Moderna – тёмная сторона бизнеса

У этого стартапа в области биотехнологий нет собственного производства. Однако компании удалось добиться полного государственного финансирования для своей революционной вакцины от нового коронавируса. Бесспорный научный прорыв, права на который она бережно охраняет. Как Moderna смогла продать идею за баснословную сумму – 1 млрд долларов? Как она собирается сохранить этот миллиард ввиду того, что не сможет обеспечить выпуск необходимого количества вакцин?
У этого стартапа в области биотехнологий нет собственного производства. Однако компании удалось добиться полного государственного финансирования для своей революционной вакцины от нового коронавируса. Бесспорный научный прорыв, права на который она бережно охраняет. Как Moderna смогла продать идею за баснословную сумму – 1 млрд долларов? Как она собирается сохранить этот миллиард ввиду того, что не сможет обеспечить выпуск необходимого количества вакцин?

mRNA-1273 – такое название получила вакцина от компании Moderna – вначале представляла из себя всего лишь компьютерную модель, практически голую идею, которую Стефан Бансель, генеральный директор компании, смог продать Дональду Трампу, пообещав ему взамен до миллиарда доз всего через несколько месяцев. Разработка препарата стоила миллиарды и была полностью оплачена из американской казны, а производство, которое проинвестировали как США, так и ЕС, планировалось отдать субподрядчикам: ведь своих мощностей у Moderna нет и никогда не было…

Однако что-то пошло не так mRNA-1273 не стала первой ни в мире, ни в Европе, ни в США, и крупные фармацевтические корпорации, на базе которых Moderna планировала развернуть производство, уже загрузили свои мощности собственными препаратами.

В итоге заказчики получили самую дорогую вакцину в мире, срыв поставок и препарат, недоступный за пределами самых богатых стран, регистрация в которых ещё только ожидается.

У этого стартапа в области биотехнологий нет собственного производства. Однако компании удалось добиться полного государственного финансирования для своей революционной вакцины от нового коронавируса. Бесспорный научный прорыв, права на который она бережно охраняет. Как Moderna смогла продать идею за баснословную сумму – 1 млрд долларов? Как она собирается сохранить этот миллиард ввиду того, что не сможет обеспечить выпуск необходимого количества вакцин? Расследование «Юманите» о компании, разработавшей средство от Covid-19, которое совсем недавно было рекомендовано к использованию Европейским агентством по лекарственным препаратам (EMA). Европейский союз уже заказал 160 миллионов доз этой вакцины, в том числе 24 миллиона для Франции.   

Лучше всего сказку рассказывает её главный герой. Можно было бы рассказать, как она звучит со слов других… Но давайте представим себе сцену: 2 марта 2020 год, Вашингтон, Белый дом. Дональд Трамп в окружении крупнейших бизнесменов Big Pharma, собравшихся там для того, чтобы разработать планы победы над Covid-19, который затем превратился в мировую пандемию в том виде, в котором мы её знаем сейчас. Седовласые великие патроны гигантов фармацевтической промышленности с многозначительными лицами – они приложили огромные усилия, чтобы оправдать ожидания акционеров и найти аутсорсеров, но не добились успеха. Тем не менее, они не сдаются и отбиваются от критики – ведь для разработки и производства вакцины требуется колоссальное время!

Затем на сцене появляется совершенно незнакомый или почти незнакомый человек. Он говорит по-английски с чудовищным французским акцентом, обращается к Трампу и говорит ему именно то, что тому хочется услышать. Его зовут Стефан Бансель, и он является генеральным директором Moderna – стартапа, который специализируется на биотехнологиях. К этому времени у него уже есть вакцина: она была разработана всего лишь за 42 дня на основе генетического кода вируса. Этот код передали всему миру китайские учёные, расшифровавшие его в Ухани. Всё было сделано на компьютере, как если бы вместо кода был алгоритм, поэтому не было необходимости ни в каких лабораторных исследованиях.   

«Другие специалисты говорили мне о том, что потребуются годы, а вы утверждаете, что будете готовы всего лишь через несколько месяцев», – восклицает американский президент. «Да, именно так», – гордо отвечает Бансель. Потом его поправляет Энтони Фаучи, директор Национального института изучения аллергических и инфекционных заболеваний (NIAID) – уполномоченный партнёр по клиническим испытаниям компании Moderna: «Господин президент, за несколько месяцев вакцина не появится – мы ещё будем продолжать клинические испытания. Всего на её разработку уйдёт от одного года до полутора лет…». Но Трамп уже загорелся мечтой, обещанием: ведь весь мир и его властители будут лежать у его ног. 

С момента создания в 2011 году стартапа, у которого не было ни завода, ни законченного продукта, Бансель и его единомышленники в Moderna так и не продали ничего, кроме пророчества: эпидемии возможно останавливать с помощью революционной технологии на основе матричной рибонуклеиновой кислоты (мРНК). Технология разрабатывалась с конца 1990-х годов в лабораториях американских университетов. Затем она была запатентована стартапами как их собственная. Подобные технологии в области борьбы с Covid-19 были у их конкурентов из BioNTech, Pfizer и CureVac. Во многом благодаря этой несложной риторике учёные и исследователи, одетые в костюмы бизнесменов, смогли привлечь в последние годы огромные средства: считается, что речь идёт приблизительно о 3 миллиардах долларов (2,5 миллиарда евро), полученных менее чем за десять лет. С весны прошлого года они добились 2,5 миллиарда долларов (2,1 миллиарда евро) прямой государственной помощи от администрации Трампа.        

