От Османской империи до господства в мусульманском мире

Подливая масла в огонь и призывая бойкотировать французские товары, Реджеп Тайип Эрдоган пытается закрепить за своей страной вполне определённое место в региональной и международной иерархии.
Подливая масла в огонь и призывая бойкотировать французские товары, Реджеп Тайип Эрдоган пытается закрепить за своей страной вполне определённое место в региональной и международной иерархии.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган претендует на лидерство в суннитском, да и вообще мусульманском мире. Рост политического влияния и военного присутствия дополняется завоеванием симпатий единоверцев. Всплеск исламофобии в Европе даёт турецкому лидеру хороший козырь, позволяет задействовать правозащитную риторику, выставлять себя защитником веры перед лицом гонений. «Мусульмане стали объектами линчевания подобного тому, от которого страдали евреи в Европе накануне Второй мировой войны» – заявил он на днях.

Высказывания Макрона на похоронах Самюэля Пати стали поводом для резкой отповеди со стороны Анкары. Эрдоган заявил, что Макрону стоит провериться на предмет психического здоровья и призвал к бойкоту французских товаров. И этому призыву готовы последовать не только в Турции.

Подливая масла в огонь и призывая бойкотировать французские товары, Реджеп Тайип Эрдоган пытается закрепить за своей страной вполне определённое место в региональной и международной иерархии.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган гнёт свою линию, и даже больше. Он воспользовался как удобным предлогом высказыванием Эммануэля Макрона на похоронах обезглавленного учителя Самюэля Пати и взорвал социальные сети, ополчившись на президента Франции, усомнившись в его «психическом здоровье» и посоветовав ему «лечиться». В понедельник 26 октября в своём телевизионном обращении он, что называется, снова оседлал свою любимую тему, и опять заявил, что президент Франции – «руководитель, который нуждается в проверке его психического состояния». Эрдоган призвал европейских лидеров положить конец тому, что он назвал «кампанией по разжиганию ненависти» к мусульманам «под руководством Макрона». А затем он перешёл от оскорблений к действиям, призвав бойкотировать французские товары. «Точно так же, как во Франции некоторые говорят: “Не покупайте продукцию турецких брендов” (буквально!), я обращаюсь к моим соотечественникам: не выбирайте французские марки, не покупайте их», – сказал он. Мало того, что не вполне понятно, какие французские товары в Турции Эрдоган имел в виду, он ещё и уточнил, что адресует свой призыв именно туркам («моим соотечественникам»), хотя прекрасно понимает, что, благодаря Фейсбуку, Инстаграму, Твиттеру и прочим ТикТокам его слова моментально разлетятся по всей планете.

Франция оказалась под огнём критики Эрдогана, но, впрочем, он готов наброситься на любого, кто мыслит не так, как он сам, и в Турции, и за её пределами. Вступив в этот поединок с непредсказуемыми на сегодняшний день последствиями, президент Турции не забывает подумать и о будущем своей страны. Известно, что, вопреки его хвастливым речам, во внутриполитическом плане его дела обстоят не очень-то хорошо. Да, действительно, в 2018 году он был избран на пост президента уже в первом туре, однако состоявшиеся вскоре после этого выборы в муниципальные органы власти принесли поражение его сторонникам из Партии справедливости и развития, которая утратила лидирующие позиции в одном из крупнейших городов Турции, Стамбуле, и в её столице Анкаре. Эти проблемы обусловлены главным образом экономической политикой Эрдогана. Объём промышленного производства существенно снизился, инфляция вышла из-под контроля, цены на товары потребления взлетели. При этом оппозиционеры подвергаются арестам, издевательствам и получают тюремные сроки.

«Мусульмане стали объектами линчевания подобного тому, от которого страдали евреи в Европе накануне Второй мировой войны», – осмелился он провести параллель с Холокостом, хотя сам так и не признал геноцид армян, начавшийся в последние годы XIX века и достигший своего апогея в 1915 году. Стоит ли говорить, что президент Турции не брезгует никакими средствами. Он хочет выглядеть единственным и неповторимым мусульманским лидером, который отважился критиковать Запад, обвиняя его во всех бедах. К сожалению, он может приводить в качестве аргумента исламофобское течение, набирающее силу во Франции и в Европе, цель которого состоит в том, чтобы отринуть из общества всех, кто исповедует мусульманство, будь то простые верующие или исламские террористы. Это всё равно что возложить на всех христиан ответственность за массовые убийства в двух мечетях новозеландского города Крайстчерч в марте 2019 года или обвинить всех евреев в гибели тысяч палестинцев.

