За Трампа или против? В Пенсильвании мнения разделились

В этом штате, расположенном в центре так называемого «ржавого пояса», где угледобывающая и сталелитейная промышленность переживает период упадка, в 2016 году Трамп одержал победу с перевесом в 40 000 голосов. В этом году результаты социологических опросов в Пенсильвании обещают ещё более напряжённую борьбу, однако на сей раз активное участие городских жителей в предстоящем голосовании может принести победу Джо Байдену.
В этом штате, расположенном в центре так называемого «ржавого пояса», где угледобывающая и сталелитейная промышленность переживает период упадка, в 2016 году Трамп одержал победу с перевесом в 40 000 голосов. В этом году результаты социологических опросов в Пенсильвании обещают ещё более напряжённую борьбу, однако на сей раз активное участие городских жителей в предстоящем голосовании может принести победу Джо Байдену.

Пенсильвания – один из нескольких «колеблющихся штатов», голосование в которых определяет результаты для всей страны. Четыре года назад Трамп победил здесь с перевесом всего в 40 000 человек. Чего ждать на этот раз?

Трамп обещает возродить старые отрасли, Байден – создать рабочие места в новых. Кому из них поверит избиратель?

В 2016 году Трамп смог завоевать голоса традиционного рабочего класса, оставшегося без работы с закрытием шахт и заводов в «ржавом поясе». Ранее эти люди голосовали за Демократическую партию, однако в последние десятилетия они почувствовали, что та от них отвернулась. Трамп обещал вернуть производство в страну, отменив «завышенные» экологические нормативы. Но угольные шахты так и не открылись: мировая конъюнктура этому не способствовала. Поэтому многие разочаровались в своём выборе.

В этот раз, напротив, Трамп потерял голоса части «ядерного электората» республиканцев, разъярённой его бездействием на фоне пандемии.

Кроме того, в 2016 в Пенсильвании почти четверть миллиона афроамериканцев не пришла на выборы. Сегодня многие из них не собираются молчать.

В этом штате, расположенном в центре так называемого «ржавого пояса», где угледобывающая и сталелитейная промышленность переживает период упадка, в 2016 году Трамп одержал победу с перевесом в 40 000 голосов. В этом году результаты социологических опросов в Пенсильвании обещают ещё более напряжённую борьбу, однако на сей раз активное участие городских жителей в предстоящем голосовании может принести победу Джо Байдену.

Джек Уильямс способен по запаху различить шины производства Michelin и Goodyear. «Ну что, Трамп… Мне не нравится его манера выражаться, зато очень нравится то, что он постоянно говорит о необходимости восстановить фабричную промышленность в США». Стоя перед горой огромных покрышек для грузовиков, наш собеседник, внук механика, основавшего сеть автомастерских, в которых сегодня трудятся около 900 жителей региона, предаётся размышлениям: «Видите ли, мы здесь восприняли упадок фабричного сектора как свершившийся факт, как данность. Но Дональд Трамп сумел внушить работникам предприятий веру в лучшее, и то, что он делает, стимулирует приток инвестиций в нашу страну». В этом году Джек Уильямс, который считает себя независимым избирателем, вновь отдаст свой голос за Дональда Трампа.

Мы находимся городке Вейнсбург на востоке Пенсильвании. По городу непрестанно кружат автоцистерны. «Этот край спасёт газовая индустрия!» – восклицает Чак Мортинак, широкоплечий водитель грузовика, который приехал на технический осмотр своего автомобиля. Он перевозит воду, загрязнённую химическими веществами, которые используются при добыче сланцевого газа – здешние недра очень им богаты. Это новое Эльдорадо и единственный производственный объект в регионе с тех пор, как шахта «Эмеральд», открытая в 1977 году, в 2015-м прекратила работу. «Из-за экологических правил Барака Обамы», уточняет он. Шахта… теперь уже призрачное сооружение, от которого остались только краны для погрузки угля на железнодорожные составы.

