Сохранилось мало его фотографий, зато его имя носят медпункты и больницы. Этот человек, ещё в молодости ставший коммунистом, принимал самое активное участие в таких значимых событиях ХХ века, как война в Испании, Сопротивление, борьба за социальные гарантии и всеобщую доступность медицинской помощи. Его оружием было то, в чём он достиг подлинного мастерства – медицина.
Сохранилось мало его фотографий, зато его имя носят медпункты и больницы. Этот человек, ещё в молодости ставший коммунистом, принимал самое активное участие в таких значимых событиях ХХ века, как война в Испании, Сопротивление, борьба за социальные гарантии и всеобщую доступность медицинской помощи. Его оружием было то, в чём он достиг подлинного мастерства – медицина.

Пьер Рукэ, по прозвищу «Народный доктор», захоронен рядом с Амбруазом Круиза – коммунистом, стоявшим у истоков системы социального обеспечения в освобождённой Франции. Такое соседство неслучайно. Убеждённый противник войны, антифашист, член ФКП с момента основания, Рукэ ещё до войны создавал сеть медпунктов для рабочих, во время Гражданской войны в Испании координировал работу медиков-интернационалистов как в Испании, так и во Франции, затем, во время нацистской оккупации, спасал бойцов Сопротивления. А после войны он продолжил работу над своей мечтой – системой здравоохранения, доступной для каждого. 

Сохранилось мало его фотографий, зато его имя носят медпункты и больницы. Этот человек, ещё в молодости ставший коммунистом, принимал самое активное участие в таких значимых событиях ХХ века, как война в Испании, Сопротивление, борьба за социальные гарантии и всеобщую доступность медицинской помощи. Его оружием было то, в чём он достиг подлинного мастерства – медицина.

На парижском кладбище Пер-Лашез, в нескольких шагах от мемориальной доски в память об участниках Парижской коммуны 1871 года, трудно не заметить надгробие из белого камня. На нём изображены два бронзовых круга, в которые вписаны имена покоящихся здесь людей. Один из них – Амбруаз Круаза, генеральный секретарь федерации металлургов в составе ВКТ, депутат-коммунист из Парижа, министр труда и социальной защиты. Второй – мужчина с усами и строгим взглядом за стёклами очков – врач Пьер Рукэ.

Кем же был этот человек? О Пьере Рукэ сказано лишь, что он являлся членом Парижского муниципалитета и совета бывшего департамента Сена. Эти скупые сведения не объясняют того факта, что он похоронен рядом с Амбруазом Круаза, чья деятельность на посту министра сыграла решающую роль в становлении механизмов социального обеспечения, распределительной пенсионной системы и советов трудовых коллективов.

Пьер Рукэ родился 22 августа 1900 года в доме своих родителей, Жана Рукэ и Жанны Югнэ, по адресу 39-бис, улица Грента, 2-й округ Парижа. Тогда лицо этой небогатой улицы составляли в основном ремесленные мастерские, небольшие мануфактуры и магазинчики. Впрочем, она имел мало общего с той безрадостной картиной, представленной в романе Оноре де Бальзака «Цезарь Бирото», в которой перед нами предстаёт как «улица, где множество лавчонок и где дома имеют самый отталкивающий вид. Здесь отвратительно грязно, как бывает обычно в кварталах, изобилующих ремесленными мастерскими, здания поражают своим убожеством» (1).

О детстве Пьера Рукэ нам известно немного. Он какое-то время ходил в колледж Ролена, который сегодня носит имя Жака Декура, расположенный на проспекте Трюден в 9-м округе Парижа. Затем продолжил обучение в лицее Макон департамента Сона и Луара. В бурные времена, последовавшие вслед за окончанием Первой мировой войны, он жил в Париже. Революция 1917 года в России породила в Германии, Венгрии, Италии и Франции надежды, которые, впрочем, вскоре погибли под ужасающим натиском репрессий. Молодой Рукэ, выходец из состоятельных кругов (его родители обозначали свой социальный статус как «собственники»), в сентябре 1920 года поступил на медицинский факультет. В то время он был убеждённым сторонником присоединения к III Интернационалу (коммунистическому). Он выражал свою позицию, общаясь с товарищами по студенческому кружку коллективистов в Париже, а вскоре после раскола, произошедшего на съезде в Туре в декабре 1920 года, вступил во французскую секцию Коммунистического интернационала (SFIC), переименованную в 1921 г. во Французскую компартию.

