Кампания вакцинации ещё только начинается, но уже маячит угроза нехватки вакцин

Несколько международных компаний взяли на себя обязательство выпустить первые вакцины от Covid-19, но они явно не справляются с объёмами. Появившиеся проблемы – ещё одно доказательство несостоятельности системы патентов.
Несколько международных компаний взяли на себя обязательство выпустить первые вакцины от Covid-19, но они явно не справляются с объёмами. Появившиеся проблемы – ещё одно доказательство несостоятельности системы патентов.

США и Евросоюз решили использовать вакцины только трёх производителей и не обращать внимание на препараты «не той национальности» из Китая, России или Кубы. Но одобренные компании не в состоянии произвести нужное количество доз. И баснословные вливания из государственных бюджетов на счета Big Pharma не спасут положения.  

А на примере вакцинации уже можно наблюдать неравенство и склоки членов единой европейской семьи: во Франции вакцинированы несколько сотен человек против нескольких сотен тысяч (!) в Германии, немцы обвиняют французов, что вакцины не хватает в результате их интриг. 

Несколько международных компаний взяли на себя обязательство выпустить первые вакцины от Covid-19, но они явно не справляются с объёмами. Появившиеся проблемы – ещё одно доказательство несостоятельности системы патентов.

Если сравнивать Германию и Францию, то история гонки за вакцинами напоминает известную басню «Заяц и черепаха»: несколько сотен тысяч немцев уже получили первую вакцину, в то время как общее количество вакцинированных французов всё ещё не больше нескольких сотен человек. Между тем, за «быстротой» Меркель и «медлительностью» Макрона скрывается одна общая проблема: нехватка вакцин и, скажем так, глобальная неспособность производить достаточное количество вакцины от Covid-19. Европейский союз и Соединённые Штаты начиная с осени громко заявляли, что заказали и дозаказали миллиарды доз будущей вакцины в западных международных компаниях. Таким образом, остальным странам осталось совсем немного. При этом вакцины, разработанные в других фармацевтических державах – таких, например, как Китай, Индия, Россия или даже Куба – Европа использовать не намерена. Но если уровень санитарной угрозы не изменится, то западным странам будет сложно сдержать свои обещания о всеобщей вакцинации. Big Pharma не обеспечит нужное их количества, несмотря на огромные деньги из бюджетов разных стран мира.

Например, на данный момент во Франции Министерство здравоохранения готовится получить в первом полугодии 2021 года всего лишь 5,5 миллионов доз Pfizer-BioNTech и 2,4 миллиона доз вакцины Moderna. То есть оба этапа двухтактной вакцинации будут доступны немногим менее 4 миллионов французов. Не похоже на всеобщую вакцинацию. Так же обстоит дело и в других европейских странах, которые, если следовать логике справедливого распределения вакцин в зависимости от численности населения столкнутся с тем же. На это в конце прошлой недели жаловался сам соучредитель немецкого стартапа BioNTech, объединившего свои усилия по разработке первой разрешённой в Европейском союзе вакцины с Pfizer, Угур Шахин: «Трудности с поставками существуют потому, что никакая другая вакцина так и не была одобрена, и нам приходится заполнять бреши нашей вакциной». Его конкурент в той же области матричной рибонуклеиновой кислоты (мРНК) вакцина Moderna может получить патент Европейского агентства по лекарственным препаратам (EMA) в течение текущей недели. Тем временем BioNTech обещает получить сведения о своих реальных возможностях объёма производства вакцины до февраля. Как бы то ни было, но всё говорит о том, что такие возможности будут ограничены.

В исследовании, опубликованном в научном журнале Vaccines (1) 23 декабря прошлого года за авторством четырёх специалистов из Imperial College London, уже говорится о гигантских проблемах крупномасштабного производства мРНК, которая содержится в вакцинах Moderna (100 микрограммов для одной дозы) и BioNTech (30 микрограммов для одной дозы). Согласно их математическим моделям, если объёмы производства будут оставаться прежними, то потребуются годы и, в крайнем случае, даже одно или два десятилетия на то, чтобы соответствовать мировому запросу на производство только одной из этих вакцин. Есть и другое обстоятельство, свидетельствующее о серьёзности проблемы: генеральный директор Pfizer Альберт Бурла в прошлом месяце попытался добиться от администрации Трампа издания специального постановления, предписывающего всем поставщикам отправлять все активные вещества, необходимые для разработки вакцины на основе мРНК, исключительно его предприятию.

В таких условиях неизбежна паника. И она уже заметна, в частности в Великобритании, где с учётом нового, крайне особенного этапа пандемии правительство Бориса Джонсона, по-видимому, решило ускорить развитие событий, не приняв все необходимые меры безопасности по кампании вакцинации. На минувших выходных англичане, задействовав механизм срочных процедур, который отличается от стандартных процедур, применяемых в Европейском союзе, одобрили продажу на рынке третей вакцины, разработанной AstraZeneca и Оксфордским университетом, отличной от Moderna и Pfizer. Они также решили, по причине отсутствия конкретных данных, полученных в результате клинических испытаний, отодвинуть время второго этапа вакцинации с трёх до двенадцати недель, чтобы иметь возможность привить на первом этапе большее количество людей. Итак, расхождения между странами ещё больше усиливаются.

Козни, интриги, подковёрная борьба. Компания BioNTech сожалеет о том, что больше не получает заказов от Европейского союза. Немецкая газеты Spiegel косвенно обвиняет Францию за то, что она якобы способствовала падению спроса на вакцину со стороны Еврокомиссии, чтобы создать благоприятные условия для своего собственного фармацевтического чемпиона – компании Sanofi, которая на сегодняшний день, впрочем, очень отстаёт от своих конкурентов. 3 января Брюссель попытался укрепить единство в рядах стран-членов ЕС: комиссар Евросоюза по здравоохранению Стелла Кириакидес обещала «новые субсидии для увеличения объёмов производства». Но в очередной раз европейские институты и государства опять всё упустили, намеренно, чтобы только не причинить вред монополистам из Big Pharma. Ведь единственным способом, гарантирующим производство, которое соответствовало бы мировым потребностям, является окончательный отказ от системы патентов. Директор американской неправительственной организации, специализирующейся на борьбе с монополиями в сфере интеллектуальной собственности Knowledge Ecology International Джеймс Лав с сожалением говорит о том, что «неспособность правительств настоять на передаче технологий, необходимых для увеличения производства вакцин, приведёт к затягиванию пандемии и сделает предоставление доступа к этим продуктам ещё более несправедливым».

(1) Zoltan Kis, Cleo Kontoravdi, Robin Shattock et Nilay Shah, « Resources, production scales and time required for producing RNA vaccines for the global pandemic demand », Vaccines, 2021.

На ту же тему

Хитрые планы увольнений в компании IBM
Свободы граждан в железной перчатке Макроновского режима
Китайский способ приструнить интернет-гигантов
Открытие архивов и обещание, не выполненное Эммануэлем...