Ст. 24 «закона о глобальной безопасности» разделила правящее большинство

Попавшее на видео избиение парижанина тремя полицейскими ставит правительство в затруднительное положение в самый разгар дискуссии о распространении в интернете изображений полицейских. Правительство ищет лазейку, чтобы отказаться от спорной статьи, и даже готово пойти на конфликт с депутатами движения «Вперёд, Республика!» (LaREM).
Попавшее на видео избиение парижанина тремя полицейскими ставит правительство в затруднительное положение в самый разгар дискуссии о распространении в интернете изображений полицейских. Правительство ищет лазейку, чтобы отказаться от спорной статьи, и даже готово пойти на конфликт с депутатами движения «Вперёд, Республика!» (LaREM).

Скандальный закон «о глобальной безопасности» вызвал ожесточённую критику со стороны гражданского общества – журналисты, издательства, профсоюзы, правозащитники и социальные активисты единогласно утверждают, что это позор и неслыханное наступление на гражданские права и свободы. Особую ярость вызвала статья 24 законопроекта, запрещающая производить и распространять фото- и видеосъёмку действий полиции при исполнении. Так вышло, что как раз во время принятия закона в Национальной ассамблее произошёл вопиющий случай полицейского насилия на расовой почве. Лишь благодаря кадрам, запечатлевшим то, что происходило в действительности, жертва смогла защититься от тяжких обвинений, а подлинные преступники были наказаны.

Этот случай переломил настроения не только в обществе, но и во власти, осознавший наконец всю абсурдность этого пункта. Однако закон уже был принят парламентским большинством. Возник казус: как «откатить» токсичную статью, не ставя под вопрос полномочия Национальной ассамблеи?

Попавшее на видео избиение парижанина тремя полицейскими ставит правительство в затруднительное положение в самый разгар дискуссии о распространении в интернете изображений полицейских. Правительство ищет лазейку, чтобы отказаться от спорной статьи, и даже готово пойти на конфликт с депутатами движения «Вперёд, Республика!» (LaREM).

Изменило ли ситуацию избиение Мишеля Зеклера? Расистское нападение на этого музыкального продюсера, совершённое тремя служащими полиции 26 сентября 2020 года в 17-ом округе Парижа на основании того, что пострадавший был без маски, вызвало шок. Такая реакция общества стала возможной только потому, что акт агрессии попал на видео (камера наблюдения и смартфон соседа). Запись была распространена журналистом новостного сайта Loopsider Давидом Перротеном. Таким образом, уголовное происшествие неожиданно оказалось связано со ст. 24 закона «О глобальной безопасности», которая предусматривает существенное ограничение права на съёмку сотрудников правоохранительных органов, находящихся при исполнении служебных обязанностей.

Министр иностранных дел Жеральд Дарманен говорит, что был «шокирован» избиением Мишеля Зеклера. Он полагает, что эти полицейские «запятнали мундир республиканской полиции». Правительство, ещё несколько недель тому назад придававшее ст. 24 огромное значение, пошло на уступки. Однако голосование за документ в Национальной ассамблее уже состоялось. В свете случая с избиением законопроект стал балластом, от которого правительству хотелось бы избавиться.

19 ноября, после встречи премьер-министра с представителями издательств и организацией «Репортёры без границ» (представители профсоюзов и обществ журналистов отказались от приглашения из-за запрета на проведение демонстрации 28 ноября), Матиньонский дворец объявил о своём желании создать «независимую комиссию и предложить ей разработать новую редакцию ст. 24» закона «О глобальной безопасности». Ранее речь шла не о «переписывании» статьи, а всего лишь о достижении некоего консенсуса.

Предложение было сделано министром внутренних дел. Комиссия должна будет сдать результаты своей работы «к концу декабря». Новая редакция может стать той лазейкой, которая сейчас так нужна исполнительной власти. Может, таким способом правительство хотело уменьшить количество участников протестной акции, запланированной 28 ноября на площади Республики? Предполагается, что вышеупомянутую комиссию возглавит президент Национальной консультативной комиссии по правам человека (CNCDH) Жан-Мари Бюргюбюрю, тот самый человек, который в четверг в официальном коммюнике заявил, что ст. 24 «наносит вред осуществлению права на информацию и станет препятствовать правам возможных жертв (…) из-за угрозы вмешательства, конфискации материала и преследований, которая давит как на журналистов, так и на граждан».

Но эта так называемая «независимая комиссия», судя по всему, вряд ли совершит прорыв. Отношение к ней довольно сдержанное. Прежде всего, со стороны журналистов и представителей профсоюзов и редакций, хотя некоторые из них могли бы поучаствовать в работе будущего подразделения. Но большинство видит в этом ещё один способ нарушить независимость парламента в вопросах законодательной работы…

И хуже всего создание «независимой комиссии» воспринимается именно в Национальной ассамблее. «Это воспринимается как «полная ерунда» и даже как «оскорбление, нанесённое большинству», – говорит глава комитета по законодательству Яэль Браун-Пиве. Председатель Национальной ассамблеи Ришар Ферран, как и член партии «Республиканцы» (LR), председатель Сената Жерар Ларше, публично выразил своё «несогласие». Депутаты от LaREM в своё время были вынуждены голосовать в срочном порядке за этот законопроект, несмотря на неоднозначную оценку данного документа некоторыми из них. Зато теперь они испытывают разочарование и

чувствуют себя обманутыми, ведь создаётся новый орган, выполняющий их функции. «Если принятый закон вызывает неприятие и непонимание, то парламент должен вернуться к его обсуждению, – написал в Твиттере депутат от LaREM Юг Ренсон, – А иногда отказаться вообще разумнее, чем упорствовать».

Министр-делегат при премьер-министре по связям с парламентом и гражданским обществом Марк Фено (Modem) попытался помочь депутатам сохранить лицо и подсластить пилюлю. Выступая по новостному телеканалу LCI, сказал: «Можно создавать комиссии с целью разъяснения ситуации правительству, но последнее слово всё же остаётся за парламентариями, сенаторами и депутатами. Именно они занимаются законодательной деятельностью и часто делают эту работу отлично».

Тем не менее, всё идёт к тому, что ст. 24 стала балластом, от которого надо избавиться, чтобы принять остальную часть законопроекта. Ведь вряд ли приходится сомневаться, что такой комиссии, возглавляемой противником законопроекта, проще будет совсем отказаться от ст. 24, чем переписывать весь закон. А что можно сказать об остальном тексте закона, который Жан-Мари Бюргюбюрю по-прежнему считает плохим? Будущего председателя, например, беспокоит «расплывчатая формулировка причин для возможного использования беспилотников, оснащённых видеокамерами», в частности, из-за «риска применения дронов для запугивания или разубеждения». «Использование таких беспилотников в условиях ухудшения отношений полиции с гражданами может ещё больше усилит растущую подозрительность и недоверие населения полиции», – делает вывод Национальная консультативная комиссия по правам человека CNCDH. Её эксперты беспокоятся и о «вызывающем тревогу разграничении полномочий национальной полиции, муниципальной полиции и агентов частных охранных фирм»: «Невозможно, чтобы во Франции, стране, давшей миру Декларацию прав человека и гражданина, был принят закон, который нарушает права и свободы и противоречит самой модели нашего общества».

Опубликовано 27/11/2020

На ту же тему

Зачем национализировали энергетическую отрасль
Левые бьют рекорды непопулярности
Фейковые объявления на бирже труда
Кто заплатил за разработку вакцины?