Борьба за сохранение компании EDF

Профсоюзы и политические партии мобилизуются против проекта Hercules, согласно которому историческая компания будет разделена и приватизирована во имя «свободной и настоящей конкуренции». Весьма сомнительная польза от такой цели.
Профсоюзы и политические партии мобилизуются против проекта Hercules, согласно которому историческая компания будет разделена и приватизирована во имя «свободной и настоящей конкуренции». Весьма сомнительная польза от такой цели.

Планы французского правительства по раздроблению национальной энергетической компании EDF с последующей приватизацией самых лакомых кусков вызвали бурю возмущения в обществе. Профсоюзы, муниципальные депутаты и оппозиция – от коммунистов до республиканцев – выступили с осуждением плана Hercules, направленного на национализацию убытков и приватизацию прибылей и угрожающего потребителям резким ростом расходов на электричество.

Профсоюзы и политические партии мобилизуются против проекта Hercules, согласно которому историческая компания будет разделена и приватизирована во имя «свободной и настоящей конкуренции». Весьма сомнительная польза от такой цели.

Своим проектом Hercules правительству удалось совершить подвиг – объединить вокруг себя все профсоюзы EDF и основную часть политических сил страны. От ФКП (Французская коммунистическая партия) до отдельных депутатов-республиканцев (LR) – все сейчас резко критикуют этот план реорганизации исторического оператора. Критика приобретает столь масштабный характер, что у некоторых появляется надежда на общенациональную кампанию вроде той, которая была во время протестов против приватизации группы компаний «Аэропорты Парижа» (ADP)…

1 . Hercules – программа по разделу EDF.

Реструктуризацией EDF управляют из Елисейского дворца, и в тексте проекта очень много непонятных моментов. В своём нынешнем виде Hercules направлен на то, чтобы разделить EDF на три независимые части. EDF Blue, на 100 % принадлежащая государству, объединит атомную и тепловую энергетику (газовые и угольные электростанции). Государству также будет принадлежать и EDF Azur, куда войдёт производство гидроэлектроэнергии (плотины). Наконец, в EDF Vert войдут прежде всего Enedis (распределение электроэнергии) и компании, специализирующиеся на возобновляемых источниках (ветроэнергетика). Третье подразделение будет открыто для частного капитала с установленной на первое время планкой на уровне 35 %. Иначе говоря, этот новый проект, состоящий из нескольких частей, как конструктор, сводится к национализации убытков и приватизации прибыли. На самом же деле государство планирует оставить за собой самые дорогостоящие сферы (атомная энергетика предполагает огромные инвестиции и поэтому отпугивает частный бизнес) и уступает рынку самые прибыльные направления. Например, одна только компания Enedis ежегодно выкачивает из кассы EDF не менее 600 миллионов евро дивидендов. Завтра часть этой манны небесной достанется новым акционерам.

Между тем существует большая вероятность того, что на 100 % принадлежащему государству будущему подразделению EDF Bleu придётся продавать всю производимую им электроэнергию своим конкурентам, то есть и подразделению EDF Vert, и компаниям, уже закрепившимся на энергетическом рынке (Total, ENI, Leclerc и др.). «Наши конкуренты смогут делать всё, что им придёт в голову, хотя они на протяжении многих десятилетий не вложили в производство электроэнергии ни копейки! На строительство атомной электростанции уходит десять лет, и оно обходится приблизительно в десять миллиардов евро. В будущем государство будет продолжать финансировать такие работы, в то время как вся прибыль в конечном счёте достанется частным компаниям», – возмущается служащий EDF.

2. Святая конкуренция любой ценой.

В действительности Hercules является всего лишь заключительным этапом давно идущего процесса либерализации. Он начался в 1980-е годы с подачи Маргарет Тэтчер, затем закрепился европейскими директивами в 1990-е годы, но отмена или сокращение государственного регулирования энергетического сектора не принесли ожидаемых результатов в плане снижения тарифов. В период с 2007 по 2017 годы средний счёт клиента, использующего электрическое отопление, вырос во Франции на 36 %.

Конечно, нельзя объяснять такой взлёт цен одной только конкуренцией. Но и регулирования цен за счёт соотношения цены и качества не произошло. Причины носят структурный характер. Счёт за электричество включает три статьи расходов: стоимость производства энергии, стоимость транспортировки электричества и налоги. Если частные операторы хотят снизить свои тарифы, они не могут рассчитывать ни на устанавливаемые государством налоги, ни на доставку, ведь распределительные сети в электроснабжении закрыты для конкуренции: было бы абсурдно создавать новую сеть высоковольтных линий для каждого нового оператора! Поэтому снижение возможно только на этапе производства электроэнергии. Но в этой сфере конкурентам приходится обращаться к EDF, так как никто не может соперничать с 56-ю атомными реакторами в распоряжении гигантской компании.

