Лазурный берег забывает о трагедии

Более месяца назад ураган «Алекс» стёр с лица земли высокогорные районы в окрестностях Ниццы (департамент Приморские Альпы). В долине Руайа оставшиеся без крыши над головой местные жители буквально отрезаны от всего мира. Их тревожит скорый приход зимы и сопутствующие этому проблемы. Они прилагают все усилия для того, чтобы продержаться и остаться на своей земле.
Более месяца назад ураган «Алекс» стёр с лица земли высокогорные районы в окрестностях Ниццы (департамент Приморские Альпы). В долине Руайа оставшиеся без крыши над головой местные жители буквально отрезаны от всего мира. Их тревожит скорый приход зимы и сопутствующие этому проблемы. Они прилагают все усилия для того, чтобы продержаться и остаться на своей земле.

«Мы все здесь – климатические беженцы нового типа». Ураган «Алекс», обрушившийся на Приморские Альпы в начале октября, стёр с лица земли несколько деревень и разрушил коммуникации, отрезав регион от остального мира. Пока трагедия была на слуху, вся страна сочувствовала пострадавшим, оставшимся без крыши над головой. Однако прошло не так много времени, и эти люди почувствовали себя всеми брошеными и забытыми: не только мировыми СМИ, но даже местными властями. Мэр Ниццы больше беспокоится об открытии горнолыжного сезона, чем о помощи тем, кто остался без крова перед лицом наступающей зимы, а страховые компании требуют от тех, чьи дома смыло совсем содержимым, документов на утраченную собственность. Между тем возникают большие сомнения относительно того, сможет ли этот регион когда-либо полностью восстановиться.

Более месяца назад ураган «Алекс» стёр с лица земли высокогорные районы в окрестностях Ниццы (департамент Приморские Альпы). В долине Руайа оставшиеся без крыши над головой местные жители буквально отрезаны от всего мира. Их тревожит скорый приход зимы и сопутствующие этому проблемы. Они прилагают все усилия для того, чтобы продержаться и остаться на своей земле.

Обычно пассажирам «Поезда Чудес» открывается живописный вид на реку Пайон и долину Руайа. Но если вы захотите сегодня проехать по железной дороге из Ниццы в Сен-Далма-де-Тенда, то вашим глазам предстанет поистине апокалиптическая картина: размытые дороги, рухнувшие мосты, разрушенные дома, повсюду грязь и завалы. 2 октября 2020 года разбушевавшиеся воды реки Руайа уничтожили электросеть, водопровод и (что ещё больше усугубило ущерб от наводнения) тысячи деревьев. «Поваленные деревья превратились в огромный таран, тянущийся на десятки километров. Они разрушали дороги, дома, мосты», – рассказывает депутат местного кантона Валери Томазини (ФКП), живущая в Сен-Далма-де-Тенде. Стихия унесла жизни 7 местных жителей, на 27 октября пропавшими числились 11 человек. Всего от урагана пострадало около тысячи человек.

Яркое солнце освещает истерзанную стихией долину, словно пытаясь залечить нанесённые ей раны. Но травмы слишком серьёзны. Появившийся на верхушках гор первый снег предвещает наступление зимы, которой так боятся все местные жители. 26 октября сильные осадки вновь обрушились на долину рек Руайа и Везюби, разрушив навесные мосты и сделанные из первых подвернувшихся под руку материалов временные конструкции, установленные жителями после катастрофы. Теперь каждый дождь заставляет людей опасаться худшего. Во многих местах почва пока не просохла, экскаваторы и другая строительная техника, направленная в зону бедствия дорожно-строительным управлением, расчищают вязкую землю.

На каждом вокзале региональные поезда (TER) наполняются пассажирами. Теперь только они являются единственной транспортной артерией, связывающей деревни между собой. Уцелел и «Поезд Чудес», несмотря на разбушевавшуюся стихию и многочисленные угрозы закрытия железнодорожной ветки. Его называют так, потому что он возит туристов в национальный парк Меркантур, где находится долина Чудес, где находится знаменитая пещера с наскальными рисунками. В поезд садятся пассажиры, нагруженные чемоданами, коробками, инструментами, товарами и даже … мешками с цементом. «В поезде мы все – климатические беженцы нового типа», – говорит один из них. Группа молодых волонтёров, везущих тачки, лопаты и кирки, занимает целый вагон. Это жители соседних департаментов (Альпы, Верхний Прованс). Группа спасателей-кинологов везёт большое количество упаковок с кормом для домашних животных. «Мы несколько дней искали пропавших без вести. Сегодня у нас выходной, и мы хотим помочь и посвятить его волонтёрской работе с животными», – объясняет руководитель группы.

На местности, по которой едет поезд, видны следы урагана. Впрочем, как и на лицах пассажиров: в их глазах читается тоска и подавленность. «Страх сменился растерянностью. Сразу после урагана все находились в постшоковом состоянии, мы видели многочисленные проявления солидарности, СМИ уделяли нам много внимания. Но теперь мы оказались наедине с нашими проблемами… и с самими собой», – с горечью говорит Брижитт, парикмахер из Ментона. Она едет к своей матери, пострадавшей от наводнения в Брей-сюр-Руайа, административном центре кантона, разрушенном на 40 %.

«Помощь сюда пришла поздно, в отличие от соседней долины реки Везюби, вотчины депутата-республиканца Эрика Чиотти», – иронизирует спасатель из Брея. Понадобилось около двух суток на то, чтобы осознать масштабы катастрофы во всей долине Руайя, особенно в Брее и Тенде. Эти населённые пункты пострадали больше всего.