Он был не первым студентом-медиком, использовавшим свои профессиональные знания на благо организаций рабочего движения. Тот же путь избрали Жан Дальзас, Робер-Анри Азман, Робер Вольфсон, Жакоб Калманович, Реймон Лейбовиси, Марсель Пенен и Морис Тенин (2). Как член медицинского комитета Коммунистической партии он принимал участие в открытии множества медицинских пунктов в городах и сёлах так называемого «красного пояса» в окрестностях Парижа, где коммунистам удалось занять ведущие позиции в период между двумя войнами. Одновременно он продолжал отлично учиться в университете. В декабре 1927 года интерн Пьер Рукэ был направлен на работу в парижскую больницу Кошен. 22 июня 1931 года он получил диплом врача и уже в следующем году стал руководителем клинической практики в той же больнице.

Он всё отчётливее выражал свои политические взгляды, позиционируя себя как активного пацифиста и антифашиста. По его мнению, спасение человеческих жизней в операционной теряло всякий смысл на фоне неспособности уберечь тысячи людей от очередной расправы на фронтах войны. В 1932 году, когда Ромен Роллан и Анри Барбюс объявили о формировании антивоенного, антифашистского движения «Амстердам-Плейель», Рукэ одним из первых примкнул к нему и поддержал эту инициативу, создав Международную ассоциацию медиков против войны. Именно ему руководство Коммунистической партии поручило провести вскрытие тела Анри Легэ. Этот активист, арестованный за возглас «Нет войне!» на военном параде в апреле 1932 года в Орлеане, скончался после того, как его жестоко избили двое полицейских. Заключение Рукэ, обличительное для сил правопорядка, не имело правовых последствий: в возбуждении уголовного дела было отказано.

Но в полной мере натура Пьера Рукэ раскрылась в период гражданской войны в Испании. 17 июля 1936 года в этой стране был совершён вооружённый государственный переворот, организаторы которого хотели уничтожить республику, возглавляемую в то время левой коалицией «Народный фронт». Уже на следующий день Рукэ собрал своих единомышленников. Два десятка врачей и медсестёр выразили готовность оказывать нуждающимся медицинскую и санитарную помощь. Они создали медицинское подразделение Интернациональных бригад, объединявших волонтёров, которые сражались бок о бок с защитниками Республики в Испании. 17 января 1937 года Рукэ и его товарищи приступили к организации Международного санитарного центра. Это объединение, призванное координировать различные инициативы солидарности медиков, вскоре обзавелось своими подразделениями в пятнадцати странах. Всё в нём держалось на энтузиазме Пьера Рукэ. Он ходатайствовал о предоставлении финансовой поддержки, планировал перемещения медицинского оборудования и персонала, заботился о санитарных аспектах размещения во Франции раненых добровольцев и беженцев и даже самостоятельно разработал модель хирургического автомобиля. Ему удалось собрать около 30 миллионов франков, что позволило оплатить отправку 450 медиков, 200 машин скорой помощи, вакцин и медикаментов и открыть на Менорке подземный госпиталь. Мужество не покидало его даже в тот момент, когда поражение республиканцев казалось неотвратимым. Он критиковал санитарные условия во французских лагерях для беженцев из Испании и одновременно принимал участие в создании Дома раненых, который был открыт в феврале 1939 года. В здании на улице Сите Монтье в 9-м округе Парижа, той самой, на которой происходит действие романа Жана Кокто «Ужасные дети», он и его соратники принимали бывших бойцов Интернациональных бригад, консультировали их, снабжали протезами и давали рекомендации по поводу обращения в специализированные лечебные учреждения.

На протяжении многих месяцев активист Пьер Рукэ совмещал общественную деятельность с работой практикующего врача. После победы «Народного фронта» на выборах во Франции в мае 1936 года страну захлестнула мощная волна забастовок и стачек. Вскоре начался подъём профсоюзного движения. Люди хлынули в профсоюзы, так что многие организации в составе «Всеобщей конфедерации труда» (ВКТ) смогли позволить себе даже создание оздоровительных лагерей, парков культуры и отдыха, клиник. Пьер Рукэ был назначен руководителем медицинской службы в поликлинике Профсоюзного объединения металлургов парижского региона, которая располагалась в доме № 9 по улице Де Блюэ в 11-м округе французской столицы. Её торжественное открытие в ноябре 1938 года дало повод для антисемитского выпада – памфлета под названием «Школа трупов», написанного Луи-Фердинаном Селином. В июне 1939 года Пьер Рукэ, подавший в суд по этому поводу, сумел добиться обвинительного заключения по итогам рассмотрения этого дела.

