макрон, то они представляют собой ссуды, гарантированные казначейством Франции, вся выгода от которых достаётся французским компаниям (Bouygues, Alstom, SNCF и др.). По подсчётам Ахуа Дон Мелло, по сравнению с первоначальной стоимостью проекта смета увеличилась в десять раз. В случае его реализации либо «жителям Кот-д’Ивуара придётся платить за каждую поездку в десять раз дороже, что просто окажется не по карману всё более нищающему населению», либо «государству придётся субсидировать каждый билет на метро, что станет для него финансовой ямой». По меткому выражению бывшего премьер-министра Кот-д’Ивуара Феликса Уфуэ-Буаньи, политическое давление между Парижем и его бывшими колониями усиливается по мере того, как гаснет звезда Франсафрики.

Всё дело в том, что в бывшей неоколониальной вотчине, включая в первую очередь Кот-д’Ивуар, французские предприятия неумолимо теряют свои позиции под натиском китайских, индийских и турецких конкурентов. Убедиться в этом на собственном горьком опыте пришлось Лорану Гбагбо. За организацию тендера, открытого для Пекина в ущерб компании Bouygues, на строительство моста в Абиджане, бывший президент Кот-д’Ивуара навлёк на себя гнев Жака Ширака, восторгавшегося своим другом Анри Конан Бедье.

Стремясь избежать гнева важного экономического партнёра, Лоран Гбагбо позаботился о том, чтобы впоследствии при осуществлении государственных закупок оказывалось особое внимание компаниями Bouygues, Veolia, Total и Bollore. При этом, по его собственным признаниям и по словам его «франсафриканского» адвоката Робера Буржи, Гбагбо отправил несколько чемоданов наличных денег, предназначенных для президентской кампании клана Ширака в 2002 году. «Проект “строительство метро” в нынешних финансовых условиях станет катастрофой для Кот-д’Ивуара и принесёт большую прибыль только акционерам французских транснациональных корпораций (…). Что же касается 1 044 миллиарда франков КФА, запланированных на метро Абиджана, то следует заметить, что, по данным BNETD, эта сумма в пять раз превышает стоимость санации экономики всего Абиджана», – подчеркнул 25 ноября сенатор от Парижа Пьер Лоран (ФКП).

Доброжелательность Алассана Уаттары к французским финансовым интересам, несомненно, сделала его отношения с Эммануэлем Макроном более дружественными. В интервью, опубликованном в Jeune Afrique 20 ноября, президент Франции косвенно признал факт нарушения конституции Кот-д’Ивуара, но не сказал о совершенно неправдоподобных цифрах участия 56 % электората, вопреки бойкоту, к которому призывали почти все кандидаты от оппозиции. «Между Францией и Африкой должна быть красивая история любви», – лирически заявил глава Республики. Но при условии, что эта же «любовь» будет подкреплена выгодными для Франции контрактами.

Опубликовано 15/12/2020

На ту же тему

Забытые Минздравом протестуют
Антироссийская паранойя Евросоюза
От субподряда к официальному оформлению
Уклонения от уплаты налогов: международная актуальность