На больницу Вуарона обрушилась лавина пандемии

В больничном центре в Вуароне, обслуживающем территорию с населением в 90 000 человек, медработники и пациенты пережили тяжелейший удар Covid-19. Перед медперсоналом встал тяжелейший выбор: «сортировка» больных. Сотрудники рассказывают о пережитых ужасах.
В больничном центре в Вуароне, обслуживающем территорию с населением в 90 000 человек, медработники и пациенты пережили тяжелейший удар Covid-19. Перед медперсоналом встал тяжелейший выбор: «сортировка» больных. Сотрудники рассказывают о пережитых ужасах.

Вторая волна пандемии местами уже превзошла первую. В Вуароне, департамент Изер, местная больница перестала справляться с наплывом заболевших, людям отказывали в необходимой им госпитализации по причине отсутствия койкомест. Врачей и санитаров катастрофически не хватает, те, что есть, полностью измотаны.

Эта ситуация в очередной раз высветила порочность неолиберальной политики сокращений и «оптимизаций», которым подвергалась французская система здравоохранения все последние годы.

В больничном центре в Вуароне, обслуживающем территорию с населением в 90 000 человек, медработники и пациенты пережили тяжелейший удар Covid-19. Перед медперсоналом встал тяжелейший выбор: «сортировка» больных. Сотрудники рассказывают о пережитых ужасах.

Жители горного массива Шартрёз пережили лавину. Но не снежную, а лавину заражений коронавирусом, которая едва не смела всё на своём пути. В больнице Вуарона (20 000 жителей), уже 100 лет принимающей пациентов этого города, медперсонал едва-едва приходит в себя после двух недель постоянных перегрузок. Первая волна вирусного цунами лишь слегка затронула город. Зато вторая накрыла с головой и Вуарон, и весь департамент Изер, в котором ежедневно регистрируется по 15 погибших от Covid-19.

У работников скорой помощи сейчас впервые появилась надежда на передышку. Утром 16 ноября к ним обратились только два пациента с коронавирусом – это уже почти «нормальный» уровень загруженности для местной скорой, которая обычно совершает 37 000 выездов за год. В коридоре на носилках ждут своей очереди «всего лишь» пять пациентов. У входа стоит манекен в халате – так сотрудники показывают проблему дефицита мест – на нём висит табличка: «Не хватило койки…»

Во время первой волны эпидемии отделение скорой помощи было разделено на коронавирусное и обычное. Кое-кто из персонала пришёл на выручку. Некоторые санитарные работники помогли с организацией медобслуживания. Но этой осенью, при второй волне, всё сложилось совсем по-другому. Ситуацию описала Селин, медсестра: «У нас был только один дополнительный сотрудник, который работал с полудня до 15 часов, чтобы мы могли пойти поесть. Иногда этот человек задерживался до 17 часов, хотя ему за это ничего не платили. А мы, тем временем, принимали до 28 коронавирусных пациентов в день. Однажды в субботу вечером нам пришлось принимать инфицированных в зале ожидания при отделении педиатрии. Иногда я была загружена настолько, что не успевала даже отнести больному стакан воды». Были дни, когда все поступавшие в больницу пациенты были «ковидными». И Селин не видит разумных объяснений тому, почему не наняли новых сотрудников в самый разгар санитарного бедствия: «Мы сплочённая команда. Некоторые коллеги предлагали выйти на работу с отпусков и выходных, но начальство им отказало. Нам пришлось справляться «своими силами». Такое впечатление, что нас просто бросили бороться в одиночку».

Элоди Ансийон, директор Вуаронской больницы, а с 1 января ещё и прикреплённая к больничному университетскому центру Гренобля, не разделяет такого видения ситуации, но признаёт, что последние десять дней были напряжёнными. «Поскольку мы сохранили часть не коронавирусных отделений, у нас случилась нехватка медиков и санитаров для обеспечения раздельной работы двух направлений скорой помощи. Мы задействовали все дополнительные человеческие резервы: вышедших на пенсию сотрудников, дополнительных работников, резервных санитаров, студентов-медиков. Но у нас не было возможности обеспечить их присутствие каждый день».