Несколько недель спустя во Франции началась война. Он был призван на фронт в качестве лейтенанта медицинской службы. После того как в июне 1940 года власти Франции и Германии подписали перемирие, он вернулся к мирной жизни и поселился в городке Баньоль-сюр-Сез (департамента Гар). Там он занялся подпольным изданием листовок, но однажды ему сообщили, что руководство Коммунистической партии заинтересовано в его возвращении в столицу. В ноябре 1941 года, благодаря содействию Жоржа Дюдаша, Рукэ смог приехать в Париж. Он снял жильё на чужое имя и принялся лечить активистов, находившихся в подполье. Однажды, декабрьским утром, Артюр Далиде привёл его в особняк в столичном пригороде Эй-ле-Роз к Жаку Дюкло. В феврале 1942 года Рукэ вернулся в Баньоль-сюр-Сез, чтобы организовать приезд в Париж своих жены и сына. В начале июня, тайно направляясь в столицу, Пьер Рукэ неудачно упал с велосипеда в городке Плёмартен (департамент Вьен), на демаркационной линии. Несмотря на перелом костей черепа и серьёзное сотрясение мозга, на следующий день он сумел добраться до Парижа. Сначала он лечился в медпункте городка Сен-Манде (департамент Валь-де-Марн), а затем на юге. Пьер Рукэ вернулся в Париж только зимой 1943 года, приняв участие в организации и деятельности Национального фронта медиков, а также в работе медицинского подразделения Вольных стрелков и партизан, а весной 1944 года стал помощником Реймона Лейбовиси в штабе Французских внутренних сил в департаменте Сена.

После освобождения Рукэ работал в кабинете министров коммунистического правительства сначала с Франсуа Бийу, потом с Рене Арто, и начал составление программы масштабной реорганизации медицинских стационаров. В апреле 1945 года он также был избран в состав муниципального совета Парижа и генерального совета департамента Сена. В «Официальном бюллетене парижского муниципалитета» можно найти немало упоминаний о его деятельности на посту члена совета, в первую очередь в таких сферах как здравоохранение, социальная защита, жильё и право на труд.

Кроме того, он возобновил работу в поликлинике для металлургов. По его инициативе в 1947 году в ней были открыты два новых отделения: хирургическое, которое возглавил сам Рукэ, и родильное, заведование которым он доверил Фернану Ламазу. Не будучи коммунистом, этот акушер-гинеколог принял его предложение, руководствуясь дружеской симпатией к Рукэ и стремлением продолжить работу в духе Сопротивления. Летом 1951 года была организована учебная поездка в Советский Союз. Из-за проблем со здоровьем Пьер Рукэ не смог отправиться в путь. Зато Фернан Ламаз, будучи в СССР, имел возможность наблюдать безболезненные роды и, вернувшись во Францию, вместе со своим ассистентом Пьером Велле начал развивать новую методику «роды без боли», основанную на психологической подготовке, знании механизмов функционирования женского организма и приёмов правильного дыхания. Пьер Рукэ не дожил до успешного внедрения этой методики. Его жизнь оборвалась ранним утром 19 апреля 1952 года в больнице города Кретей, где он работал хирургом с ноября 1937 года.

Прощание с Пьером Рукэ состоялось пять дней спустя в Доме металлургов, где был устроен ритуальный зал. После 17 часов траурная процессия направилась к кладбищу Пер-Лашез. Впереди несли несколько флагов, огромный портрет покойного и сотни венков. Следом двигался катафалк. Многолюдная толпа растянулась по бульвару Бельвиль, прошла через Менильмонтан. Так «народный доктор», как назвал его в прощальной речи член правления Французской коммунистической партии Андре Марти, обрёл последнее пристанище по соседству с «министром трудящихся» Амбруазом Круаза, скончавшимся несколькими месяцами ранее.

(1) Оноре де Бальзак, «История величия и падения Цезаря Бирото».

(2) Подробнее о них см. «Биографический словарь рабочего движения, общественного движения» (maitron.fr)

Опубликовано в воскресном номере за 22 – 28 октября 2020 года

На ту же тему

«Многие заметили, что рабочий класс существует»
Народный доктор
Марксизм глазами неевропейца
Жан-Мишель Бланке переходит все границы