Марксизм глазами неевропейца

В своей работе «Марксизм на Гаити» (Le Marxisme haitien) философ Жан-Жак Каде предлагает внимательно рассмотреть историю самобытного народа, населяющего Карибские острова, переосмыслить политику ущемления прав, ещё раз проследить путь постколониального развития и вновь поразмышлять о марксистской философии.
В своей работе «Марксизм на Гаити» (Le Marxisme haitien) философ Жан-Жак Каде предлагает внимательно рассмотреть историю самобытного народа, населяющего Карибские острова, переосмыслить политику ущемления прав, ещё раз проследить путь постколониального развития и вновь поразмышлять о марксистской философии.

Кто такие зомби – с точки зрения политэкономии? Как пересекаются и переплетаются классовое и расовое? Как и почему единственное в истории успешное восстание рабов привело Гаити к новым формам зависимости – сначала от Франции, а затем от США?

Эти и многие другие вопросы рассматривает философ Жан-Жак Каде в своей новой книге «Марксизм на Гаити» (Le Marxisme haitien).

В своей работе «Марксизм на Гаити» (Le Marxisme haitien) философ Жан-Жак Каде предлагает внимательно рассмотреть историю самобытного народа, населяющего Карибские острова, переосмыслить политику ущемления прав, ещё раз проследить путь постколониального развития и вновь поразмышлять о марксистской философии.

Гаитяне стали первым чернокожим народом, ещё в начале XIX века освободившимся от колониального гнёта. Можно сказать, что эта земля мятежников представляет собой эпицентр оригинального марксизма, свободного от европейских рамок ортодоксального марксизма (провозглашённого II Интернационалом). Описывая жизненный путь выдающихся гаитянских деятелей этого политического течения, Жан-Жак Каде подчёркивает его актуальность в ХХ веке. В книге «Марксизм на Гаити» переплетаются идеи Сезера и Сенгора, концепции нуаризма, негритюда и борьбы за независимость. Идеология марксизма достигла Гаити, выйдя далеко за пределы Европы и породив, в частности, такие понятия как дистилляция и зомбирование: интересная картина геофилософии.

Николя Мате: Какое место занимает Гаити в истории борьбы рабством и колониализмом?

Жан-Жак Каде: Я хотел бы напомнить, что независимость Гаити была официально провозглашена в 1804 году, после восстания рабов и их окончательной победы в битве при Верьере (север острова) в ноябре 1803 года. Это был первый опыт обретения независимости и деколонизации, при том, что Гаити долгое время оставался зоной влияния Франции, а затем Америки.

Н.М.: Как воспринимался марксизм на Гаити до 1946 года?

Ж.К.: Первым популяризатором идей Маркса на Гаити в конце XIX века был писатель-антирасист Луи-Жозеф Жанвье. Коммунистическое движение на острове до 1946 года было связано только с окружением Жака Румена, одного из основателей первой Коммунистической партии, умершего в 1944 году в возрасте 37 лет.

Н.М.: Почему при изучении марксизма на Гаити вы ограничиваетесь периодом с 1946 по 1986 годы?

Ж.К.: В 1946 году начались протесты против действующей власти и эксплуататорских социально-экономических институтов. Основой для зарождения марксизма на Гаити стало наследие Жака Румена. По мнению историка Мишеля Эктора, начиная с 1946 года можно действительно говорить о рабочем движении в профсоюзном и политическом смыслах, которое стало полем для политического субъективизма таких молодых активистов, как Жак Стефан Алексис, Рене Депетр и Этьен Шарлье.

Н.М.: Каковы отличительные черты гаитянского марксизма?

Ж.К.: Марксизм проник на Гаити во время американской оккупации (1915–1934 гг.) и получил развитие после 1946 года. Он достиг зрелости во времена диктатуры Дювалье (1957–1986 гг.). Эти два периода вывели гаитянский марксизм на путь непрерывной борьбы против американского империализма. В период с 1915 по 1986 годы на Гаити были приняты три антикоммунистических закона, направленных на то, чтобы ограничить это движение, набиравшее популярность. Их введение сопровождалось грубыми арестами и высылкой людей из страны, что породило своеобразную форму «детерриторизации» (термин Делёза, геофилософия которого позволяет осмыслить взаимосвязи между географическими перемещениями и концептуальными новациями).

