Репрессии против профсоюзных активистов

За готовность выступать против пенсионной реформы и за членство в профсоюзах люди дорого платят. Но ожесточённое стремление руководства наказать их и заставить замолчать не останавливает этих активистов. Наоборот. Журналисты L'Humanité Dimanche побеседовали с участниками протестов.
За готовность выступать против пенсионной реформы и за членство в профсоюзах люди дорого платят. Но ожесточённое стремление руководства наказать их и заставить замолчать не останавливает этих активистов. Наоборот. Журналисты L'Humanité Dimanche побеседовали с участниками протестов.

Сравнительно высокий уровень зарплат и социальных прав во Франции – не данность, а плод долгой борьбы рабочего класса. Сейчас правящий класс стремится забрать эти социальные завоевания назад. Профсоюзы стремятся защитить и преумножить наследие социального прогресса, потому неудивительно, что профсоюзные активисты становятся первыми жертвами репрессий. Так было и всегда, но в последние годы репрессии особенно усилились в связи с началом общего неолиберального наступления на остатки социального государства «всеобщего благополучия».

С 2019 года противостояние профсоюзов с одной стороны и союза работодателей и государства с другой значительно ожесточилось. Теперь любой, кто слишком активно борется за права работников, может столкнуться с увольнением или даже уголовным преследованием.

Истории, рассказанные теми, кто на собственном опыте ощутил всю тяжесть антирабочих преследований, лучше всего иллюстрируют складывающееся положение дел.

За готовность выступать против пенсионной реформы и за членство в профсоюзах люди дорого платят. Но ожесточённое стремление руководства наказать их и заставить замолчать не останавливает этих активистов. Наоборот. Журналисты L’Humanité Dimanche побеседовали с участниками протестов.

Это те, кто защищал права коллег и заплатили за это своей карьерой. С конца 2019 года жизнь профсоюзных активистов идёт по похожему сценарию. И хотя случаи преследования тех, кто ведёт непреклонную борьбу в рамках профсоюзного движения всегда имели место, последние месяцы были отмечены неумолимым нарастанием дисциплинарных мер. Всё началось с акций протеста против проекта пенсионной реформы, проходивших в декабре прошлого года и в январе текущего, когда на протяжении нескольких недель проводились массовые пикеты, повсюду блокировался доступ на предприятия, но при этом и усиливалась авторитарная реакция со стороны собственников и государства, обрушившаяся на лидеров борьбы. Участились вызовы в суд и на заседания дисциплинарных советов. Двухмесячный карантин по поводу Covid-19 приостановил этот процесс.

Всё вернулось на круги своя в июне, когда учреждения и предприятия стали постепенно открываться после отмены режима самоизоляции. И упорная работа активистов в разгар санитарного кризиса, направленная на защиту работников, подтолкнула руководство к поиску новых предлогов, чтобы помешать борьбе.

С этого лета отмечается рост числа случаев, когда профсоюзных активистов преследовали их работодатели. В конце июня, в Динь-ле-Бэне 17 работников почты были поочерёдно вызваны на дисциплинарный совет, где им предъявили обвинения, смысл которых они так до конца и не поняли. Как уверяют представители профсоюза «Всеобщая конфедерация труда» (ВКТ), их обвиняли в организации пикета в декабре 2019 года, инициаторами которого были совершенно посторонние лица. А в департаменте Ло дирекция вызвала на дисциплинарный совет беременную работницу, которая пришла в гости к своим коллегам, будучи в отпуске по беременности.