В 20 километрах от Брея находится Сен-Далма. Для высадки пассажиров здесь построили временную посадочную платформу, возле которой и останавливается поезд. Работники подразделения компании SNCF Reseau всё ещё продолжают ремонтировать 1 200 метров железнодорожных путей, ведущих к станции Сен-Далма-де-Танд, известной своим огромным вокзалом, построенным для Муссолини. Здесь у Дуче был загородный дом.

Поезд пустеет и снова наполняется пассажирами. Это те, кто выжил во время стихии и их семьи: госслужащие, жандармы, почтальоны, спасатели, медработники. Работник скорой помощи Лоран едет из Тенда. Он взял дрезину – лёгкую тележку, обычно используемую железнодорожниками для обслуживания путей, соединяющих верхнюю и нижнюю части долины. Лоран сопровождает пациента из больницы Сен-Лазар (Тенд) в Брей на сеанс химиотерапии. Особенно пострадал от разбушевавшейся стихии филиал университетской больницы CHU de Nice, одного из крупнейших работодателей долины. «Мы делаем всё, что можем. Организуем поездки, дежурим на телефоне, когда есть связь. Мы делаем то, о чём раньше даже не задумывались. Мы приспосабливаемся», – рассказывает Лоран. 2 октября, с балкона своей квартиры, он видел, как поднималась вода в реке, затапливая дома напротив. Как и многие выжившие, он думает о тех, кто потерял всё.

Пострадавших приняли в расположенном на Церковной площади Доме ассоциаций Брей-сюр- Руайа, превращённом в Центр размещения. Здесь находятся социальные службы, юрисконсульты, специалисты Торгово-промышленной палаты, судебные приставы и др. На лестнице, которая ведёт в приёмные помещения, собралось около десяти человек. Они ожидают своей очереди на оформление документов для предоставления материальной помощи и проведения экспертизы. И это непростой процесс.

«Через что нам приходится проходить — это недопустимо в XXI веке. Мне кажется, что на меня всем наплевать. Мне очень страшно. Печальное будущее нас ждёт», – говорит Кристин. Эту молодую женщину эвакуировали спасатели в полночь того злосчастного дня. Крыша её дома обрушилась. Рядом с ней Федора. Со слезами на глазах она рассказывает о телефонном звонке из департаментских служб, в котором ей сообщили, что урна с прахом её матери была обнаружена возле деревни, расположенной в десятках километрах от кладбища, где та была похоронена. «Просто с ума сойти можно. Невозможно словами, что мы чувствуем», – вздыхает Федора.

Около десяти социальных работников и консультантов по семейным вопросам ежедневно работают, сменяя друг друга. Их делегировал Дом солидарности города Ментон, бывшего административного центра агломерации Французской Ривьеры. Они приехали из самых разных уголков департамента: Ницца, долина реки Пайон, Рокбрюн. «Сюда добраться очень непросто», – рассказывает одна из них. Она приехала из коммуны Ла-Трините, которая находится недалеко от Ниццы. Нужно делать крюк около 60 километров, чтобы преодолеть расстояние менее чем в 10 километров. «А мы должны будет помогать в социальном и психологическом плане этим людям в течение долгого времени», – продолжает она, имея в виду и последствия стихийного бедствия, и пандемию Covid-19, и повторное введение карантина.

Все боятся, что долина Руайа обречена на исчезновение. Дело в том, что жизнь уходит из этих мест, поскольку редеет население. Вернутся ли они? Как удержать тех, кто ещё не уехал? Сначала за несколько часов рухнула вся их жизнь, потом появились проблемы, которые необходимо решать, чтобы выжить. Это энтузиазма не прибавляет. «Мы лишились дома, а страховые компании просят нас предоставить подтверждающие документы на всё потерянное имущество: от стиральной машины до пары носков! Люди оказались в беде. Такое ощущение, что страховые компании просто решили окончательно добить нас», – говорит Майлис, молодая мама, оставшаяся без крыши над головой. За три года до этого она переехала в небольшую деревушку рядом с Бреем. Она как раз из той новой волны переселенцев, переезд которых позволил, среди прочего, открыть школу. «Чтобы открыть школу, нужно время. А вот чтобы закрыть её, много времени не понадобится», – отмечает Майлис. У неё нет возможности уехать. Она будет бороться за жизнь на своём новом месте жительства.

Жизнь в деревнях постепенно налаживалась. В том числе и за счёт новых жителей, сбежавших сюда нежелая переплачивать за жильё в городе, цена на которое с каждым годом только растёт в городах на побережье. В некоторых местах они доходят до трёх размеров МРОТ. «Если люди не будут возвращаться, если уедут те, кто есть сейчас, то наши деревни пропали. Нельзя нас бросать на произвол судьбы», – настаивает Валери Томазини. Она резко высказывается в адрес мэра Ниццы: «Кристиан Эстрози уверяет, что 1 декабря можно открывать горнолыжные курорты. Но когда у людей нет водопровода и телефонной связи, а дороги разрушены, то давать такие обещания просто неприлично. Понятно, что курортная сфера даёт рабочие места. Но ведь у людей произошла катастрофа. Ведь если пойдёт снег, то жители пострадавших районов не смогут перемещаться».

Опубликовано в воскресном номере за 05 – 11 ноября 2020 года.

На ту же тему

Государство обвиняется в бездействии на фоне климатических...
Ураганы: источник бедствий бедных стран
Лазурный берег забывает о трагедии
Тёмная сторона государственного финансирования