Министерство экономики вынуждает SNCF продать её достояние

Государственная железнодорожная компания очень сильно пострадала от кризиса и теперь переживает непростые времена. Чтобы восполнить потери, министерство экономики предлагает ей продать часть активов. В первую очередь имеется в виду её дочерняя структура Geodis, занимающаяся автомобильными перевозками.
Государственная железнодорожная компания очень сильно пострадала от кризиса и теперь переживает непростые времена. Чтобы восполнить потери, министерство экономики предлагает ей продать часть активов. В первую очередь имеется в виду её дочерняя структура Geodis, занимающаяся автомобильными перевозками.

Государственная железнодорожная компания SNCF терпит огромные убытки из-за пандемии и спада перевозок. Впрочем, кризисные тенденции наметились ещё раньше. Теперь министерство экономики давит на SNCF, требуя распродать часть активов, включая дочерние предприятия и социальное жильё для сотрудников. В этой ситуации государство ведёт себя не как обладающий стратегическим видением дирижёр общественного развития, а как «самый бесстыдный инвестиционный фонд, ставший акционером предприятия, переживающего тяжёлые времена».

Государственная железнодорожная компания очень сильно пострадала от кризиса и теперь переживает непростые времена. Чтобы восполнить потери, министерство экономики предлагает ей продать часть активов. В первую очередь имеется в виду её дочерняя структура Geodis, занимающаяся автомобильными перевозками.

Странные сообщения в различных средствах массовой информации заставили обратить внимание на стратегию железнодорожной компании SNCF в период кризиса. 12 ноября в интервью специализированному журналу «Ville Rail & Transports» («Город, железные дороги и транспорт») генеральный секретарь профсоюза железнодорожников в составе профсоюза ВКТ Лоран Брен сообщил, что для пополнения своего бюджета государственный перевозчик готовится расстаться с 49 % акций дочерней компании Geodis, занимающейся перевозками и логистикой. Во Франции она лидирует по объёму автомобильных перевозок, а в Европе занимает второе место. Четыре дня спустя глава SNCF Жан-Пьер Фаранду отреагировал на его заявление, заверив читателей газеты «Le Figaro» в том, что «Geodis является одним из стратегических активов SNCF», и что «продажа этого достояния ради краткосрочного решения проблем, поставленных кризисом, нецелесообразна».

Вместе с тем всем известно почти катастрофическое финансовое положение железнодорожной компании: ещё до второго карантина сумма понесённых ею убытков превысила 5 миллиардов евро, а всего «за два года она рискует потерять 10 миллиардов евро». Такие сведения представил Лоран Брен, и потому продажа активов действительно может стать одним из инструментов, способных поддержать её на плаву. Такое уже происходило. «SNCF и раньше так делала, – говорит журналист Жиль Данзар, специализирующийся на освещении событий в этой отрасли (1), – такой подход она реализует на протяжении последних двадцати лет, но на этот раз дефицит достиг гигантского размера». Чтобы покрыть расходы пассажирского подразделения SNCF Voyageurs, сильно пострадавшего от карантинов и, следовательно, падения спроса, холдинг может пойти на продажу одной из своих ценных частей. Решение будет приниматься на самом высоком уровне: наряду с руководством SNCF и министерством транспорта, ситуацию определяет Министерство экономики, которое вынуждает перевозчика «съесть самого себя, лишь бы возместить потери, обусловленные решением государственных властей», – утверждает Лоран Брен.

Чтобы в этом убедиться, достаточно ознакомиться с содержанием письма, направленного Жан-Пьеру Фаранду правительством за подписями глав четырёх ведомств: Брюно Ле Мэра (министра экономики), Оливье Дюссо (министра государственных счетов), Барбары Помпили (министра экологических преобразований) и Жан-Батиста Джебарри (министра транспорта). В тексте речь идёт о целях, на которые следует направить 4,7 миллиарда евро, выделяемые на поддержку железнодорожной отрасли (обновление сетей, создание доступной среды на вокзалах, обеспечение безопасности на переездах, активизация ночных перевозок и т. п.), «при этом значительная часть указанных инвестиций уже и раньше фигурировала в планах, но государство, инициировавшее эти вложения, не финансировало их», – добавляет Жиль Данзар. И дело не только в этом. В письме упоминается также о пресловутых «ответных шагах», которые должен сделать SNCF. Так, министры пишут, что «дополнением к этому финансированию (…) должна послужить часть выручки, которая будет получена от продажи дочерних компаний SNCF, не входящих в число её стратегических активов (…), и первые операции такого рода следует осуществить уже в ближайшее время». Ожидается, что такие «быстрые» сделки принесут не менее 600 миллионов евро. Кроме того, как пишут министры, обращаясь к Жан-Пьеру Фаранду, «государство заинтересовано в том, чтобы холдинг SNCF соответствовал его реформаторским перспективам», что он «должен стать более гибким и конкурентоспособным в преддверии выхода на свободный рынок за счёт выполнения производственного плана, утверждённого в ходе реформы железнодорожной отрасли». К 2028 году прирост его производительности должен составить 4,2 миллиарда евро.

