Анн Идальго теряет поддержку левых

Мэр Парижа попросила «часть левых» и своих союзников экологов в муниципальном совете публично высказаться о том, чем для них является Республика. Ведь те, по её мнению, стали забывать об этом.
Мэр Парижа попросила «часть левых» и своих союзников экологов в муниципальном совете публично высказаться о том, чем для них является Республика. Ведь те, по её мнению, стали забывать об этом.

Агрессивное внедрение нового культа мучеников сопровождается атакой на левых. Мэр Парижа Анн Идальго, избравшаяся при поддержке левых и экологов, теперь намекает на то, что они предали республиканские ценности и требует унизительной публичной присяги. Причина – недостаточно восторженное отношение к идее увековечивания памяти убитого исламистом учителя Самюэля Пати в названии одной из парижских улиц. Представитель фракции «Европа Экология Зелёные», соглашаясь с предложением в принципе, всего-навсего упомянула о действующем правиле выждать не менее пяти лет с момента смерти человека, прежде чем давать его имя городским объектам. В этом экологов поддержали коммунисты. Однако это вызвало настоящую ярость со стороны недавней союзницы-социалистки.

Мэр Парижа попросила «часть левых» и своих союзников экологов в муниципальном совете публично высказаться о том, чем для них является Республика. Ведь те, по её мнению, стали забывать об этом.

Если бы Анн Идальго специально хотела минимизировать свои шансы объединить левых для поддержки своей кандидатуры на президентских выборах, в которых она намерена «участвовать», вряд ли бы она сделала лучше. В интервью BFMTV мэр Парижа заявила, что «часть левых и экологов» (следовательно – её союзники) должны «определиться в своём отношении к Республике». Затем на страницах l’Obs она ещё раз высказалась об экологах: «Я говорю это им в личных разговорах и публично повторяю то же самое. Они «оседлали» свою тему, к чему это скрывать».

Разумеется, эти заявления, напоминающие риторику бывшего министра внутренних дел Бернара Казнёва, или даже Мануэля Вальса, когда шли расследования по делам левых партий, вызвали большое недовольство. И среди главных обвиняемых со стороны мэра столицы – EELV (Европа Экология Зелёные). Не будет преувеличением сказать, что эти слова разозлили генерального секретаря партии Жюльена Байу, который потребовал «извинений». Его заместитель Сандра Реголь даже сочла, что Анн Идальго, «искажая правду», «не отличается от всех тех политиков», с которыми EELV ведёт борьбу. Непростая ситуация. Ставший мишенью Жан-Люк Меланшон подчеркнул «ложность её обвинений»: «Наше отношение к Республике предельно ясно(…) А вот (Анн Идальго) ведёт себя двусмысленно. Она даёт разрешение на финансирование яслей под руководством религиозных организаций, ходила в собор Сакре-Кёр на мессу благословения Парижа».

Своим дерзким предложением мэр Парижа, рассчитывающая стать альтернативным кандидатом на выборах 2022 года, только усугубила раскол в рядах своих сторонников (социалистов, коммунистов и экологов), которые худо-бедно уживались после дела Жирара. Всё началось 17 ноября на заседании Совета Парижа. Второй секретарь Социалистической партии Реми Феро предложил назвать одну из улиц столицы именем учителя Самюэля Пати, обезглавленного исламским террористом. Выразив своё принципиальное «согласие», лидер фракции EELV, депутат от 19 округа Фатумата Коне напомнила, что, согласно правилам, парижский парламент должен ждать пять лет после смерти человека, прежде чем называть в его честь место. «Мне кажется, что это положение регламента было введено для того, чтобы избежать поспешных реакций, и иметь возможность в течение несколько лет обдумать решение», – объясняла она до того, как сбой в системе подсчёта не засчитал голоса экологов. Анн Идальго осудила такую позицию экологов. Лидер фракции коммунистов Николя Бонне-Улалдж, в свою очередь, назвал высказанное предложение о названии улицы «бестактным», утверждая при этом, что, в отличие от Анн Идальго, «не увидел ничего предосудительного в словах Фатуматы Коне». Он выразил поддержку экологам, а также сожаление по поводу методов, используемых левыми: «Сегодня левым надо объединяться, иначе правые и ультраправые станут сильнее».

Через неделю после инцидента Фатумата Коне призналась, что чувствует себя неловко, объясняя, что её «не так поняли». «Мне следовало бы пояснить свои слова: можно по-разному увековечивать память, и нужно время подумать. Месяца может быть недостаточно». Затем она провела двухчасовую, «тёплую», встречу с Анн Идальго. «Мэр меня заверила, что по-прежнему желает, чтобы экологи входили в большинство. Но между словом и делом имеется расхождение. Мы пока подождём», – сказала Фатумата Коне.

Опубликовано 25/11/2020

На ту же тему

Рабочее время и сверхурочные часы: в Великобритании...
Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...