«Все уже забыли, что богатство нашей страны создано трудом шахтёров! Уголь – это энергия, это сталь, это промышленная революция. Без него Питтсбург, Нью-Йорк, Чикаго не стали бы такими, какими мы видим их сегодня», – с досадой повторяет Чак. В его семье ремесло шахтёра передавалось от отца к сыну. Этот тяжёлый труд помог его предкам, словакам и ирландцам, вырваться из нищеты, а благодаря настойчивости профсоюзов зарплаты в конечном счёте выросли до «очень хорошего» уровня, достигнув в среднем 53 000 долларов в год. «Наша семья всегда голосовала за демократов. Это была партия трудящихся. Но сейчас всё изменилось. Теперь это партия элит и этнических меньшинств», – вздыхает он.

Поворотной вехой стал 2016 год. Хиллари Клинтон заявила, что, если её изберут президентом, то закроет шахты и заводы, а «шахтёры станут безработными». В то же время Дональд Трамп пообещал придать новый импульс развитию этой отрасли, избавив её от тех экологических ограничений, которые затрудняют работу предприятий по производству углеводородных энергоносителей… Для Чака выбор был очевиден. Похоже, его позицию разделяли и те 35 000 шахтёров, которые за последние десять лет лишились работы в этом гористом регионе на склонах Аппалачей, расположенном между Пенсильванией, Огайо, Кентукки и Западной Вирджинией. Благодаря им Дональд Трамп одержал здесь победу с перевесом всего в несколько тысяч голосов.

А что же произошло после выборов? Шахты так и не возобновили работу. Обещания Дональда Трампа остались на бумаге. Основные причины состоят в очевидном упадке отрасли, в ситуации на международном рынке и в слишком высокой себестоимости сырья по сравнению, в первую очередь, с газом. «Теперь уже слишком поздно и слишком дорого восстанавливать прекратившееся производство угля. Демократы упустили время, не позаботились о диверсификации экономики. Природный газ – это наш второй шанс», – утверждает гладко выбритый мужчина в твидовом костюме и с учтивыми манерами Майк Белдинг. На последних выборах в середине срока, состоявшихся в 2018 году, этот сторонник «традиционных» республиканских ценностей возглавил правящее большинство в графстве Грин и тем самым положил конец сорокалетнему правлению демократов.

В недрах Пенсильвании, на месторождении «Марселлус», находятся крупнейшие в мире запасы природного газа, и многие здесь хотели бы за счёт этого поживиться. В отличие от Франции, недра в США принадлежат не государству, а частным лицам. В разных уголках штата можно увидеть вдоль дорог таблички, призывающие местных жителей продать, а чаще – сдать в аренду газодобывающим компаниям их права на пользование подземными ресурсами. Именно так и поступил, недолго думая, 90-летний Джим МакКаллам. «Сдав свой участок в аренду на пять лет, я получил чуть больше 100 000 долларов. Если компания решит добывать на нём газ, то будет отчислять мне 10 000 долларов в месяц», – рассказывает Джим, уверенный, что ему крупно повезло.

На деньги, полученные от газодобывающей компании, он оплачивает услуги помощницы по хозяйству, в которых нуждается его больная жена. «Горожане против использования сланцевого газа, рассуждает наш пожилой собеседник. – Но на чём же будут работать электростанции, которые нужны для отопления, для зарядки их телефонов? На нашем газе! Добываемом в наших же садах! И поставляемом из Пенсильвании по огромным трубопроводам. Глупо лишать себя такого изобилия энергии, которое обеспечит нам независимость от других стран. Как же мы можем голосовать за Джо Байдена, который собирается прекратить добычу газа в нашей стране?» На самом деле, кандидат Байден скорректировал эту идею и время от времени повторяет, что намерен запретить разработку газовых месторождений только на федеральных землях… Желая угодить малообеспеченным избирателям, рабочим, сегодня Джо Байден неустанно готовит почву, напоминая, что сам он – выходец из скромной семьи ирландских иммигрантов, переселившихся в город Скрэнтон, давно известный как один из центров угледобывающей промышленности.