Теоретически у SNCF есть три пути, чтобы заткнуть образовавшуюся в его финансах брешь. Первый из них – получение очередного кредита, но в ходе реформы 2018 года было установлено золотое правило, ограничивающее размер дефицита. Второй – рекапитализация за счёт бюджетных средств, но государство на это не согласно. При этом Франция дотирует свой общественный транспорт меньше, чем другие страны Европы. Наконец, третий вариант – продажа некоторых дочерних компаний. Именно ему отдаёт предпочтение министерство экономики, и похоже, операция вот-вот начнётся.

По словам Лорана Брена, первым делом, «уже в следующем году», государственный перевозчик расстанется с компаниями Ermewa и Akiem, которые сдают в аренду соответственно вагоны и локомотивы. Сумма сделки оценивается в 2,5 миллиарда евро. Компания Ermewa владеет 42 000 грузовых вагонов (80 из них курсировали по линии Перпиньян-Рунжи, которая не функционирует с июля 2019 года, а теперь и подавно вряд ли возобновит работу) и 60 000 цистерн. В ней трудятся 750 человек, и она является стратегически важным предприятием, поскольку обеспечивает независимость SNCF в плане предоставления транспорта для грузоперевозок. «Десять лет тому назад руководство утверждало, что компания имеет ключевое значение для государственного холдинга… То же самое нам сейчас говорят и о компании Geodis», – замечает Жиль Данзар. Затем, по словам Лорана Брена, «вероятно, начиная с 2022 года, SNCF приступит к распродаже определённой части своего недвижимого имущества и начнёт, судя по всему, с принадлежащего ему социального жилья». Наконец, «ещё через год SNCF выставит на продажу 49 % акций компании Geodis», полагает он. Жан-Пьеру Фаранду, который не хочет открывать для инвесторов капитал крупнейшей дочерней компании SNCF, придётся пойти на уступки, ведь он будет вынужден продать 49 % акций в ответ на нажим со стороны государственных властей, «которые пытались навязать ему полную, 100-процентную продажу компании», – говорит генеральный секретарь профсоюза железнодорожников в составе ВКТ.

В этой части партии, которую разыгрывает Министерство экономики, генеральный директор SNCF «угодил в свою же ловушку: с момента прихода на высший пост в компании ровно год тому назад он выступал за перенос стратегических акцентов на виды деятельности, непосредственно связанные с железнодорожными перевозками», – напоминает Жиль Данзар, считая, что такая финансовая операция «не исключена». «Можно даже предположить, что события будут развиваться быстрее, и что, например, покупатель компании Ermewa приобретёт заодно и акции Geodis», – рассуждает профсоюзный активист.

Возможно, дело и правда пойдёт быстрее, чем ожидается, ведь этот вопрос возник далеко не вчера. «Споры по поводу Geodis не утихают уже много лет, а идея о его продаже обсуждается в кулуарах различных министерств со времён реформы 2018 года», – сообщили в компании. Если даже не вспоминать о красивых политических заявлениях, в которых превозносилась реформа, гарантировавшая SNCF ещё бóльшую автономию, «стало хуже, чем было», с тревогой говорит Лоран Брен: «Контролируется абсолютно всё». Сначала Гийому Пепи, а потом Жан-Пьеру Фаранду до недавних пор удавалось «спасти рядового Geodis», но осложнение финансового положения холдинга и санитарный кризис спутали все карты.