По словам представителей профсоюзов, руководство домов престарелых Korian и DomusVi также пытается «обуздать недовольных». Активисты указывали на нарушения, допущенные во время пандемии, в том числе на невыплату премий и нехватку средств индивидуальной защиты. Ещё в начале октября некоторые члены Европейского парламента предупреждали о публикации крупнейшей компанией онлайн-торговли Amazon вакансий на должности «внутренних аналитиков», роль которых заключается в том, чтобы, помимо всего прочего, следить за профсоюзной активностью сотрудников. Если настроение у профсоюзных активистов мрачное из-за такой жёсткой репрессивной политики, то, похоже, что боевой дух стал от этого только крепче. Вставляя им палки в колёса, работодатели лишь подогрели их боевой настрой. Представляем вам некоторых из этих активистов.

Венсан Фурнье: «Невиданная солидарность сотрудников почты в конфликте с руководством».

«Мне действительно хотелось поступить на работу в крупное государственное предприятие, чтобы я мог там трудиться, а также защищать интересы работников». Когда Венсан Фурнье впервые надел форму почтальона, ему было 22 года. Его приняли на работу в почтовое отделение Ле-Шене (департамент Ивелин) в 2006 году, и его трудовой путь начался с социальных протестов, связанных с вступлением в силу договора первого найма (CPE). «Я работал на небольшом предприятии, поэтому протестовать там было непросто». Будучи убеждённым коммунистом и участвуя в профсоюзном движении, молодой почтальон вступил в ряды профсоюза ВКТ, который соответствовал его представлениям о социальной борьбе. «Мой первый опыт участия в крупных забастовках относится к 2010 году. Тогда мы выступали против пенсионной реформы. В 2014 году я участвовал в забастовке против уплотнения, проводившейся в Карьер-сюр-Сене, куда меня перевели в то время», – вспоминает он. С 2013 года он регулярно выполнял различные поручения от имени федерации почтовых работников CGT-FAPT (ВКТ). Его карьера шла в гору, но одновременно росла и ответственность. Сегодня Венсан работает в Комитете здоровья, безопасности и условий труда (CHSCT). Он полностью посвятил себя профсоюзной борьбе и платит за это дорогую цену.

С 1 октября Венсан живёт без зарплаты: его отстранили от работы на 3 месяца. «Это санкция связана с участием в забастовке против пенсионной реформы. Во время совместной межпрофессиональной акции одно из помещений отделения почты в Версале было заблокировано манифестантами, не имеющими к почте никакого отношения, – рассказывает активист профсоюза. – Дирекция обвинила меня и ещё четырёх почтальонов в том, что мы незаконно лишили свободы наших коллег. На основании ложных показаний молодых работников почты, на которых оказали давление, было сфабриковано дело». В дальнейшем они отказались от своих слов. Дирекция почты очень хотела «наказать активистов профсоюза», но ей пришлось столкнуться с небывалым порывом солидарности.

«В день предварительных переговоров более 98 % работников почты бастовали, выражая нам поддержку», – вспоминает Венсан Фурнье. Он с 2006 года видел, как «ситуация на предприятии неумолимо ухудшается из-за уплотнений и сокращения рабочих мест (всего более 100 000 за последние 10 лет») и никогда не откажется от борьбы. «Я хочу, чтобы почта стала настоящей сферой государственных услуг, – заключает Венсан, – в этом и заключается моя политическая позиция».

Александр эль Гамаль: «Нами хотят руководить с помощью террора».

Сначала его упрекали в том, что в декабре 2019 года, когда социальные протесты против пенсионной реформы достигли своего апогея, он организовал блокировку входа на предприятие, на котором работал. Затем его осуждали за неуместное поведение и участие в профсоюзной акции, проходившей 26 мая нынешнего года. «Сфабрикованные обвинения, не имеющие никакого отношения к действительности», – говорит он. После 14 лет работы в качестве водителя автобуса столичного транспорта в депо RATP Витри-сюр-Сен Александру Эль Гамалю грозит увольнение. Несмотря на мнение социально-экономического комитета (CSE), секретарём которого он является, будучи активистом профсоюза ВКТ, руководство предприятия обратилось в трудовую инспекцию с предложением о его увольнении. Теперь все ждут решения. «Вопреки тому, что было сказано, я не устраивал блокировку. Я также не проявлял агрессии во время протестной акции. Наоборот, это директор пытался вырвать у меня флаг ВКТ, – рассказывает Александр. – Они пытаются отплатить нам за участие в социальном движении прошлой зимой».

