Выпускники медики в условиях Covid-19?

8 800 новых интернов, делавших первые шаги в профессии в период пандемии, на себе испытали ухудшение условий труда в больницах. Испытывая смешанные чувства, некоторые из них согласились рассказать о непростом переходе от теории к практике.
8 800 новых интернов, делавших первые шаги в профессии в период пандемии, на себе испытали ухудшение условий труда в больницах. Испытывая смешанные чувства, некоторые из них согласились рассказать о непростом переходе от теории к практике.

Интерны и выпускники медицинских ВУЗов, работавшие в 2020 г в условиях пандемии Covid-19, получили особенный опыт, отличный от опыта их предшественников. С одной стороны они лично убедились в важности работы врача и медика. С другой — очень быстро увидели уровень состояния здравоохранения, когда в богатой европейской стране врачей учат вырезать средства индивидуальной защиты из мусорных пакетов. Некоторым уже с самого начала приходят мысли о том, чтобы бросить медицину. Другие решают остаться. Вполне вероятно, что в ближайшем будущем они пополнят ряды протестующих. 

8 800 новых интернов, делавших первые шаги в профессии в период пандемии, на себе испытали ухудшение условий труда в больницах. Испытывая смешанные чувства, некоторые из них согласились рассказать о непростом переходе от теории к практике.

Covid-19 не был описан в учебниках по медицине, которые они штудировали ещё в прошлом году. Коронавирус обрушился на мир через несколько месяцев после начала их первого года работы в интернатуре в качестве молодых врачей. В ноябре 2019 года их направили в больницы Франции. В общей сложности 8 800 интернов сделали свои первые шаги в профессии в условиях мировой пандемией, столкнувшись с тогда ещё совершенно неизвестным вирусом.

«17 марта мне и ещё одному интерну пришлось заниматься 20 пациентами», – вспоминает Ромео, работавший тогда в инфекционном отделении больницы в Сен-Сен-Дени. Спустя восемь месяцев он вспоминает об этом времени, сидя с чашкой чая в своей квартире в 13-ом округе Парижа. На дверце холодильника он прикрепил записку от одного из своих пациентов, который был на грани между жизнью и смертью. Это время навсегда останется в памяти всех переживших его медработников.

Для молодых врачей первые дни вступления в профессию носили крайне необычный характер. «Сначала я была очень взволнована», – говорит Марион (*), интерн в больнице, расположенной на окраине Лиона. Перспектива лечения новой неизвестной болезни показалась ей «интересной». Но уже в первую неделю подхватив вирус, она была вынуждена оставаться на самоизоляции в своей квартире пока её коллеги продолжали бороться с пандемией. «Я вернулась в своё отделение до окончания двух недель», – признаётся она. Слишком велико было желание помогать, лечить и применять на практике знания, полученные в течение пяти долгих лет.

«Я говорил себе, что стану участником важных событий мирового масштаба, и в то же время не знал, чем это закончится. Я боялся, что у меня будет шок от того, что мне предстоит увидеть и пережить», – говорит Ромео. Его энтузиазм снижался по мере увеличения потока пациентов. По вечерам он возвращался домой в одиночестве. «Мне было не по себе. В течение первых трёх недель у меня резко снизился аппетит, я похудел, ночью меня мучили кошмары», – признаётся он. Первые месяцы интернатуры в условиях пандемии коронавируса стали для него «настоящим стрессом». Молодой врач проработал в больнице всего несколько месяцев. «Ко мне только начинала приходить уверенность, я чувствовал себя способным принимать самостоятельные решения, но затем пришла пандемия, и я снова не знал, что делать», – рассказывает он.

В департаментах Гранд-Эст и Иль-де-Франс больницы быстро оказались переполненными. Массовый наплыв больных вынуждал медработников отправлять некоторых из них обратно домой и лечить дистанционно. «Это было тяжелее всего, потому что в обычных условиях эти люди были бы госпитализированы», – вздыхает Леонар, интерн одного из парижских медицинских учреждений. «Я всё ещё чувствую себя виноватым», – переживает он. Во время второй волны эпидемии Марион тоже пришлось пережить непростые моменты в жизни. Её третья стажировка интерна проходила в гериатрическом отделении. Молодой женщине часто приходилось видеть, «как умирали пациенты», она ничем «не могла помочь» больным, которых не отправляли в реанимацию из-за слишком преклонного возраста, и она выбивалась из сил, чтобы хоть как-то облегчить их страдания.

