Беннетт Карпентер: «Внутри Демократической партии США идёт война между её будущим и её прошлым»

По мере того, как Джо Байден собирает свою команду, центризм нового президента становится всё нагляднее. В этих условиях левые собираются организоваться как внутри, так и за рамками «партии осла». Интервью с Беннеттом Карпентером, активист прогрессивного движения «Durham for All».
По мере того, как Джо Байден собирает свою команду, центризм нового президента становится всё нагляднее. В этих условиях левые собираются организоваться как внутри, так и за рамками «партии осла». Интервью с Беннеттом Карпентером, активист прогрессивного движения «Durham for All».

Кабинет Байдена, готовящегося к инаугурации, предсказуемо оказался центристским, включая в себя как профсоюзных деятелей, так и представителей крупного бизнеса – пока что он олицетворяет собой возвращение к курсу Обамы. Левые, поддержавшие демократов против Трампа, оказались на обочине. При этом политическая система США всячески препятсвует возникновению третьей силы. Недаром Александрия Окасио-Кортес заявила недавно, что ни в одной другой стране мира она никогда не оказалась бы в одной партии с Байденом.

Существует ли альтернатива тому, чтобы и дальше плестись в хвосте демократов? Что эффективнее: влиять на курс Демократической партии изнутри или выстраивать собственные структуры вне её?

По мере того, как Джо Байден собирает свою команду, центризм нового президента становится всё нагляднее. В этих условиях левые собираются организоваться как внутри, так и за рамками «партии осла». Интервью с Беннеттом Карпентером, активист прогрессивного движения «Durham for All».

Кристоф Дерубэ: Джо Байден уже произвёл ряд назначений в своей администрации. Как вы можете их прокомментировать?

Беннетт Карпентер: Пока назначения Джо Байдена примечательны своей предсказуемостью. В целом члены его кабинета являются компетентными специалистами, их опыт не вызывает особых вопросов, но и не внушает большого оптимизма. С определённой долей оптимизма можно воспринять назначения Байдена в переходной команде. В области экологической политики Сесилия Мартинес – сильный выбор, как и ответственная за образование Линда Дарлинг-Хэммонд. Также вселяет оптимизм и включение в команду Байдена нескольких профсоюзных лидеров.    

С другой стороны, в эту переходную команду входят и представители крупных частных банков, консалтинговых фирм, как, например, Booz Allen (специализация – американский оборонный бизнес, фирма во многом зависит от правительственных программ – прим. редакции), и таких компаний-гигантов как Airbnb и Amazon. Байден пытается апеллировать ко всем лагерям – к профсоюзам и работодателям, к левоцентристам и правоцентристам.   

Иначе говоря, эти назначения обещают возвращение к политике эпохи Обамы, которую можно было бы наиболее точно описать как аполитичную или пост-политичную эпоху: избегание позиционирования себя левыми или правыми в политике, использование неопределённого термина «единство», технократические методы управления. Да, после четырёх лет президентства Трампа некоторые хотят такого возвращение к предполагаемой «нормальности».    

Проблема заключается только в том, что, как очень удачно заметил Роберт Райх (бывший министр труда в администрации Билла Клинтона, интеллектуал, заметный политик в левом лагере – прим. редакции), именно эта «нормальность» и стала главным фактором прихода к власти Трампа. Мы должны относиться к Трампу не как к исторической ошибке, а как к логическому следствию более чем тридцатилетнего периода роста неравенства, ослабления или ликвидации государственного контроля, приватизации внутри страны и систематических поступков в логике неоимпериализма и военного авантюризма во внешней политике.    

К. Д.: Многие депутаты из числа центристских демократов обвиняли левых в крайне неудачном результате на выборах в Конгресс США. Что вы думаете по этому поводу? 

Б. К.: Внутри Демократической партии США идёт война между её будущим и её прошлым.  За последние сорок лет – по крайней мере, с момента избрания Рональда Рейганом президентом – часть демократического истеблишмента отреагировала на правый крен Республиканской партии и также частично ушла вправо. В некоторой степени, этим и объясняются победы демократов на выборах в девяностые годы. Но с выборами 2020 года такая тактика полностью провалилась. Электорату обеих сторон политического спектра надоели бесконечные войны, массовые тюремные заключения и растущее экономическое неравенство. К этому следует добавить, что во многом эта катастрофическая политика была усилена как раз демократическими центристами.  

В настоящее время прогрессивные демократы стоят на позиции выдвижения более смелых, радикальных идей, чтобы ускорить динамику развития своей партии, в то время как центристские демократы заявляют, что необходимо умерить стремление к преобразованиям, чтобы склонить на свою сторону потенциальных «swing voters» (колеблющиеся избиратели без устоявшихся политических взглядов). Но это дихотомия создана искусственно. Убедить этих избирателей призывами к умеренности не получится – нужно предлагать картину более процветающего и оптимистичного будущего. Возьмём пример Флориды, где 60 % населения проголосовали за то, чтобы установить МРОТ на уровне 15 долларов, хотя большинство штата при этом проголосовало за Трампа. Ирония заключается в том, что Байден дистанцировался от референдума по МРОТ, опасаясь, что такое предложение будет слишком «левым» по своему характеру, и его воспринимали бы в качестве социалиста.        

К. Д, Как влиять на политику администрации Байдена? Внутри самой Демократической партии? Или всё-таки извне?

Б. К.: Нужно и то, и другое одновременно. Надо понимать, что на самом деле Демократическая партия не является партией в строгом смысле слова. В ней не существует ни процедуры вступления в партию, ни традиций внутренней демократии. Есть разнородная коалиция, состоящая из различных политиков, спонсоров и независимых организаций (профсоюзы, ассоциации и т. д.) с различными и часто противоречивыми интересами. Эта коалиция вынуждена работать вместе из-за особенностей американской избирательной системы «winner-takes-all» («победителю достаётся всё»: все голоса выборщиков уходят одному кандидату – прим. редакции). В рамках этой системы они добиваются политического представительства, для чего необходимо обеспечить себе более 50 % голосов. Такая система мешает появлению третьей жизнеспособной партии. Как говорит сенатор Александрия Окасио-Кортес, «в любой другой стране мы с Байденом никогда бы не состояли в одной и той же партии». Поскольку Демократическая партия обладает почти полной монополией доступа к избирательным правам, демократы вынуждены выдвигать кандидатуры внутри самой партии. Но поскольку она не является партией в строгом смысле слова, то нам также нужно создавать свою собственную организационную инфраструктуру. Эта стратегия позволила добиться серии блестящих побед Democratic Socialists of America (Демократические социалисты Америки) и становится всё популярнее среди левых, последовательно укрепляющих свои позиции год за годом.    

Опубликовано 03/12/2020

На ту же тему

Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...
Полная победа Байдена в Джорджии