Закон Asap: полная «мешанина» и ослабление роли государства

Движение «Вперёд, Республика!» (ВР) и партия «Республиканцы» (LR) вместе подали ненужный и пагубный законопроект без предварительных обсуждений. Закон предназначен облегчить восстановление экономики и упростить действие мер по предотвращению правонарушений УК. Но, по сути, он в первую очередь создаст препятствие для этих мер. Рассмотрим его подробнее.
Движение «Вперёд, Республика!» (ВР) и партия «Республиканцы» (LR) вместе подали ненужный и пагубный законопроект без предварительных обсуждений. Закон предназначен облегчить восстановление экономики и упростить действие мер по предотвращению правонарушений УК. Но, по сути, он в первую очередь создаст препятствие для этих мер. Рассмотрим его подробнее.

Сторонники Макрона из движения «Вперёд, Республика!» совместно с правой оппозицией подготовили законопроект «ASAP» – винегрет из 50 малосвязанных статей, которые должны бороться с последствиями кризиса и преступностью. Рецепты, однако, прежние: сокращение роли государства, приватизации, деградация экологических норм, передача частным компаниям прерогатив полиции и борьба с бедными вместо борьбы с бедностью.

Движение «Вперёд, Республика!» (ВР) и партия «Республиканцы» (LR) вместе подали ненужный и пагубный законопроект без предварительных обсуждений. Закон предназначен облегчить восстановление экономики и упростить действие мер по предотвращению правонарушений УК. Но, по сути, он в первую очередь создаст препятствие для этих мер. Рассмотрим его подробнее. 

Иногда большинство сторонников Макрона в Национальной ассамблее и «Республиканцы» в Сенате отлично находят общий язык. Как правило, из этого не получается ничего хорошего. Во вторник 27 октября депутаты и сенаторы пришли к согласию об окончательном принятии настоящего законодательного монстра. Закон, «направленный на ускорение и упрощение мер по предотвращению правонарушений», получивший название «закон Asap», состоит из 50 практически никак не связанных друг с другом статей. К этим статьям идёт целая куча поправок (всего их 30), и каждая из них скорее напоминает отдельный закон.     

Этот законопроект-«мешанина» без разбора говорит о Государственном управлении лесами, карте медстрахования (Carte vitale), Градостроительном кодекс, новую программу Всеобщей национальной службы, о водительских правах и даже о коммерческой тайне… Поспешно принятый, украдкой, без каких бы то ни было предварительных обсуждений, он, кажется, начал жить своей жизнью, отдельно от законотворцев, по причине невнятности и масштаба своего размаха. Его единственной логикой в конечном счёте было то, что он одним ударом упразднил власть государства в целом ряде вопросов. Кстати, аббревиатура «Asap» на английском ещё означает «as soon as possible», что переводится «как можно быстрее».

Поговорим подробнее о некоторых основных пунктах этой реформы, которая представляет собой настоящую бомбу замедленного действия. 

1. Противоречащая закону поправка «самовольного занятия помещений».

Несмотря на его более чем объёмное содержание, на закон Asap обратили внимание только тогда, когда его докладчик от ВР Гийом Касбарьян извлёк на свет неожиданную поправку о незаконном занятии помещений. Этой поправкой предусматривается расширение практики применения закона о выселения на основе постановлений префектуры в отношении загородных домов и «случайных жилищ». Кстати, последнего термина в юридической практике не существует, и поэтому можно ожидать значительного увеличения количества выселений без оснований и без решений суда. К тому же закон направлен на то, чтобы предоставить все полномочия префектам и мэрам, утроить тюремные заключения и штрафы, дать возможность возбуждения судебных процессов в отношении тех, кто занимает жильё. Под предлогом оказания помощи собственникам, которые не могут больше получить доступ к своему недвижимому имуществу, статья прежде всего означает невозможность «самовольных занятий бездомными свободных помещений общественного назначения и помещений, находящихся в частной собственности, а также охраняемых зон (ZAD), альтернативных мест и мест обитания людей, занимающихся искусством», – беспокоится ассоциация «Право на жилище». Это идёт вразрез с целью программы «полного отсутствия бездомных» (zéro SDF), заявленной Макроном в начале своего президентства. Такая поправка полностью игнорирует вызовы нынешнего времени: во Франции, по данным Национального института статистики и экономических исследований (INSEE), в 2019 году было 3,1 миллиона единиц свободных жилых помещений и более 200 000 бездомных. Ну а сразу после принятия закона, вероятно, последних станет ещё больше.        