Научные исследования и практические разработки, клинические испытания, увеличение возможностей производства, сбыт, логистика и т. д. В истории с mRNA-1273 – именно так называется вакцина Moderna – абсолютно всё, до последнего цента, было оплачено американскими налогоплательщиками. Впрочем, Стефан Бансель постоянно напоминает об этом европейским странам в форме шантажа: «Разработка этой вакцины на все 100 % финансировалась американским правительством. Все испытания проводились в США, и мы не получили от Европы ни одного евро». Строго говоря, это безапелляционное утверждение не совсем верно, так как этой осенью Европейский союз в итоге предварительно заказал таки у Moderna 160 миллионов доз вакцины, закрыв глаза на всё и не потребовав ничего взамен. Вполне себе так же, как и другие капиталистические страны. 80 миллионов этих доз были оформлены в качестве твёрдо обусловленной покупки и ещё 80 миллионов в качестве опции на общую сумму около 3,28 миллиардов евро…   

«Moderna может всячески бахвалиться, что берёт на себя риски. Но в случае вакцины против Covid-19 всё действительно оплачено за счёт государства, – отмечает Патрик Дюриш, эксперт по политике в области мирового здравоохранения и доступа к лекарственным препаратам в швейцарской неправительственной организации Public Eye. – Это действительно на все 100 % государственная вакцина, но всё же не следует забывать о том, что это самая дорогая вакцина на всём рынке, и компания не взяла на себя ни малейшего обязательства по содействию её распространению во всём мире!».     

Как и другие конкуренты в гонке вакцин, Moderna усиливала в течение всего года эффект от заявлений по поводу своих возможностей производства. По её заверениям, в 2021 году должно быть произведено от 500 миллионов до 1 миллиарда доз вакцины. Однако в последние дни она внезапно изменила свои обязательства в сторону резкого понижения: в первом квартале 2021 года стартап планирует произвести для США не более 85-100 миллионов доз вакцины и от 15 до 25 миллионов для всего остального мира! По всей видимости, компания переоценила свои возможности, исходя из намерения прекратить всяческие разговоры о передаче патента, технологий и опыта другим компаниям с большими производственными мощностями. Вот уже несколько месяцев американский стартап, который для серийного производства своей вакцины не может задействовать производственные возможности такой могущественной группы компаний как Pfizer, передаёт свою технологию по отдельным частям множеству субподрядчиков. Но для компании и речи не идёт о том, чтобы расстаться со своим главным активом – правами интеллектуальной собственности и прерогативами, позволяющими ей выбирать приоритетных клиентов…       

Фактически, драгоценное активное вещество вакцины Moderna в рамках глобального партнёрства выпускает компания Lonza на двух своих производственных площадках: одна из них находится в США в Портсмуте, в Нью-Гэмпшире, а другая – в Швейцарии, во Вьеже, в кантоне Вале. Это промышленный субподрядчик, который, чтобы избежать конкуренции с Китаем и Индией в сфере химико-фармацевтических препаратов, в последние годы стал специализироваться в области биотехнологий. Швейцарская компания обещает «не допускать необоснованного завышения стоимости, но также и не работать себе в убыток». В то время как в США производство полностью обеспечивается государственными субсидиями, Moderna обязалась добавить 130 миллионов евро только на производственные линии в Швейцарии в качестве страхования от всех рисков. Выпущенный на площадках раствор отправляется затем на окончательную доработку и расфасовку к другим производителям: в Испании – Rovi, и, как это стало известно несколько недель назад, во Франции – Recipharm. Судя по всему, на сегодняшний день Moderna явно считает приоритетным производство вакцины только для американского рынка, так как выпускаемое другим производителем – Corden Pharma – на французском заводе в Шенове (департамент Кот д’Ор) липидное вспомогательное вещество, необходимое для капсулирования мРНК, отправляется в США на производственную площадку той же компании в Колорадо.           

Лидеры западных стран надеются обрести немного уверенности, которую предлагает им Moderna на фоне ужасов пандемии и в горячке маркетинговых заявлений разных компаний, что их первые вакцины эффективны на «90 – 95 %». И в случае необходимости они готовы добавить ещё немного государственных средств в её производственную цепочку… Например, правительство Франции объявило о «производстве» этой вакцины на территории своей страны, в то время премьер-министр Испании Педро Санчес, кабинет которого вёл переговоры о закупке продукции Moderna за счёт Европейского союза, показывается на мадридском заводе, где планируется расфасовка уже готового продукта. Но в Европе в самом привилегированном положении находится Швейцария – именно на её заводах Moderna разместила своё основное производство для всех остальных рынков, кроме США: эта страна всегда была её главным промышленным партнёром, а женевские инвестиционные банкиры поддерживали стартап с самого начала. «Умение держать язык за зубами – довольно типичная черта Швейцарии, – говорит Патрик Дюриш. – Швейцарцы нейтральны и не амбициозны, их устраивает роль подрядчиков, они не вмешиваются в вопросы распределения вакцины, но всё это немного комично». Сам Стефан Бансель такого же мнения. Но не нужно их недооценивать. Швейцария, будучи первой страной, заключившей договор о закупке вакцины с Moderna уже в начале августа, только что увеличила объёмы поставок в два раза: «С момента создания нашей компании десять лет назад, эта страна сыграла решающую роль в нашем развитии благодаря долгосрочной поддержке швейцарских инвесторов», – отметил генеральный директор стартапа.       

По всей видимости, вакцина стартапа, столь поразившая Трампа, будет одобрена через несколько дней в США и в начале января в странах Европейского союза. Акции компании на бирже взлетят до небес. Но за красивой сказкой о создании вакцины Moderna, за созданием препаратов её прямых конкурентов, есть и своя тёмная сторона: во всём мире они будут доступны лишь очень немногим.  

Опубликовано 11/01/2021

На ту же тему

Рабочее время и сверхурочные часы: в Великобритании...
Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...