Такая стратегия правых и ультраправых очень на руку Эрдогану, который вот уже много лет пытается позиционировать себя как последнего в мире заступника мусульман-суннитов. Он борется за лидерство с Саудовской Аравией, которая претендует на этот статус, имея на своей территории несколько святых мест. Две ближневосточных страны, власти которых особенно жёстко критикуют Францию, это Кувейт и Катар. Руководители этих двух государств в начале октября принимали у себя Эрдогана и поддерживают с Турцией замечательные отношения (прежде всего в экономической и военной сферах), тогда как другие страны Персидского залива остерегаются демонстрировать свою симпатию к ней.

Катар и Турция солидарны в своей стратегии прозелитизма, реализуемой во Франции и в Европе. Что касается столицы Катара Дохи, наши коллеги Кристиан Шесно и Жорж Мальбрюно в своей книге «Qatar papers» упоминают о том, что неправительственная организация «Qatar Charity» оказывает финансовую поддержку мечетям, школам и центрам по распространению ислама. К этому стоит добавить также вложения в развитие пригородов. Анкара заявила о срочной отправке многочисленных имамов во Францию и в Германию. Эрдоган, который в рамках своего официального визита в Кёльн принял участие в церемонии открытия мечети, недавно выразил обеспокоенность по поводу того, что в одно из культовых сооружений нагрянул отряд полиции. Кстати, немецкий канал ZDF, далёкий от каких-либо религиозных предпочтений, несколько лет тому назад сообщил о связях между руководством этих мечетей и турецкой разведкой, печально знаменитой MIT. Репортаж назывался «Как критики Эрдогана стали объектами шпионажа в Германии». Цель понятна: запугать противников режима Эрдогана, большинство из которых составляют мусульмане. Ваххабитское руководство Саудовской Аравии, которое оказывало финансовую поддержку многим джихадистским группировкам, как ни странно, не является объектом столь пристального внимания. Может быть, это объясняется его тесными связями с Францией, которая поставляет ему, в частности, ультрасовременное оружие, которое затем использовалось против мирных жителей в Йемене.

А ведь раньше Эрдоган иначе относился к Франции и к Европе. Кстати, сотрудничество Парижа и Анкары по так называемым вопросам безопасности никогда не прекращалось. Речь идёт, в частности, о высылке в Турцию оппозиционеров, главным образом курдов, которой занималась этим летом префектура Жиронды. Незадолго до своего визита во Францию в 2017 году Эрдоган с удовлетворением заявил, что Париж «не бросил» Турцию при решении вопроса об Иерусалиме. При этом ранее Анкара резко осудила позицию Вашингтона, признавшего этот город столицей Израиля.

Эрдоган сумел ловко договориться с Европейским Союзом о том, чтобы оставить на своей территории сотни тысяч сирийских беженцев. Эта сделка приносит экономическую выгоду его стране, которая получает за это финансирование, позволяющие ей укреплять свои позиции на региональной и международной политической арене. Видимо, этим объясняется беспримерное высокомерие и успех рискованных операций, таких как оккупация части северных территорий Сирии для борьбы с курдами, поставка оружия Азербайджану, отправка солдат и наёмников в Ливию, не говоря уже об оказании содействия «Исламскому государству». Ни одна страна не выразила решительного осуждения его стратегии, так как фактор сирийских беженцев служит сдерживающим обстоятельством. Кроме того, президент Эрдоган чрезвычайно искусно разыгрывает карту НАТО – организации, в которую входят и Турция, на территории которой находятся военные базы альянса, и Франция, и США. Это развязывает ему руки, ведь ни Париж, ни Вашингтон не заинтересованы в том, чтобы их амбициозный союзник превратился в совершенно свободный электрон.

Несколько дней тому назад, в ответ на недовольство США тем, что Анкара приобрела российские ракеты С-400, и на угрозу санкций со стороны Вашингтона, Эрдоган заявил: «Вы не понимаете, с кем имеете дело. (…) Мы не какое-нибудь родоплеменное государство. Мы – Турция». Поэтому Эрдоган вынужден постоянно подливать масло в огонь. И дело не в том, что во всём мире над мусульманами нависла угроза, хотя расизм, антисемитизм и исламофобия представляют опасность для общества многих стран, а в том, что он нуждается в этом бессмысленной конфронтации, в религиозном мракобесии, чтобы двигаться к своей единственной цели. А потому вполне возможно, что нас ожидают новые сюрпризы.

1. «Qatar papers. Comment l’émirat finance l’islam de France et d’Europe, de Christian Chesnot et Georges Malbrunot». Изд-во Michel Lafon.

Опубликовано 27/10/2020

На ту же тему

Репрессии против профсоюзных активистов
Видео – основное доказательство факта полицейского насилия
Страхование по безработице, пенсионная реформа, заработная плата:...
В Нагорном Карабахе начался массовый исход армян