Продажа никелевого завода в Новой Каледонии вызвала взрыв возмущения

В условиях хищнических аппетитов капитализма и при бездействии самоустранившегося государства на тихоокеанском архипелаге складывается взрывоопасная ситуация. Возникают даже опасения по поводу возможной новой вспышки насилия. Попытаемся проанализировать экономические и политические причины происходящего.
В условиях хищнических аппетитов капитализма и при бездействии самоустранившегося государства на тихоокеанском архипелаге складывается взрывоопасная ситуация. Возникают даже опасения по поводу возможной новой вспышки насилия. Попытаемся проанализировать экономические и политические причины происходящего.

Основу экономики Новой Каледонии, где в преддверии решающего референдума в 2022 году растут сепаратистские настроения, составляет никель. Поэтому известие о продаже гидрометаллургического завода в Горо, причём не металлургической компании, а биржевому брокеру Trafigura, вызвало здесь бурю возмущения и столкновения местных жителей с полицией.

Организация Usine du sud = Usine pays («Южный завод = Завод страны» (USUP)), Совет представителей коренных народов для ведения переговоров (ICAN) и Канакский социалистический фронт национального освобождения (FLNKS) требуют передачи завода под контроль местных жителей.

В условиях хищнических аппетитов капитализма и при бездействии самоустранившегося государства на тихоокеанском архипелаге складывается взрывоопасная ситуация. Возникают даже опасения по поводу возможной новой вспышки насилия. Попытаемся проанализировать экономические и политические причины происходящего.

Обстановка в Канаки-Новой Каледонии резко накалилась 7 декабря после объявления о продаже крупного гидрометаллургического завода по производству никеля и кобальта в Горо (южная провинция острова Гранд-Тер), который обеспечивал работой 3 000 человек. Расположенный недалеко от уникального месторождения, он принадлежал гигантской бразильской компании Vale, которая объявила в сентябре о своём намерении продать предприятие. Как и предполагалось, сделанное 9 декабря официальное заявление о продаже завода консорциуму, возглавляемому швейцарской брокерской компанией Trafigura, специализирующейся на торговых операциях с сырьём, обострило и без того непростую ситуацию.

Типичная история расхищения природных ресурсов Новой Каледонии, о чём вот уже более трёх десятилетий говорят сторонники независимости. 10 декабря появились признаки нового витка обострения ситуации: перекрытые дороги, столкновения противников продажи завода с силами правопорядка, поджог здания администрации завода, эвакуация работников «в качестве меры предосторожности».

Управление верховного комиссара Новой Каледонии выступило с заявлением, в котором говорится о «нескольких попытках незаконного проникновения» на территорию предприятия и о том, что «полиции пришлось прибегнуть к использованию оружия, чтобы остановить атаку группы активистов, которые на двух пикапах двигались в сторону жандармов». «Предприятие, включённое в список директивы Seveso по предотвращению крупных промышленных аварий, сейчас охраняется силами правопорядка», – заверяют представители власти. Однако заблокированные дороги, и атмосфера всеобщего напряжения создают ощущение надвигающейся катастрофы.

К сожалению, ситуация была вполне предсказуема. Если учесть чрезвычайно важную роль, которую играют никель и другие полезные ископаемые в политической жизни Новой Каледонии, хищнические действия крупных международных компаний и самоустранение государства, то удивляться этому не приходится. К тому же глава южного региона Соня Бакес (партия «Каледонские республиканцы»), являющаяся лидером правых, выступающих против независимости, сделала осознанный выбор и подлила масла в огонь, усилив раскол между противниками и сторонниками суверенитета. Её цель заключалась в том, чтобы мобилизовать свой лагерь после референдума, состоявшегося 4 октября, результаты которого свидетельствуют о росте числа сторонников независимости. Напомним, что процесс деколонизации Новой Каледонии проходит в соответствии с Нумейским соглашением 1998 года, согласно которому на острове должны пройти три референдума по этому вопросу. 4 октября 2020 года состоялся второй референдум, победу на нём одержали противники независимости, набрав 53,3 % голосов. Третий референдум должен пройти в 2022 году.

Вот уже несколько недель плану продажи завода противостоит коалиция, состоящая из сторонников независимости, куда входят сообщество Usine du sud = Usine pays («Южный завод = Завод страны» (USUP)), Совет представителей коренных народов для ведения переговоров (ICAN) и Канакский социалистический фронт национального освобождения (FLNKS). Они заявляют о категорическом несогласии с «принудительной передачей», обеспечивающей «захват международными корпорациями богатств страны». Представители этих организаций возлагают надежды на продажу завода другому собственнику – историческому лидеру сторонников независимости Полю Неаутиину, который через полугосударственную компанию Sofinor уже владеет большим заводом, расположенным в северной части Новой Каледонии рядом с месторождением Кониамбо. Sofinor, связанная с южнокорейской группой Korea Zinc, объявила о своём желании сделать ещё одно предложение о покупке в связи с выходом южнокорейского партнёра из участия в торгах по продаже завода Горо. «Мы приняли решение пересмотреть предложение на прежних условиях, но с новым участником», – заявил 8 декабря руководитель проекта Sofinor Ульрих Ребель.  

По мнению активистов USUP, выбор консорциума под руководством Trafigura и с названием Prony Ressources сочетает «частные интересы и производственную некомпетентность». Вряд ли это может кого-то удивить, если вспомнить, что Trafigura не имеет к металлургическому производству никакого отношения. Эта компания – биржевой брокер, хищный финансист, замешанный в нескольких международных скандалах, включая историю со сбросом судном Probo-Koala отходов в воды Кот-д’Ивуара в 2006 году. Ситуация с никелевым заводом носит политический характер для сторонников независимости, считающих, что государственный контроль над горнодобывающей промышленностью и ценами на полезные ископаемые является единственным способом обеспечить как стабильную прибыль (при высоких ценах на никель-сырьё), так и доходы, которые должны распределяться между населением Новой Каледонии, а не служить интересам международных компаний. Однако с самого начала торгов государство ведёт нечестную игру, вызывающую возмущение трудового коллектива USUP и сторонников независимости, о чём говорит официальный представитель FLNKS Виктор Тютюгоро. «С каждым днём наша решимость только крепнет, а наша протестная активность укладывается в ограничения по времени», – заверил он, назвав роль государства во всей этой истории на «сомнительной».

Со своей стороны ICAN разоблачает эти ухищрения следующим образом: «Мы подозревали, что нас ждёт, потому что Франция использовала свои дипломатические связи, а южнокорейское правительство оказало давление на компанию Korea Zinc (партнёр компании Sofinor – прим. ред.), чтобы та отказалась от участия в торгах». Всё дело в том, что, как в метрополии, так и в Канаки-Новой Каледонии, при продаже крупных промышленных компаний государство отдаёт предпочтение финансовым интересам. Но на архипелаге последствия такой политики могут привести к катастрофе. 10 декабря министр заморских территорий Себастьян Лекорню провёл встречу с местными предпринимателями и политиками. Несмотря на призывы к спокойствию со стороны властей и всех политических деятелей, ситуация в любой момент может выйти из-под контроля. Особенно на территории, где количество имеющегося огнестрельного оружия оценивается приблизительно в 115 000 стволов на 285 000 жителей.

Опубликовано 10/12/2020

На ту же тему

Забытые Минздравом протестуют
Антироссийская паранойя Евросоюза
От субподряда к официальному оформлению
Уклонения от уплаты налогов: международная актуальность