10 ноября 2020 года премьер -министр Армении Никола Пашинян опубликовал на своей страничке в Фейсбуке пост, из которого недвусмысленно следовало, что его страна проиграла войну: «Я лично принял очень тяжелое решение для себя и всех нас,— Подписал заявление о прекращении карабахской войны с президентами России и Азербайджана с 01.00 Текст заявления невероятно болезненен для меня и нашего народа. Это решение я принял в результате глубокого анализа военной ситуации и признательности людей, которые лучше всего обладают ситуацией, а также исходя из убеждения, что это лучшее решение в сложившейся ситуации».
10 ноября 2020 года премьер -министр Армении Никола Пашинян опубликовал на своей страничке в Фейсбуке пост, из которого недвусмысленно следовало, что его страна проиграла войну: «Я лично принял очень тяжелое решение для себя и всех нас,— Подписал заявление о прекращении карабахской войны с президентами России и Азербайджана с 01.00 Текст заявления невероятно болезненен для меня и нашего народа. Это решение я принял в результате глубокого анализа военной ситуации и признательности людей, которые лучше всего обладают ситуацией, а также исходя из убеждения, что это лучшее решение в сложившейся ситуации».

Можно сказать, что ноябре 2020 года в Карабахе потерпела поражение модель постсоветского государства, которую в течение 30 лет пестовали многие бывшие республики Советского Союза. Основной этой модели была мифология построенная на ассоциации себя с «Западом» и черпающая образы из Средневековья и религиозных войн. Подчиненная этому мифу внешняя и внутренняя политика привели к дипломатической изоляции и недооценке противника.  Коррупция не позволила построить армию способную противостоять сильному противнику, а политика деиндустриализации ликвидировала возможность создания собственной военной промышленности.  

К сожалению, есть основания полагать, что война в Нагорном Карабахе была только началом в череде конфликтов, порожденных всемирным экономическим кризисом 2020 года. Кризис неолиберальной глобализации, разрыв хозяйственных связей, обнищание населения заставит правителей многих государств решать свои внутренние проблемы на пути военных авантюр. Победа Азербайджана над Арменией убедила многих, что эта цель вполне достижима. И поэтому мы вступаем в новую опасную эпоху.

Артём Кирпичёнок рассуждает о причинах и последствиях войны в Нагорном Карабахе.

10 ноября 2020 года премьер -министр Армении Никола Пашинян опубликовал на своей страничке в Фейсбуке пост, из которого недвусмысленно следовало, что его страна проиграла войну: «Я лично принял очень тяжелое решение для себя и всех нас,— Подписал заявление о прекращении карабахской войны с президентами России и Азербайджана с 01.00 Текст заявления невероятно болезненен для меня и нашего народа. Это решение я принял в результате глубокого анализа военной ситуации и признательности людей, которые лучше всего обладают ситуацией, а также исходя из убеждения, что это лучшее решение в сложившейся ситуации».

Заявление Пашиняна повергло население Армении в шок. В современных условиях, когда доступ независимых СМИ к месту боевых действий ограничен, а граждане активно вовлечены в пропагандистскую компанию в социальных сетях, поражение стало для людей полной неожиданностью. В Ереване начались массовые беспорядки, а страна оказалась погружена в глубокий политический кризис.

Для стороннего наблюдателя, наверное, с самого начала было понятно, что шансы Армении на победу не велики. Население Азербайджана составляет 10 миллионов человек, население Армении только 3 миллиона. 45 тысячной армянской армии противостояли 131 тысяч азербайджанских солдат. Превосходство Азербайджана в танках было более чем двукратным, в боевых машинах пехоты четырехкратным, а самоходной и реактивной артиллерии более чем пятикратным. К этому стоит добавить, что в последние годы правительство Азербайджана, располагавшее за счет добычи нефти неизмеримо большими материальными ресурсами чем Армения, закупило большое количество современных высокоточных вооружений, включая беспилотные летательные аппараты, ставшие одним из символов этой войны. Но исходя из результатов предыдущих карабахских войны, а также сложного рельефа театра боевых действий, еще в октябре 2020 года многие эксперты полагали, что новое кровопролитие не принесет Азербайджану победы и скорее всего закончатся ничьей.

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха восходит еще к началу 1920-хх годов, когда Азербайджан и Армения стали претендовать на этот высокогорный регион. В Советском Союзе Карабах был выделен в отдельную автономию в составе Азербайджанской ССР, где жили преимущественно армяне. С конца 1980-хх годов в регионе начался подъем азербайджанского и армянского национализма, который привел к погромам, этническим чисткам и в конечном итоге Первой Карабахской войне, которая с перерывами продолжалась с 1990 по 1994 год.

В результате войны большая часть Нагорного Карабаха стала фактически независимой от Азербайджана. Здесь была провозглашена армянская республика Арцах. Лишь 15% процентов территории бывшей автономии остались под контролем Баку. Конфликт повлек за собой многочисленные разрушения, а тысячи людей, армян и азербайджанцев были изгнаны из своих домов.