Государству пришлось раскошелиться. Сначала оно перевело на себя часть задолженности SNCF (35 миллиардов евро из 60 миллиардов, составляющих пассив холдинга), затем выделило 4,7 миллиарда на реализацию программы поддержки железнодорожной отрасли, а потому занимает сильную позицию и «ведёт себя с SNCF как самый бесстыдный инвестиционный фонд, ставший акционером предприятия, которое переживает тяжёлые времена», – считает компетентный источник. В общем, государство как акционер не имеет чёткой стратегии и превратилось в обычного управляющего активами.

«Министерство экономики придерживается сугубо бухгалтерского подхода. Ведомство подсчитало, сколько SNCF даёт бюджету, учитывая дотации органам местного самоуправления, и сделало заключение, что, поскольку перевозки высокоскоростными поездами TGV рентабельны, значит, столь же рентабелен должен быть и весь государственный железнодорожный транспорт. Это в корне неверно, но, поскольку преемственность поколений передаётся в этих кругах только таблицами Excel, не похоже, что они готовы пересмотреть свои взгляды», – с иронией говорит Жиль Данзар. По мнению знатока этой тематики, «государство выдвинуло SNCF ужасные финансовые условия», особенно на фоне экономической ситуации, сложившейся в холдинге. Власти закручивают гайки, а расплачиваться вынуждена компания.

Министерство экономики ищет всё новые варианты. В целом, по мнению многих экспертов, государство ожидает, что к 2028 году холдинг вложит 10,5 миллиарда евро в специально созданный фонд, в котором с 2015 года аккумулируется прибыль различных компаний в составе SNCF, главным образом SNCF Voyageurs, направляемая затем на финансирование структуры SNCF Réseau. С 2007 года при помощи различных механизмов из выручки перевозчика было изъято 2,5 миллиарда евро. Эту сумму можно было бы направить на развитие SNCF. Вместо этого такие «финансовые уловки позволяют государству забирать деньги у SNCF Voyageurs, чтобы затем вкладывать их в SNCF Réseau, финансируя таким образом работы по ремонту железнодорожной сети», – поясняет Лоран Брен. Но главное, что этот приём даёт властям возможность обойтись без непосредственного вложения средств в SNCF Réseau, а оплачивать только те работы, подавляющее большинство которых будут выполняться подрядчиками, то есть строительными компаниями… 

Учитывая ожидаемые 10,5 миллиарда евро, можно считать, что доходность увеличится ещё почти на 6 миллиардов евро, которые буду получены от уступки активов в краткосрочной и среднесрочной перспективах. На этом фоне предположение о частичной продаже компании Geodis выглядит вполне правдоподобным. Тем более, что, сохранив за собой контрольный пакет её акций (51 %), SNCF сможет влиять на стратегию своей дочерней структуры. Geodis – крупный оператор в сфере грузоперевозок. Численность его сотрудников в 120 странах мира составляет 41 800 человек, а оборот этой компании, специализирующейся на логистике, доставке документов и автомобильных грузоперевозках, достигает 8,2 миллиарда евро (за 2019 год). По мнению Лорана Брена, эта финансовая операция отражает бесхозяйственность властей. «У них нет никакой стратегии в сфере грузоперевозок. А ведь вполне можно было бы сохранить в составе SNCF активы Geodis, относящиеся к автомобильным перевозкам, и параллельно развивать транспортировку грузов по железной дороге, создавая таким образом целостную, смешанную схему транспортных услуг, соответствующую современным потребностям». По словам профсоюзного активиста, «среди железнодорожников нарастает недовольство». Дело в том, что в своей стратегии руководство государственного холдинга вновь опирается на триаду «рентабельность, производительность, конкурентоспособность» вместо того, чтобы заботиться о гарантиях в сфере железнодорожного транспорта, об увеличении объёма перевозок, о сохранении «малых линий» и об улучшении условий труда для работников. «На фоне разговоров о поддержке нам уже сообщили о сокращении 1 300 рабочих мест в компании SNCF Réseau – с таким мы сталкиваемся впервые за десять лет», – с сожалением говорит Лоран Брен и добавляет: «Всегда и везде стоимость капитала перекладывают на нас».

  1. Руководитель специализированного издания Mobilettre.

Опубликовано 26/11/2020

На ту же тему

Слияние банков грозит потерей нескольких тысяч рабочих...
Налог на интернет-гигантов: инициатива депутатов-коммунистов
Почему цена за биткойн достигла рекорда через...
Работники ресторанов – одни из первых жертв...