Коронавирус: миллионы бесполезных тестов

Эпидемиолог Катрин Хилл вместе со своим коллегой Жаном-Франсуа Руппрехтом, учёным-исследователем из Национального центра научных исследований (CNRS), говорит о неэффективности государственной стратегии борьбы с коронавирусом. Она предлагает альтернативу скринингу с помощью антигенных и групповых тестов, чтобы остановить распространение коронавируса.
Эпидемиолог Катрин Хилл вместе со своим коллегой Жаном-Франсуа Руппрехтом, учёным-исследователем из Национального центра научных исследований (CNRS), говорит о неэффективности государственной стратегии борьбы с коронавирусом. Она предлагает альтернативу скринингу с помощью антигенных и групповых тестов, чтобы остановить распространение коронавируса.

Ряд французских эпидемиологов заявляет, что государственная стратегия борьбы с коронавирусом неэффективна. Вместо продуманного тестирования и борьбы с заболеванием в начальной фазе, усилия властей сосредоточились на завершающей: койкоместа в реанимации. Тогда как результаты тестирования в том виде, в каком оно проводится сегодня, приходят с большим запозданием и являются фактически пустой тратой ресурсов. 

Как изменить эту ситуацию? Какой может и должна быть альтернативная стратегия? Об этом мы говорили с эпидемиологами, сотрудниками Национального центра научных исследований Катрин Хилл и Жаном-Франсуа Руппрехтом. 

Эпидемиолог Катрин Хилл вместе со своим коллегой Жаном-Франсуа Руппрехтом, учёным-исследователем из Национального центра научных исследований (CNRS), говорит о неэффективности государственной стратегии борьбы с коронавирусом. Она предлагает альтернативу скринингу с помощью антигенных и групповых тестов, чтобы остановить распространение коронавируса.

Анна Мюссо: Как вы оцениваете стратегию французского правительства по борьбе с коронавирусом с марта по настоящее время? Что вы думаете о введении комендантского часа в крупных городах?

Катрин Хилл: Эта стратегия совершенно ошибочная! Нынешнее тестирование частично соответствует инструкции от 6 мая: «Применение массового тестирования основано на следующих принципах: тестирование любого человека с симптомами COVID-19; тестирование всех, чьи контакты с человеком, сдавшим положительный тест на коронавирус с высоким риском передачи, были установлены». Другая часть так называемой «системы» выявления инфицированных заключалась в том, чтобы сделать тестирование доступным для всех желающих, без направления от врача и без оплаты. Первая часть системы неэффективна из-за бессимптомных вирусоносителей. Эти принципы игнорируют то, что не менее половины заражений происходит либо от носителей без симптомов, либо потому, что этих симптомов никогда не будет, либо потому, что они ещё не проявились. Вся система полностью неэффективна из-за задержки в проведении и передаче результатов тестирования.

У инфицированного человека симптомы в среднем появляются через пять дней, но заразным он становится почти сразу же после заражения. Если мы проверим его через два дня после появления первых симптомов (ему нужно прийти к врачу и взять направление на тест), и если результаты будут выданы ещё через три дня, он узнает о том, что заразен чаще всего тогда, когда станет безопасен для окружающих. Те же, с кем он контактировал за девять дней, уже успеют заразить других людей вокруг себя.

В результате выявленные с помощью тестирования случаи инфицирования соответствуют только небольшой части всех заражений (по данным исследования коллектива учёных под руководством Виттории Колицца, 10 % случаев в период с 13 мая по 28 июня). С 9 мая по 12 октября выявленные очаги составляют только 8 % случаев. За неделю с 5 по 11 октября известен источник заражения для каждого нового четвёртого случая коронавируса.

Итак, люди сдавали тесты при наличии симптомов, в случае контактов с инфицированными, в связи с особенностями работы и просто хотели провериться, и у них была возможность часами ждать своей очереди. Таким образом, нельзя считать, что такое выборочное тестирование полностью отражает общую картину инфицирования населения. Мы потратили впустую много денег и сделали миллионы бесполезных тестов, так как их результаты пришли слишком поздно.