На фоне перегрузок скорой помощи плакат Коллектива Inter Urgences «Гиппократ против гипокрита» наглядно отражает тяжёлое положение врачей. Заведующий отделением скорой помощи Франсуа Пеншар два года не выходит из забастовки и уже неоднократно просил нанять новых работников. На всё отделение вкалывают всего девять медиков, тогда как их должно быть 18. Заведующий отчаянно ищет выход из положения. За последние двадцать пять лет штат медперсонала ни разу не был полностью укомплектован. «Мы держимся за счёт временных работников, но с 1 января их станет ещё меньше, потому что вышло постановлении об уменьшении их заработной платы! Эту меру предложил Оливье Веран, пока ещё был депутатом. Мы измотаны. Но администрация давит на нас, нам говорят: «Ты не имеешь права уйти сейчас». Пока я был помоложе, мог работать до 96 часов в неделю. Но теперь силы мои уже не те, хотя и выдерживаю пока 70-часовую нагрузку», – улыбается он.

Показательно, что даже после небольшой весенней вспышки в Вуароне медики истощены: пять врачей «перегорели» один за другим. Двое из них до сих пор на больничном. В качестве протеста против кадрового дефицита, в конце октября Франсуа Пеншарт отказался представить свой график работ на начало ноября. В конце концов администрация предложила «привлекательные контракты» двум желавшим уволиться работникам скорой помощи. «В противном случае отделение скорой помощи пришлось бы закрыть. А поскольку наша больница расположена в 30 километрах от Гренобля, невольно начинаешь задумываться, не этого ли они и добиваются», – предположил врач. В сложившейся ситуации, когда больницы переполнены и терпение медиков достигло предела, коронавирус стал последней каплей. «Нашей работой стала сортировка заражённых и незаражённых. Во время второй волны заболело больше медсестёр. Все койки в больнице оказались заняты. Мы старались убедить сами себя: «это пройдёт». Печально, что мы так долго и скрупулёзно учились, а теперь вынуждены метаться, как бешенные», – размышляет он.

Похожие чувства испытывают его коллеги из отделения интенсивной терапии. Все двенадцать коек их отделения заняли больные с коронавирусом. Сирил Вене, заведующий отделения и председатель консультативной медицинской комиссии, сейчас впервые смог перевести дыхание: «Во вторник 10 ноября мы были битком. Мы интубировали по человеку в день. Не было понятно, куда их всех класть. Решили вызвать на помощь пожарных. В течение 48 часов мы перевозили пациентов скорой помощи прямо в реанимацию Гренобля». Многие медсёстры, чтобы справиться с наплывом больных, работали сверх своих сил: «Одна из них не выдержала, пришла ко мне и сказала: «Доктор, я не могу больше, я ухожу!» Тогда нам дали подкрепление, но наши сотрудницы вкалывают уже не один год». Ко всеобщему беспокойству средний возраст больных снизился до 63 лет, при этом состояние поступающих пациентов по-прежнему крайне тяжёлое. Чтобы успевать переодеть пациентов, обеспечить уход за больными, раздать кортикоиды и проверить нестабильных больных, которые требуют осмотра раз в 30 минут, бригады работали в ускоренных темпах.

Однако в условиях массового потока заражённых иногда персоналу всё же приходилось делать очень непростой выбор. «Иногда мы отказывали в госпитализации, – подтвердила доктор Жюли Матео, заведующая отделением. – Нескольким больным мы были вынуждены сказать нет».

Тем временем другие её коллеги охотились за оборудованием. «Мы через чьи-то знакомства добыли несколько высокочастотных аппаратов ИВЛ в Региональном агентстве здравоохранения (ARS). На собрании, которое проходило 20 марта этого года, представитель ARS сказал нам, что плана обеспечения кадрами и оборудованием не существует. Теперь мы убедились в этом на собственном опыте. Государство нас бросило», – подвёл итог Сирил Вене. По мнению врача Клэр Ара, работающей в отделении интенсивной терапии, эта гонка за жизненно необходимым минимумом – едва ли не самое тяжёлое, с чем они столкнулись. «Когда число заражённых растёт на глазах, а у нас нет никаких резервов, нет коек, это становится психологически невыносимо», – говорит она.