Но самая большая работа по агитации предстоит Байдену в Филадельфии, занимающей пятое место в США по численности населения. Этот город – вотчина демократов, но всё будет зависеть от явки на избирательные участки. Из-за пандемии и дистанционной работы его почти безлюдные улицы выглядят сегодня несколько зловеще. Женщина по имени Шоанна, одной рукой толкая перед собой коляску с ребёнком, а в другой неся сумку с покупками, пришла опустить свой бюллетень в белую коробку возле мэрии, напоминающую большой почтовый ящик. «Меня очень беспокоит то, что сейчас происходит. Дональд Трамп просто игнорирует пандемию и ничего не предпринимает, но это же безответственный подход», – с волнением говорит она. В 2016 году эта жительница богатого пригорода проголосовала за Трампа, руководствуясь скорее семейной привычкой. «В принципе, мы изначально консерваторы…» С грустью в голосе она признаётся, что много спорила с родителями и братом, которые по-прежнему поддерживают президента. «Теперь мы больше не говорим о политике. Иначе начинаются взаимные обвинения во лжи и двуличии, обмен злыми упрёками». Сколько людей так же, как эта женщина, отвернулись от Трампа из-за его действий в период пандемии коронавируса? В этом и состоит весь вопрос.

Морис – водитель автобуса, проезжающего через центр города, с нескрываемым удовольствием вступает в разговор. По словам этого жизнерадостного афроамериканца, «для нас, чернокожих, высказываний Трампа о превосходстве белой расы уже достаточно для того, чтобы голосовать за Джо Байдена. Кроме того, Трамп никогда ни слова не говорит, если полицейский без всяких причин убивает чёрного! Наши интересы его не волнуют». В ответ на замечание о том, что в 2016 году 240 000 чернокожих избирателей в Пенсильвании даже не потрудились прийти на избирательные участки, он решительно заявляет: «В этом году, после всех проявлений расовой несправедливости и полицейской агрессии, мы молчать не станем».

Сидя на ступеньках напротив солидного здания Художественного музея Филадельфии, 24-летний Элиотт тяжело вздыхает. Он собирался голосовать за экологов, за Партию «зелёных». Но Пенсильвания относится к числу «колеблющихся штатов». «Я чувствую себя заложником. Двухпартийная система – это демократический тупик. Но самое главное, с чего надо начать, это убрать Трампа из Белого дома, а уж потом мы с ребятами из левых объединений напомним Демократической партии о её обещаниях», – говорит он. В их числе – установление минимальной зарплаты, частичное аннулирование студенческих задолженностей, доработка системы Obamacare, создание новых рабочих мест в сфере использования возобновляемых источников энергии. Этот дизайнер-оформитель, а ныне безработный считает, что главное – «возобновить движение в верном историческом направлении».

Наш собеседник принадлежит к тому молодому поколению, в поддержке которого Джо Байден очень нуждается для уверенной победы. Элиотт принимал самое активное участие в антирасистских выступлениях под лозунгом Black Lives Matter, а почти три недели назад вновь пришёл на эту большую площадь с мегафоном в руке, чтобы координировать раздачу еды, необходимой сотне расположившихся здесь бездомных. «Среди них были люди, которые из-за коронавируса недавно лишились работы и теперь не в состоянии платить за жильё. В конечном счёте мы добились того, что мэрия Филадельфии выделила для них приют. Переговоры были долгими, но увенчались нашей победой». По его мнению, единственный положительный итог правления Трампа состоит в том, что за эти годы окрепли и оформились левые силы. «Пандемия ещё отчётливее выявила всю ограниченность капиталистической модели», – уверен он. Слыша, как сторонники Трампа во весь голос кричат об «угрозе социалистической революции» в случае победы демократов, хорошо понимаешь, насколько глубока пропасть между двумя представлениями о перспективах Америки. И пока никто не может сказать, что будет дальше.

Опубликовано 29/10/2020

На ту же тему

Репрессии против профсоюзных активистов
Видео – основное доказательство факта полицейского насилия
Страхование по безработице, пенсионная реформа, заработная плата:...
В Нагорном Карабахе начался массовый исход армян