2. Намерение приватизировать Государственное управление лесами.

Закон Asap не только пренебрегает правом человека на жилище, но и посягает на природное достояние страны, считая, что Государственное управления лесами (ONF) может управляться точечными постановлениями, а не системой правовых норм. «Правительству разрешается разработать закон, предусматривающий найм частных подрядчиков вместо государственных служащих ONF, которые, тем не менее, будут обладать полномочиями полиции в случае правонарушений в лесу», – тревожится депутат «Франции непокорённой» (ФН) Матильда Пано. Таким образом, сторонники Макрона готовятся передавать монополию права на легитимное насилие из государственного сектора в частный сектор. «Правительство отказывается от принципов, являющихся основой государственной службы, включая сопротивление давлению частного капитала и защиту общих интересов. Мы приближаемся к приватизации ONF вместо того, чтобы сохранять и развивать сильную госслужбу. Наши леса в опасности», – бьёт тревогу Пано. Тем более, что лесу угрожает как интенсификация сельского хозяйства, так и алчность торговцев лесом. А ещё различные новые болезни, засуха и сокращение численности флоры и фауны, связанные с климатическим потеплением. В таких условиях «закон Asap закрепляет пагубную тенденцию: вот уже три года, как ONF не взяло на работу ни одного госслужащего, сократив число своих сотрудников за этот период в два раза», – отмечает Матильда Пано.  

3. Экологию приносят в жертву ради реиндустриализации.

При Макроне установка «давать больше свободы предприятиям» проявляется в возможности уничтожения биоразнообразия при наплевательском отношении к защите окружающей среды. Во всяком случае, это позволяют статьи 25 и 26 закона Asap. «Ещё один гвоздь в крышку гроба здоровой экологии», – полагает федерация «Франция Природа Окружающая среда» (France Nature Environnement). С помощью этого закона префекты смогут в некоторых случаях избавить предпринимателей от общественных расследований, проводимых в целью информирования граждан о рисках строительства промышленных объектов рядом с их домами. Для согласования достаточно будет провести простую онлайн-консультацию. Это большой шаг назад, в результате которого может увеличиться число обращений в суд, что сделает эту меру контрпродуктивной в силу большей потери времени и денег. Хуже того, последующее уточнение отражает административную изобретательность правительства в логике романов Кафки. Под предлогом «упрощения» ради ускорения реиндустриализации, строительные работы могут начинаться ещё до получения комплексного экологического разрешения. Эта процедура обычно проверяет возможные последствия работ для воды, воздуха или биоразнообразия. Поэтому будет возможно, например, заменять естественную почву искусственной ещё до того, как будет получено соответствующее право. Что там у нас говорят об экологическом прорыве?       

4. Механизмы исследования общества больше не нужны.

В 2019 году правительство не колеблясь расформировало Национальный центр изучения бедности и социальной изоляции (ONPES). Но бедность после этого никуда не исчезла – как раз наоборот: правительство бесцеремонно избавилось от организации, позволявшей получать количественные представления о росте бедности и определять роль проводимой политики в обнищании населения. В соответствии с той же логикой уничтожения механизмов исследования французского общества, направленной скорее на отрицание проблемы, чем на её решение, закон Asap предусматривает упразднение, слияние или ослабление около пятнадцати подобных организаций. Так под прямой угрозой расформирования оказались Национальный центр рецидивов и преступности, Национальная паритетная консультативная комиссия земельной аренды, Национальный институт углублённых исследований в области безопасности и юриспруденции, Национальный совет региональных палат социальной и солидарной экономики, Высшая комиссия цифровых технологий и аппаратов и Национальная научная комиссия коллекций. Совместные усилия Национальной ассамблеи и Сената всё же принесли хоть какую-то пользу: удалось сохранить Национальную комиссию по оценке финансирования расходов, связанных с демонтажом основных ядерных объектов, утилизацией отработанного топлива и радиоактивных отходов (CNEF) – в конечном итоге её всё-таки не расформировали.     

Орельен Сушейр, Эмилио Месле 

Опубликовано 28/10/2020

На ту же тему

Увольнения не волнуют Министерство экономики
Фабьен Руссель: от слов к действиям
Очередное видеодоказательство полицейского насилия
Отделение неотложной помощи в больнице Hotel-Dieu вновь...