Несмотря на все трудности, Марион с волнением вспоминает «невероятную солидарность» в её отделении и говорит о том, что «никогда раньше не чувствовала такую поддержку». То же самое говорит и Ромео. По его собственному признанию, когда он прощался со своими коллегами после первой волны, то даже прослезился. Перегруженные работой, но сплочённые медицинские бригады находили время помочь интернам пережить шок. Но повезло не всем. Леонар с горечью вспоминает о некоторых дежурствах. «Рядом со мной не было ни одного опытного врача, потому что они были заняты ковидными пациентами и не имели возможности поддерживать меня. Мне приходилось в одиночку справляться иногда с очень сложными ситуациями, к которым нас не очень хорошо подготовили во время обучения на медицинском факультете», – рассказывает он.

Нет никаких сомнений в том, что молодым врачам, только что окончившим обучение на медицинском факультете вчерашним студентам, переход от теории к практике в эпоху коронавируса дался тяжелее, чем их предшественникам. «По учебникам мы учились довольно простой медицине, в которой такая-то патология соответствует такому-то симптому и подлежит такому-то лечению, но на деле всё оказалось гораздо сложнее: коронавирус вёл себя непредсказуемо в каждом конкретном случае, – объясняет Ромео. – Я был растерян, потому что у меня были совершенно другие представления о медицине. Иногда мы не знали, что делать, и ждали, подействует ли назначаемое нами лечение. Мы также проводили много времени, обзванивая реанимационные отделения, чтобы узнать, смогут ли они принять пациентов».

Нелегко рассказывать о непростых периодах жизни. «Признать, что негативный опыт повлиял на тебя, равносильно признанию в слабости, – сожалеет молодой интерн. – Во время обучения на медицинском факультете у меня часто складывалось впечатление, что мы не имели права жаловаться. Мы считали, что если будущий врач впадает в депрессию, то медицина не его настоящее призвание. Нам давали понять, что следует примиряться с графиком работы, болезнями, смертями… Другого выбора просто нет».

Леонар, в свою очередь, говорит о чувстве «разочарования». «Нас учили, что во Франции одна из лучших систем здравоохранения в мире, а потом настала пандемия. Нам пришлось работать в тяжёлых условиях и принимать определённые решения. Этот опыт не пройдёт для интернов бесследно», – утверждает он. Его поколение увидело, что в больницах не хватает медицинского материала и специалистов. Санитарный кризис позволил им убедиться в недостатках системы здравоохранения в первые же дни их профессионального опыта. Нехватка масок стала для Леонара «сильным шоком». Вместе со своей девушкой он снимает комнату в квартире. «Я боялся заразить их и всё время испытывал чувство вины, хотя она меня всегда поддерживала», – говорит Леонар. «Однажды вечером нам показали, как вырезать из мешков для мусора средства индивидуальной защиты. Нас это немного шокировало!», – добавляет Ромео, уточняя, что, к счастью, в их отделение всё-таки потом привезли защитные медицинские халаты и фартуки. Другой интерн из Лиона признаётся в том, что был настолько поражён бедственным положением системы здравоохранения, что ему в голову приходили мысли о том, чтобы «уйти из государственной больницы». Его намерения убедительно свидетельствуют о проблеме привлекательности профессии врача, существующей уже многие годы.

«Конечно, моё поколение интернов будет отмечено пандемией», – уверяет Марион. Она убеждена в том, что пандемия изменит многое для врачей. «Мы научились очень быстро адаптироваться, для нашей профессии это ценное качество», – отмечает молодая женщина. «Это был странный год, принёсший не только минусы, но и плюсы, – считает Леонар. – С одной стороны, он был очень волнующим в том плане, что мы почувствовали себя по-настоящему полезными и оценили важность нашей профессии. Но с другой стороны случались и страшные моменты». Во время первой волны продолжительность стажировки для интернов была увеличена, и её окончание перенесли с апреля на конец мая. «Это было приятно. Мы почувствовали свою ответственность, – соглашается Ромео. – Нам стало понятно, что если бы не мы, то ситуация в больнице была бы намного хуже. Ещё одно доказательство их важности этого года, действительно не такого, как все остальные».

Опубликовано 05/12/2020

На ту же тему

Региональные выборы во Франции – левая альтернатива
Во Франции переписка военных с властью продолжается
Наказан за то, что работаешь: легко ли...
Президентские выборы: в борьбу вступают коммунисты