А.М.: На протяжении нескольких недель вы выступали за регулярное проведение тестов для массового обследования населения. Какую стратегию вы конкретно предлагаете?

К.Х.: Мы могли бы начать с репрезентативного тестирования населения методом RT-qPCR (полимеразная цепная реакция в реальном времени). Такое тестирование проводилось в Англии пять раз с 1 мая по 1 июня в рамках первого этапа и с 18 по 25 сентября в рамках пятого этапа. 680 000 англичан в возрасте от 5 лет и старше сдали таким образом ПЦР-тесты: дети старше 13 лет путём самостоятельного взятия мазка из ротоглотки, а для детей от 5 до 12 лет – с помощью родителей. Это исследование позволило установить, что к концу сентября уровень инфицирования англичан составлял 0,55 %. Как только масштаб проблемы будет установлен, необходимо заняться приоритетными группами риска и провести массовые кампании, кмбинируя индивидуальные RT-qPCR-тесты (используемые в настоящее время) с объединёнными RT-qPCR-тестами и антигенными тестами. Благодаря сокращению стоимости скрининга объединённые и антигенные тесты позволяют регулярно обследовать население с целью как можно более ранней диагностики заболевания, ещё до того, как оно начнёт распространяться.

Можно заняться группами с высоким риском передачи коронавируса внутри одного коллектива (спортивные команды, рабочие общежития) или теми, которые контактируют с уязвимыми группами (персонал домов-интернатов или медицинских учреждений). Так, например, регулярные групповые тесты проводятся в более сотни домов престарелых в Германии с середины марта 2020 года. Также необходимо будет выбрать между мазками из ротоглотки и взятием слюны. По данным недавно опубликованных исследований, анализ слюны проще, а результаты (по крайней мере, для RT-qPCR-тестирования) не менее надёжны. К приоритетной группе относятся и студенты, так как они могут заразить свои семьи, особенно во время каникул.

Можно планировать всеобщие и повторные скрининги в университетских общежитиях, как это делается в США, Бельгии (Льеж) или Великобритании (Кембридж). Чтобы упростить процедуру группового RT-qPCR-тестирования, можно, как в Кембридже, отказаться в первое время от индивидуальной идентификации при выявлении положительного результата в смешанной группе. В зависимости от проживания в той или иной комнате или крыле общежития, члены группы с выявленным положительным результатом уходят на превентивную изоляцию. Второй индивидуальный тест позволяет на этом этапе идентифицировать носителя или носителей коронавируса. Исследовательские лаборатории уже приходили на помощь городским медицинским лабораториям. Их можно привлечь для проведения мероприятий по выявлению коронавируса в университетских или медицинских учреждениях, предоставляющих им помещения.

А.М.: Как вы думаете, почему такая стратегия масштабного тестирования не принималась во внимание политиками?

К.Х.: Понятия не имею, но я замечаю, что стратегия ориентирована на завершающую фазу процесса: койко-места в реанимации вместо внимания к начальной фазе. Хорошо было бы иметь представление о показателях инфицирования населения. Ведь лучший способ разгрузить реанимационные отделения – это уменьшить количество заражений.

А.М.: Возможно ли в настоящее время улучшить санитарную обстановку во Франции?

К.Х.: Никогда не поздно поступить правильно. Раздаются голоса, что слишком поздно проводить групповые тесты, так как уровень положительных результатов превышает 10 %, и в группах свыше 10 все тесты будут позитивными. Это только запутывает диагностику и выявление: сегодня среди тестируемых людей обнаруживаются 16 % положительных результатов, потому что среди них гораздо больше носителей с симптомами и тех, кто относится к группам риска, чем в общей массе населения.

Сейчас приоритетом должно быть искоренение вируса везде, где это только возможно, особенно в группах риска. Процент положительных результатов должен оставаться в них практически на нулевом уровне, и тогда групповое тестирование станет эффективным способом избежать возникновения новых очагов заражения.

Опубликовано 22/10/2020

На ту же тему

Иностранная пресса о Франции
Хейтерство в сети: нужны ли репрессивные меры?
Дело Мишеля Зеклера: прокуратура требует ареста виновников
Хорошо ли работать в Amazon?