«В конечном счёте частные операторы могут играть только на маркетинговых расходах, которые составляют не более 5 % от общей стоимости электроэнергии, – подчёркивает Жак Персебуа, экономист, специализирующийся на энергетике. – Есть исследование, доказывающее, что переход к конкуренции позволил бы конечным потребителям экономить приблизительно 4 евро в месяц. Этого слишком мало».

Тем не менее, чтобы помочь конкурентам обосноваться на рынке, в 2010 году законодательная власть изобрела правовой механизм ARENH или регулируемый доступ к исторической ядерной энергетике. Он позволяет альтернативным поставщикам покупать у EDF часть вырабатываемой атомной электроэнергии (около 25 %) по установленным государством тарифам (сегодня фиксированная цена составляет 42 евро за 1 мегаватт-час). На протяжении нескольких лет EDF старается увеличить этот тариф, считая его слишком низким для того, чтобы покрыть расходы по техническому обслуживанию атомных объектов. Вот эта карта и разыгрывается в случае с Hercules: правительство может «продать» Европейской комиссии разделение EDF в обмен на увеличение тарифа ARENH.

3. Нарушение равноправия между потребителями?

Профсоюзы опасаются, что проект Hercules снова вызовет резкий рост цен на электричество для конечных потребителей. Сегодня равенство тарифов гарантируется так называемым «равномерным территориальным распределением», которое заключается в том, что потребитель платит за электричество по одному и тому же тарифу, независимо от того, живёт ли он в центре Парижа или в глухой деревне, отличается лишь стоимость доставки. Что будет завтра? «Частные акционеры компании Enedis внесут финансовую логику в основу устройства, – опасается активист ВКТ («Всеобщая конфедерация труда») Enedis Жан-Кристоф Вельтцер. – Возьмём конкретный пример: предположим, что с одним километром электрической сети сегодня вы можете снабжать 2 000 пользователей в городской местности, а в отдалённой части департамента Ардеш – всего лишь одну ферму. Завтра частный акционер подсчитает всё как следует и решит инвестировать туда, где можно получить прибыль. Существует риск, что французы от этого только проиграют как в плане тарифов, так и по качеству инфраструктуры».

Неслучайно против Hercules выступают также и местные органы власти, по поручению которых Enedis управляет сегодня распределительной сетью. «Лучший способ обеспечить одинаковые тарифы на всей территории страны заключается в привлечении к управлению сетями одного крупного дистрибьютора, имеющего монополию на всей территории страны», – уверяет со страниц газеты Les Echos Ксавье Пента, президент Национальной федерации местных концессионных органов и управлений (FNCCR).

4. Энергетическая независимость под угрозой?

«Тема Hercules мало освещается в СМИ, ведь кажется, что это всё технические вопросы. Но на самом деле она касается всей нации, – отмечает депутат от ФКП Себастьен Жюмель. – Это проект затрагивает энергетический суверенитет и может негативно сказаться на нашей способности производить энергию, доступную как для частных лиц, так и для предприятий». «На кону стоит демократия, – вторит ему Жюльен Обер, депутат-республиканец (LR), – так как под угрозой оказалось предприятие, принадлежащее всем французам. Компания EDF – неотъемлемая часть нашей экономики, она способна глобально мыслить в территориальном и стратегическом планах. И мы должны защитить её».

Критики проекта обращают внимание на специфику электроэнергетики – в высшей степени стратегический актив. Некоторые беспокоятся о том, что будущее подразделение EDF Vert, занимающееся распределением электроэнергии, может притянуть многих иностранных операторов (государства или инвестиционные фонды). Но не стоит создавать панику, хотя угроза действительно существует. «Это могут быть американские пенсионные фонды или китайские инвесторы, которые сегодня активизируются во многих европейских странах. Предоставлять иностранному капиталу возможность контролировать часть ваших распределительных сетей – дело всегда сомнительное: от электричества в некотором роде зависит всё, включая национальную оборону», – считает экономист Жак Персебуа.

«Раздробление интегрированных компаний является чистым безумием, – заключает представитель профсоюза «Французская демократическая конфедерация труда – Федерация химии и энергетики» (FCE CFDT) Себастьен Мишель . – Энергетика – народное достояние, а не обычный потребительский товар. Идёт ли речь о пенсионном фонде или об отдельных государствах, крайне опасно открывать капитал EDF частному бизнесу».

Опубликовано 15/12/2020

На ту же тему

Рекордные прибыли за время пандемии
Французские стартапы процветают за счёт государства
Стратегическая «революция» Renault: за чей счёт?
Конкуренция приведет к снижению цен, говорили нам