Подписанный в мае 1994 года так называемый Бишкекский протокол означал перемирие между сторонами, но карабахский конфликт так и остался замороженным. Для Азербайджана Карабах стал «оккупированной территорией» возвращение которого превратилось в национальный приоритет. Для Армении Арцах был неотъемлемым достоянием армянского народа.

В апреле 2016 года на границах Карабаха между азербайджанскими и армянскими силами начались столкновения, которые получили название «Четырехдневной войны». Боевые действия закончились сохранением статуса кво и укрепило многих в мнение о неспособности армии Азербайджана одержать победу, несмотря на превосходство в людских и материальных ресурсах.

После 1994 года правительство Армении стало формировать новый национальный миф. Как и в большинстве других стран, возникших на постсоветском пространстве, он частично апеллировал к средневековой архаике, частично к практике современных Западных держав. В нем Армении надлежало стать «оплотом христианской цивилизации на востоке» противостоящей поднимающемуся исламу. Так же в соседней Грузии после прихода к власти Михаила Саакашвили был поднят флаг средневековых грузинских крестоносцев, а националисты Украины и Белоруси взяли за образец Великое Княжество Литовское. Другим объектом для подражания для идеологов Армении стало государство Израиль. Пропаганда подчеркивала параллель между армянской трагедией 1915 году и Холокостом, а победа над Азербайджанам в 1994 году сравнивалась с блицкригами израильской армии. Данная мифология подразумевала, что хотя страна со всех сторон окружена многочисленными врагами, они неизбежно будут повергнуты, потому что мы «Запад» и «Цивилизация», а они «Восток» и «Варварство».

Подобные настроения окрепли после прихода к власти в Ереване в 2018 году Николы Пашиняна. Для многих наблюдателей в Армении и за её пределами новый премьер-министр ассоциировался с прозападным курсом и отходом от прежнего сотрудничества с России. Еще в бытности депутатом Пашинян выступал против создания единой российско-армянской системы ПРО и голосовал против членства Армении в Евразийском экономическом союзе. Западные СМИ провозгласили нового главу республики «политиком года» и «крестоносцем, сражающимся с коррупцией и олигархическим влиянием». Но конечном итоге приход к власти прозападного правительства лишь усилил дипломатическую изоляцию Армении. Россия охладела к Еревану и вела себя крайне сдержанно на протяжение всей войны 2020 года. Запад тоже не стремился на помощь «оплоту христианской цивилизации» и активно поставлял оружие Баку. В итоге еще до начала боевых действий Армения потерпела дипломатическое поражение, оказавшись лицом к лицу с двумя сильными противниками и без влиятельных союзников.

На боеспособности армянской армии негативно сказалась и коррупция, свойственная рыночной экономике. Крупный скандал вызвали закупки четырех тяжелых истребителей Су-30 в России и модернизированных зенитно-ракетных комплексов «ОСА-АК» в Иордании в начале 2020 года. В итоге эти дорогостоящие системы вооружений не сыграли никакой роли в войне. Коррупционный фактор, конечно, присутствовал и в Азербайджане, но Баку, в отличие от Еревана, не приходилось экономить каждый доллар.

Стоит добавить, что за последние 30 лет после распада Советского Союза Армения проделала свой путь по ступенькам ведущим вниз. В советское время Армянская ССР располагала своим машиностроением, станкостроением, электронной и химической промышленностью. Ереванский научно-технический институт математических машин (ЕрНИИММ) был одним из важнейших центров СССР по разработке и производству ЭВМ. Советская Армения была важным центром и в создание космических технологий. За годы строительства капитализма научный и индустриальный потенциал страны был сведен по сути дела к нулю. Сегодня сумма, выделяемая на всю армянскую науку, примерно соответствует финансированию разработок одного турецкого боевого беспилотника. Легендарный ЕрНИИММ в 2002-ом году был продан России.

Подводя итог можно сказать, что ноябре 2020 года в Карабахе потерпела поражение модель постсоветского государства, которую в течение 30 лет пестовали многие бывшие республики Советского Союза. Основной этой модели была мифология построенная на ассоциации себя с «Западом» и черпающая образы из Средневековья и религиозных войн. Подчиненная этому мифу внешняя и внутренняя политика привели к дипломатической изоляции и недооценке противника. Коррупция не позволила построить армию способную противостоять сильному противнику, а политика деиндустриализации ликвидировала возможность создания собственной военной промышленности.

К сожалению, есть основания полагать, что война в Нагорном Карабахе была только началом в череде конфликтов, порожденных всемирным экономическим кризисом 2020 года. Кризис неолиберальной глобализации, разрыв хозяйственных связей, обнищание населения заставит правителей многих государств решать свои внутренние проблемы на пути военных авантюр. Победа Азербайджана над Арменией убедила многих, что эта цель вполне достижима. И поэтому мы вступаем в новую опасную эпоху.

На ту же тему

Нагорный Карабах – послесловие
«Пиф» возвращается справа
Почему Армения проиграла?
Выборы в США показали конфликт интересов между...