Этот 36-летний работник – не единственный человек, против которого ополчилось руководство парижского транспорта. В пригородном депо под санкции попали ещё четверо его товарищей. Один из них находился под таким давлением, что даже предпринял попытку самоубийства. Но увольнение грозит только одному Александру Эль Гамалю. «Нами хотят руководить с помощью террора. Наброситься на делегата CSE, то есть на работника, на стороне которого стоит закон – это серьёзный и показательный поступок», – говорит он. И хотя Александр полон решимости не давать себя в обиду, постоянное давление не проходит для него бесследно. «Увольнение всегда даётся непросто. К тому же всё, что происходит на работе, влияет и на личную жизнь. Как сообщающиеся сосуды», – признаётся водитель. Однако ставки слишком велики, чтобы отказаться от борьбы. Судьба пенсионной реформы и приватизация государственного транспортного предприятия парижского региона RATP зависят от реакции профсоюзов. «Мы не согласны и не намерены сдаваться без боя. Мы продолжим борьбу», – продолжает Александр Эль Гамаль. Будущее покажет.

Кати Венсигерра: «Меня преследуют потому, что я кому-то мешаю».

Эта история не нова, но от этого легче не становится. Между прочим, Кати Венсигерра с сентября до сих пор находится на больничном. «Мне очень сложно. И не только потому, что трудно пережить увольнение. Такое впечатление, что у меня полностью отбирают права и возможность делать, что я умею», – вздыхает она. Кати – представитель центрального отделения профсоюза огромного магазина одежды Primark в торговом центре «Солей» в Кретее (департамент Валь-де-Марн). Дирекция просто решила на ней отыграться. Даже несмотря на то, что она входила в число лучших работников магазина. Несколько недель тому назад социально-экономический комитет (CST), в котором кроме Кати не было ни одного делегата от ВКТ, единогласно проголосовал за её увольнение. Трудовая инспекции должна окончательно решить вопрос об увольнении. Хотя процедура идёт полным ходом на протяжении уже нескольких месяцев, Кати по-прежнему в шоке от произошедшего. «Меня обвиняют в том, что я отправила электронное письмо с информацией об отъезде в составе делегации вместо того, чтобы заниматься служебной документацией. Сегодня меня также обвиняют в слишком частом отсутствии на рабочем месте, а ведь с 2017 года я занимаюсь исключительно профсоюзной деятельностью в рамках моих полномочий представителя центрального отделения профсоюза», – недоумевает Кати. Но последней каплей стало, когда бывшая продавщица распространила среди работников информацию об открытии магазинов сразу после отмены режима самоизоляции. Дирекция посчитала эту информацию конфиденциальной.

Жёсткость владельцев и руководителей отдела кадров вызвала у Кати подавленность и усталость. Но ощущение того, что её деятельность в условиях окружающего маразма приносила пользу, согревало сердце женщины. «Меня преследуют потому, что я кому-то мешаю. В магазине Primark соотношение сил действительно не в нашу пользу, но в том, что мы делаем, есть смысл», – считает Кати Венсигерра. В торговой компании, где к работникам относятся как к «вещам», где 70 % трудовых договоров подписываются на неполный рабочий день, а основные профсоюзы «полностью зависят от дирекции», роль профсоюзов неоценима.

Мари Тулгот, Марион д’Аллар

Опубликовано в воскресном номере за 22 – 28 октября 2020 года.

На ту же тему

Хитрые планы увольнений в компании IBM
Свободы граждан в железной перчатке Макроновского режима
Китайский способ приструнить интернет-гигантов
Открытие архивов и обещание, не выполненное Эммануэлем...