Основные принципы гаитянского марксизма в значительной своей части были разработаны теми, кто был сослан. В этом заключается одна из сильных сторон данного движения. Эти ссылки (в Европу или Латинскую Америку) позволяли представителям гаитянской интеллигенции говорить о том, что их задевало, и, главное, критиковать диктаторские режимы. Второй сильной стороной этой идеологии можно назвать её разноплановый характер. В форме романов, стихов и эссе литераторы рассказывали о тяжёлом опыте гонимых активистов. Третьим её достоинством является междисциплинарная природа. Она выражается в гармоничном сочетании литературы, антропологии, истории и социологии. На Гаити марксисты разрабатывали свою философию на стыке этих дисциплин, что позволяло им формулировать своеобразные, многочисленные идеи. Они сделали выбор в пользу неоднозначных подходов при рассмотрении сложных вопросов, которые выходили на повестку дня начиная с 1930-х–1940-х годов.

Н.М.: Чтобы нагляднее описать основополагающие положения гаитянского марксизма, вы, подобно Алену Бадью, утверждаете, что марксизм не является ни философией, ни наукой, ни политикой.

Ж.К.: В марксизме есть что-то от социологии, что-то от философии и что-то от политики. Эта идеология строится вокруг общественных классов в капиталистической системе. Она не укладывается в готовые клише. Гаитянская мысль развивается в том же русле, не ограничиваясь рамками отдельных дисциплин, вступая при этом в противоречие с западными представлениями о марксизме, которые базируются на экономизме, научности и этноцентризме. Центр тяжести гаитянского марксизма смещён в сторону постколониального мира. Он выходит за рамки евроцентризма в любой его форме.

Н.М.: По вашему мнению, различные аспекты трактовки марксизма на Гаити увидели свет благодаря тому, что было учтено негативное влияние колонизации на «негритянский» вопрос.

Ж.К.: Повторюсь, что первым популяризатором Маркса на Гаити был Луи-Жозеф Жанвье (1855–1911 гг.). Он стремился пересмотреть роль чернокожих в противовес западному расизму. Ещё одной выдающейся фигурой был Жозеф Антенор Фирмен, написавший в 1885 году работу «О равенстве человеческих рас» в ответ на высказывания Гобино и всей доминировавшей в то время антропологической школы. В 1883 году Жанвье инициировал чтения «Капитала» Маркса, доказав неприменимость к ситуации на Гаити его теории первоначального накопления капитала. Критические замечания Жанвье по работам Маркса базируются на борьбе против последствий колонизации для негров. Жанвье призывает учитывать нюансы, связанные с цветом кожи, чтобы понять колониальные задачи тех направлений мысли, которые зародились в Европе.

Этот критический подход продолжил развивать Жак Румен, который рассматривал классовые и расовые вопросы в их неразрывном единстве. Румен выдвинул идею об «ответных действиях», чтобы обозначить своеобразный перенос марксизма на гаитянскую почву. Он анализировал особенности формирования общества на Гаити, чтобы органично интегрировать фигуру Маркса в целостный проект его трансформации. Благодаря Жанвье и Румену колониальный вопрос постепенно вошёл в концептуальную структуру марксизма на Гаити. В своей книге я попытался представить гаитянское толкование марксизма в контексте постколониального общества. В рамках этого подхода, который я называю дистилляцией, выражается расширенное критическое толкование взаимоотношений марксизма с незападными обществами. Дистилляция – это попытка объяснить неканоническое прочтение гаитянами Маркса в ответ на упрёки в евроцентризме, адресованные ему.

Н.М.: В заключительной части своей работы вы рассматриваете и антиколониальные ориентиры, и деколониальный вариант. По вашим словам, неевропейский мир является местом творческого развития философской рефлексии.

