Причина полицейского насилия – психологический дискомфорт условий работы

По мере увеличения числа проявлений насилия полицейскими некоторые профсоюзы выступают с осуждением насилия, пытаясь объяснить, почему оно происходит.
По мере увеличения числа проявлений насилия полицейскими некоторые профсоюзы выступают с осуждением насилия, пытаясь объяснить, почему оно происходит.

Полицейское насилие во Франции – проблема, которая в каком-то виде была всегда, но за последние годы резко обострилась и вышла на передний план общественного внимания.

С чем связан рост полицейского насилия во Франции? Профсоюзы полиции считают, что главная причина состоит в усталости: нагрузка на полицейских постоянно растёт, а психологов не хватает. Другой фактор – постоянный контакт с насилием вовне порождает агрессию, которая направляется либо на себя в форме суицидальных мыслей, либо на других в форме опять-таки насилия. И наконец, круговая порука, ощущение безнаказанности и корпоративная культура, внушающая чувство исключительности, играют свою зачастую роковую роль.

По мере увеличения числа проявлений насилия полицейскими некоторые профсоюзы выступают с осуждением насилия, пытаясь объяснить, почему оно происходит.

«Когда сотрудники полиции сталкиваются с самым негативным, что есть в обществе, у некоторых из них проявляются либо суицидальные, либо садистские наклонности», – объясняет причины полицейского насилия Дени Жакоб, генеральный секретарь профсоюза Alternative Police в составе CFDT («Французская демократическая конфедерация труда»). Он категорически осуждает агрессию со стороны служителей закона, но говорит, что трудные условия работы создают почву для жестокого поведения: скользящий график, нехватка человеческих ресурсов, недостаток материальных средств. Профсоюзы регулярно жалуются на условия труда. По мнению Антони Кайе из профсоюза сотрудников Министерства внутренних дел в составе ВКТ («Всеобщая конфедерация труда»), эти факторы влияют на поведение полицейских: «Из-за регулярной нестабильности они всё время находятся в напряжении. У многих из-за работы происходят неприятности в семье, накапливаются личные и служебные проблемы». Однако эти факторы не учитываются при организации работы полиции. «После трудных операций не предусмотрено никакой психологической реабилитации. А количество штатных психологов явно недостаточно», – сожалеет он.

Что же касается одного из недавних случаев (разгон демонстрантов на площади Республики 23 ноября), то представители профсоюзов обвиняют в случившемся руководство. Они полагают, что разгул насилия спровоцировали приказы, отданные в тот вечер. «Решение зачистить площадь было принято очень быстро. Для этого были привлечены подразделения, не предназначенные для подобных задач», – напоминает секретарь Alternative Police.

По мнению Антони Кайе, такая стратегия поддержания соответствует репрессивной стратегии действий полиции: «Сотрудники могли бы вступить в диалог с собравшимися на площади протестующими. Но от сотрудников полиции не требуют входить в положение людей, с которыми они контактируют». Оба профсоюзных активиста считают, что за полицейским насилием стоит действующая в последние годы политика усиления безопасности. «Наша работа подразумевает применение силы только в крайнем случае, но сейчас всё настолько изменилось, что в иных заброшенных судьбы районах полиция становится единственным представителем государства», – считает Дени Жакоб.

Что тогда можно сказать о безнаказанности, которая часто считается фактором, обуславливающим полицейское насилие? Если представитель профсоюза Alternative Police не видит тут взаимосвязи, то генеральный секретарь отделения ВКТ говорит о существующей круговой поруке, а тех, кто осмелится её нарушить, ждут дисциплинарные комиссии и наказания. «Как правило, в случае какого-либо инцидента тот, кто начинает говорить о нём, отстраняется от работы. Ему ставят в вину отступление от корпоративной этики или неоказание помощи коллеге, что могло бы спасти ему жизнь. Встречается и противодействие начальства, которое боится обвинений в плохом руководстве, если во вверенных им подразделениях будут происходить инциденты».

Обобщая сказанное, Антони Кайе упоминает присущий полиции «клановый» дух: «Культивируется представление о противостоянии полицейских и народа. Им говорят, что они «хранители храма», что Республика держится благодаря им. Поэтому полицейские начинают болезненно воспринимать любые возражения. Такая нетерпимость приводит к эксцессам, как это было в случае с Седриком Шувиа». Напомним, что в январе 2020 года этот 42-летний мужчина погиб, после того как полицейские уложили его на землю во время проверки документов. В отличие от других представителей профсоюзов Антони Кайе говорит о «системных» проблемах в полиции. «Они связаны не только с полицейским насилием, но ещё и с организованной круговой порукой», – признаёт он.

Опубликовано 04/12/2020

На ту же тему

Рабочее время и сверхурочные часы: в Великобритании...
Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...