Николя Саркози просит отменить судебный процесс

В понедельник 30 ноября всё же начался процесс по «делу Поля Бисмута». Защита требует признать процедуру юридически недействительной, ссылаясь на «уловки» следователей Национальной финансовой прокуратуры.
В понедельник 30 ноября всё же начался процесс по «делу Поля Бисмута». Защита требует признать процедуру юридически недействительной, ссылаясь на «уловки» следователей Национальной финансовой прокуратуры.

Бывший президент Франции Николя Саркози предстал перед судом по обвинению в коррупции и торговле влиянием. Ему грозит до десяти лет тюрьмы и штраф 1 млн евро. Вместе с ним на скамье подсудимых его адвокат Тьерри Эрцог и бывший помощник генерального прокурора Жильбер Азибер. Сами подсудимые отвергают все обвинения, называя их клеветническими измышлениями и требуют убрать из доказательств результаты прослушки как незаконно полученные.

В понедельник 30 ноября всё же начался процесс по «делу Поля Бисмута». Защита требует признать процедуру юридически недействительной, ссылаясь на «уловки» следователей Национальной финансовой прокуратуры.

Председатель парижского коррекционного суда Кристин Ме ведёт уникальный судебный процесс. Перед ней в зале заседания находится сам бывший президент Республики Николя Саркози. Он предстал перед судом по обвинению в «коррупции» и «торговле влиянием» в рамках «дела Поля Бисмута». Вместе с Саркози в понедельник перед судом предстали также его адвокат Тьерри Эрцог и высокопоставленный чиновник судебного ведомства Жильбер Азибер, из-за болезни которого заседание, проходившее на прошлой неделе, пришлось перенести на 30 ноября.

Сразу после перечисления фактов, которые стали причиной разбирательств, и оглашения возможного приговора (десять лет тюрьмы и штраф в размере одного миллиона евро), слово попросил бывший глава государства, и его выступление задало тон последующей дискуссии. «Я не признаю ни одно из тех клеветнических измышлений, которые окружают меня на протяжении последних десяти лет», – заявил Саркози. «В ходе процесса было сделано множество серьёзных нарушений, дающих суду все основания для объявления его юридически ничтожным», – заявила адвокат обвиняемого Жаклин Лафон, пытаясь обосновать немедленную отмену этого исторического судебного процесса, который должен продлиться три недели. В частности, она подвергла критике методы, применявшиеся судебными следователями, которые, по её словам, «глумятся над уголовным судопроизводством и правами защиты» и используют «средства, призванные не допустить раскрытия истины».

Чтобы лучше понимать, о чём идёт речь, напомним предысторию. В период с апреля 2013-го по февраль 2014 года судья Серж Турнер заслушал показания Николя Саркози и его адвоката Тьерри Эрцога о секретном канале связи, созданном советниками бывшего президента от имени Поля Бисмута для переговоров о процессе, проходившем в кассационном суде. Согласно собранной информации, оба фигуранта получали от помощника генерального прокурора Жильбера Азибера сведения о ходе разбирательства, что дало основания заподозрить их в попытке оказать таким образом влияние на процесс. Взамен Николя Саркози и Тьерри Эрцог приложили, или намеревались приложить, усилия к тому, чтобы помочь Жильберу Азиберу занять высокий пост в государственном совете Монако. Однако защита ссылается на два разговора, состоявшихся в феврале 2016 года, в которых Николя Саркози говорит о своём отказе поддержать кандидатуру чиновника судебного ведомства.

Следователи тогда предположили, что данный разговор мог быть сфальсифицирован, и подсудимые, возможно, знали о прослушивании линии Бисмута. В 2014 году было открыто второе предварительное следствие. Пытаясь найти «шпиона», следователи Национальной финансовой прокуратуры тщательно пересмотрели счета за телефонные переговоры («распечатки») нескольких членов парижской коллегии адвокатов, в том числе и нынешнего министра юстиции Эрика Дюпон-Моретти, который в июне, после обнародования разоблачительных материалов, сообщил о своём намерении подать иск.