Ж.К.: Цель моей работы заключается в том, чтобы проанализировать антиколониальные аспекты гаитянского марксизма, в частности, теорию самодостаточности чёрной расы и теорию зависимости. Должен сказать, что эти два направления не дали гаитянской интеллигенции инструментов, которые обеспечили бы радикальный разрыв с колониальным Западом. Теория зависимости ставит под вопрос правомерность зависимости южных стран от западного капитализма. Гаитянские марксисты опираются на эту идеологию в своих размышлениях о природе социально-экономической формации. Я не пытаюсь проводить деколониальный анализ этого течения, для меня важнее предвидеть новые возможности для обсуждения его сути. Идея «аколониальности», которую развивал гаитянский философ Адлер Камилус, могла бы в этом случае помочь представить возникновение марксизма, свободного от колониальных помех. Для философского осмысления марксизма с неевропейских позиций нужны реальные смещения концептуальных ориентиров в связи со своеобразием регионов, долгое время находившихся в колониальной зависимости.

Н.М.: Вы считаете, что в 1956 году Рене Депетр положил конец тоталитарному марксизму, обратив внимание на Кубу и выразив «критику в адрес бесполезной суровости сталинского марксизма, находившегося у власти».

Ж.К.: Гаитянский марксизм порвал с ортодоксальной традицией западного марксизма. При этом он обратился к двум уже упоминавшимся течениям, определявшим отношение к колониализму, в частности, к негритюду, который позволил увидеть двойственный характер ущемления в правах. Дело в том, что чёрный пролетариат – это рабочие и чернокожие в одном лице. Он является продуктом капитализма и колонизации одновременно. В то же время гаитянские марксисты выражают двойственное отношение к негритюду, который, по их мнению, связан с эссенциализмом и расизмом.

Н.М.: Вы пишете, что благодаря Рене Депетру, в гаитянском марксизме была выделена западная концепция ущемления в правах и зомбирования на Гаити. Что означает эта оригинальная концепция «зомбирования»?

Ж.К.: Западная концепция ущемления в правах рассмотрена Марксом в его «Рукописях» (1844 год). Он говорит о том, что работник лишён прав собственности и на продукты своего труда, и на труд как таковой. То есть он не принадлежит сам себе. «Зомбирование» близко к понятию ущемления в правах по двум аспектам: отсутствие самосознания и принудительный труд. Изначально зомбирование – это практика, которую гаитянцы использовали для объяснения беспощадных проявлений системы колониальной эксплуатации, в которой рабы не считались субъектами. Она означает процесс оживления тела умершего человека без возвращения ему сознания. Рене Депетр использовал это выражение для критики западной концепции ущемления в правах, в рамках которой, по его мнению, не принимались во внимание колониальные реалии. «Экзистенциальный статус зомби – это фактически рабство, ведь зомби – это мужчина или женщина, лишённые всех умственных и душевных качеств, сведённые к положению рабочей силы». Эта концепция, сформулированная Депетром, нуждается в развитии в рамках марксистского и постколониального подхода.

Н.М.: Можно ли сказать, что одна из идей вашей работы, посвящённой Гаити, состоит в призыве возродить марксизм?

Ж.К.: Так же как Андре Тозель, я считаю, что можно говорить о «тысяче марксизмов», если речь идёт о распространении идей Маркса. Очень важно изучать особые формы марксизма в незападных, колониальных обществах, как я сделал это в отношении Гаити. В этом и состоит всё богатство мысли Маркса. «Расширение» марксизма, о котором упоминает Жак Стефан, должно быть постоянным. Оно состоит в том, чтобы обогащать это учение новыми, своеобразными ситуациями, корректируя при необходимости его основы. Только предельное внимание ко всем формам расширенного толкования марксизма поможет нам выйти на новые горизонты этого учения.

Опубликовано в воскресном номере за 08 – 14 октября 2020 года

На ту же тему

Путч в Чили был подготовлен в Вашингтоне
Ах, эта сладкая Африка…
«Многие заметили, что рабочий класс существует»
Народный доктор