Работающие круглосуточно водители машин скорой помощи жалуются на нарушения и ухудшение условий труда. Они опасаются, что пациенты могут подхватить вирус от предыдущих пассажиров. Мнение профессионалов, работающих в эпицентре борьбы с коронавирусом.
Работающие круглосуточно водители машин скорой помощи жалуются на нарушения и ухудшение условий труда. Они опасаются, что пациенты могут подхватить вирус от предыдущих пассажиров. Мнение профессионалов, работающих в эпицентре борьбы с коронавирусом.

Минздрав Франции отказывается признавать водителей скорой помощи медицинскими работниками. При этом даже те из них, кто работает в платной скорой, получает не больше своих коллег из государственного сектора здравоохранения, а в ночные часы даже меньше. Премии из полученного Минздравом денежного фонда им тоже не выплатят. А «заказов» платная скорая берёт очень много. Ведь больных много, возможностей у обычных больниц мало. Хочешь-не хочешь, придётся госпитализироваться, когда будет нужно. Вот и получается прибыль. А сотрудники зарабатывают профессиональное выгорание.

Работающие круглосуточно водители машин скорой помощи жалуются на нарушения и ухудшение условий труда. Они опасаются, что пациенты могут подхватить вирус от предыдущих пассажиров. Мнение профессионалов, работающих в эпицентре борьбы с коронавирусом.

Оказавшиеся на передних рубежах борьбы с Covid-19 находятся на грани выгорания. После нескольких месяцев напряжённого труда по транспортировке больных многие водители машин скорой помощи и санитары увольняются с работы. Так поступил и наш собеседник по имени Стефан (1). По его словам, усталость накопилась ещё до пандемии, но недавние беспокойные ночи серьёзно отразились на нём. Стефан уверен, что эпидемия коронавируса войдёт в историю как «чёрти что». Он является членом организации Assu (Скорая помощь и неотложная терапия), которая объединяет частные компании, обслуживающие заявки, поступившие на на телефонный номер «15», в том числе и в отдельных частях региона Иль-де-Франс. Когда поток больных стал расти, Стефану пришлось быстро сориентироваться и начать действовать по обстановке. «Чёткого протокола у нас не было ни во время первой, ни во время второй волн пандемии. Никогда ещё мне не приходилось работать в таком авральном режиме», – говорит он.

Из-за паники не получается должным образом дезинфицировать автомобили, в которых перевозились заражённые пациенты. «На то, чтобы доставить больного в стационар, а затем вернуться на станцию скорой помощи для обработки машины, порой может уйти около трёх часов, – рассказывает Стефан. – В принципе мы должны распылить в воздухе специальное вещество, проветрить салон и немного подождать. Лично я делал это всего три раза, так как обычно у меня нет нужного оборудования и времени. Нередко мы вручную протираем носилки и кушетки. Но это же капля в море. По-хорошему, следовало бы всё выносить и мыть».

Стефан перевёз более 50 больных коронавирусом. Он опасается, что пациенты могут подхватить инфекцию прямо в его машине, от тех, кто ехал в ней чуть раньше. «Мы подвергаем жизни людей опасности. За день мы перевозим и ослабленных пациентов, и, например, диабетиков. Я всё время очень переживал, постоянно был наготове. Тем более что иногда служба скорой помощи отправляла нас к больным с «симптомами гриппа». Они придумали, как заставить нас работать во время эпидемии, да ещё и в интенсивном режиме…» В таких тяжёлых условиях некоторые из его коллег воспользовались своим правом отказаться от работы, подвергающей опасности их жизни. Алекс пока этого не сделал, но уже подумывает о том, чтобы сменить работу. «Нам никогда не удавалось соблюдать правила, – утверждает он. – В скорой помощи начальство интересуют только деньги. Как будто мы перевозим посылки на лоукостере. Я больше не в состоянии выдерживать этот бешеный ритм».

Санитары и водители машин «скорой помощи», которые относятся и к медицинскому персоналу, и к водителям специализированного транспорта, 23-24 сентября 2020 года провели забастовку, требуя, чтобы их службу перевели в ведение Министерства здравоохранения. Попытка оказалась тщетной. Не скрывая иронии, член ВКТ в совете трудового коллектива компании Jussieu в городе Трелазе (департамент Мен и Луара) Карен Бастьен говорит: «Мы относимся к Министерству транспорта. Но, когда мне приходится делать непрямой массаж сердца, мне почему-то кажется, что я выполняю работу медика…»

Ситуация в этом регионе не такая напряжённая, как в Иль-де-Франс, с его «управляемым» всплеском заражений во время второй волны. Но и здесь люди ждут премии или иного вознаграждения за свой самоотверженный труд. «Мы знаем, что руководство получило дополнительные суммы из Фонда социального страхования за транспортировку больных коронавирусом, – замечает Карен. – Вот только мы этих денег так и не увидели. Известно, что компании, занимающиеся оказанием экстренной медицинской помощи, не балуют своих сотрудников. На нашей работе не разбогатеешь. В 2016 году в коллективное трудовое соглашение было внесено положение о 80-процентной оплате часов, отработанных в ночное время. Мы единственные, кто за работу ночью получает меньше, чем за дневные смены».

(1) Имя изменено

Опубликовано 01/12/2020

На ту же тему

Метро на изношенных рельсах Франсафрики
Укольчик для улучшения памяти от медработников
«Agent orange»: военное преступление американцев судят во...
Уход Дональда Трампа Пекин отметил санкциями