Мэтр Жаклин Лафон осудила методы, которые, по её словам, идут вразрез с правилами соблюдения профессиональной тайны и охраны частной жизни адвокатов, придают делу несерьёзный оттенок и «играют против обвиняемых»: «Мы отмечаем ужасающее нагромождение нарушений, ошибок, ложных указаний в протоколах и т. п.». Она усомнилась в законности ведения двух процедур (следствие по «делу Бисмута» и предварительное расследование о сокрытии важной для суда информации) по фактам, относящимся к одному и тому же делу. По мнению адвоката, второе расследование, длившееся шесть лет, в течение которых защита не имела доступа к материалам, было предназначено для того, чтобы или придать новый импульс первому расследованию в случае обнаружения «шпиона», или сохранить эту историю в тайне в случае неудачи. «Иначе чем объяснить тот факт, что расследование так долго искусственно поддерживалось в подвешенном состоянии?», – поинтересовался Эрве Темин, адвокат Тьерри Эрцога. В течение более трёх часов два адвоката доказывали, ссылаясь на многочисленные документы двух процессов, что это предварительное расследование имело непосредственное отношение к делу «Поля Бисмута», а информация скрывалась до тех пор, пока Николя Саркози не предстал перед судом. По мнению защиты, следствие не смогло доказать наличие «крота» (в декабре 2019 года производство по этому делу было прекращено), «один из главных пунктов обвинения оказался безосновательным». «Национальная финансовая прокуратура постаралась скрыть выводы расследования, без которых “дело Бисмута” не могло бы дойти до суда», – заявил Эрве Темин. В подтверждение своих слов адвокаты напомнили о том, что они неоднократно просили предоставить им доступ к материалам расследования, но каждый раз получали отказ. Кроме того, Поль-Альбер Ивейн, в то время возглавлявший парижскую коллегию адвокатов, усомнился в законности прослушивания телефонных разговоров между адвокатом и его клиентом. Сославшись на нарушение профессиональной тайны, сторона защиты попросила отказаться от обсуждения записей этих разговоров, на которых, собственно, и построено дело.

В ответ представитель обвинения напомнил, что в ходе предварительного следствия по этому делу в 2016 году кассационный суд уже рассматривал подобное обращение и постановил считать эти документы законными, имеющими юридическую силу. Что же касается подозрений в нарушении процедуры судопроизводства и прав защиты, то прокурор отверг «обвинения в сомнительных методах» и подчеркнул: «Сейчас сторона защиты имеет доступ к материалам предварительного расследования, о которых идёт речь, что опровергает подозрения в использовании сомнительных методов». Представитель обвинения попросил отклонить ходатайство об отмене разбирательства.

Суд вынесет решение об только днём 1 декабря, так как заседание было перенесено. Если последует отказ, то длительные прения адвокатов могут сыграть на руку подзащитному в предстоящие три недели судебного процесса. С одной стороны, это поможет сразу же выдвинуть тезис о том, что расследование проводилось пристрастно и не было направлено на достижение справедливости и обнаружение истины. С другой стороны, стратегия защиты, следующая: «Николя Саркози и Тьерри Эрцог якобы знали о прослушивании», но отказались помочь Жильберу Азиберу, опасаясь наказания. А если Национальная финансовая прокуратура не в состоянии доказать обратное, то всё «дело Бисмута» рассыпается. На этом настаивает сторона защиты. Прокурор не согласен с таким подходом. По его словам, «дело основано не только на этом утверждении». И если даже Николя Саркози и Тьерри Эрцог на самом деле отказали в содействии Жильберу Азиберу в обмен на услугу незаконного характера, самого факта, что они обсуждали такую возможность, может оказаться достаточно для предъявления им обвинения в «коррупции» и «торговле влиянием».

Опубликовано 30/11/2020

На ту же тему

Хитрые планы увольнений в компании IBM
Свободы граждан в железной перчатке Макроновского режима
Китайский способ приструнить интернет-гигантов
Открытие архивов и обещание, не выполненное Эммануэлем...