В этот понедельник составленный из нескольких врачей кризисный комитет воспользовался наступившим затишьем, чтобы проверить имеющиеся ресурсы. Осмотрев несколько отделений, инфекционист Каролин Анри подтвердила, что ситуация стала спокойнее. В отделении интенсивной терапии 7 коек – «коронавирусные». «У меня только что упало давление на два с половиной пункта!» – полушутя-полусерьёзно заметил Сирил Вене. Если чувство юмора и прекрасные виды на горный массив Веркор помогают немного снизить давление, то преодолеть кризис можно только коллективными усилиями. Для этого вся структура работы в больнице прошла реорганизацию. После сложных перестановок 50 % мест (82 койки) было выделено под больных коронавирусом. Как объяснила Элоди Ансийон, «так делается каждую неделю. Мы реорганизовали наши отделения так, чтобы иметь возможность принимать и других пациентов: некоторые из них ждут очереди с сентября».

На этаже комплексной медицины, перепрофилированном под «Covid»-отделения, медленно-медленно освобождаются места из числа стоящих здесь 44 коек. Их занимают больные в менее тяжёлом состоянии и пожилые люди, которые слишком слабы для интубации. Вышедшая

подышать свежим воздухом Шарлотт Дантан, инфекционист и заведующая отделением, отмечает: «Если бы у этих пожилых людей не было коронавируса, их бы разместили в отделение интенсивной терапии. Пока у нас нет необходимых ресурсов, эффективность наших действий стоит под большим вопросом. На прошлой неделе санитары даже не могли мыть некоторых пациентов каждый день». Будни младшего медперсонала никогда ещё не были такими тяжёлыми, как в период пандемии. Только что погиб один пациент. Санитарка Софи переживает из-за этой потери, но у неё нет времени на огорчения. Она успела лишь бросить на ходу: «За двадцать лет работы такое я вижу впервые. У нас нет времени даже подержать умирающего человека за руку».

Полин и Джоанна тоже пребывают в состоянии шока от этих двух недель ада. Ночью на одну медсестру приходилось по 24 пациента, рабочий день им увеличили, иногда не было времени даже на туалет: «Этого никакими словами не опишешь, вздыхает 31-летняя Джоанна. У нас всё время было недостаточно персонала и слишком много пациентов. Мы всё делали бегом и то и дело плакали… А выполненная работа не вызывала чувство удовлетворённости». Её 23-летняя коллега добавляет: «Столько людей одновременно были в плохом состоянии, что нам приходилось решать, кому из них помощь нужнее, и надеяться, что мы не ошиблись в выборе…» Забота об умерших пациентах только усугубляет моральное состояние работников: «Мы должны убирать их в чехлы, которые подписываем маркерами, рассказывает Полин. Это ужасно». При таких условиях работы все обещания о найме новых сотрудников и повышении зарплат по плану Минздрава «Сегюр» эффективны не больше, чем мёртвому припарки. «Для нас это ничего не изменило», – подчеркнула Джоанна.

90 000 жителей этого района собственными глазами видят, как медицинские услуги становятся для них всё менее доступными. Улучшений при это они тоже никаких не видят. Напротив: с возвращением режима изоляции снова стали отменять запланированные операции. Работают только три операционные из шести. Это, конечно, ещё не абсолютный срыв всех операций, но хирургам приходится пересматривать планы. «За последние дни мне пришлось отменить восемь операций из одиннадцати, – подсчитал доктор Ромен Рибу, висцеральный хирург. – Не оперируем паховые грыжи, желчные пузыри. То есть, случаи, не требующие немедленного вмешательства. Если только у пациентов не имеются осложнения. Прошлой весной были задержки с проведением диагностикой. Я видел дела двух пациентов, которым должны были бы сделать колоноскопию в марте, но отложили и уже потом выявили онкологию». Во время первого периода изоляции приёмные хирургов были перепрофилированы под отделение не-коронавирусной скорой помощи. Хирурги знают, что в этот кризис за их счёт будут решаться проблемы с вместимостью больницы. «У нас из одного кармана берут, чтобы положить в другой карман, – сокрушается Эрве Пишон, хирург-ортопед. – Нам пришлось бороться, чтобы не допустить закрытия всех операционных. В добавок ко всему некоторые наши коллеги считают, что мы мешаем бороться с эпидемией. Дальше так продолжаться не может, это тупик».

Опубликовано 19/11/2020

На ту же тему

Хитрые планы увольнений в компании IBM
Свободы граждан в железной перчатке Макроновского режима
Китайский способ приструнить интернет-гигантов
Открытие архивов и обещание, не выполненное Эммануэлем...