Предупреждения не спасли Самюэля Пати

Воспользовался ли учитель правом на защиту в связи с угрозами, которые он получал? Есть много вопросов как к министерству образования, так и к спецслужбам и полиции.
Воспользовался ли учитель правом на защиту в связи с угрозами, которые он получал? Есть много вопросов как к министерству образования, так и к спецслужбам и полиции.

Сейчас о Самюэле Пати, французском учителе истории и географии, убитом исламистами за демонстрацию карикатур на пророка Мухаммеда, говорят как о воплощении ценностей Республики, павшем за её идеалы. Однако когда он начал получать угрозы и обвинения в распространении порнографии, то он фактически оказался одинок перед лицом гонителей.

Почему так произошло? Могло ли государство защитить своего служащего? Почему были проигнорированы угрозы и данные полиции о связях обвинителей с террористами?

Воспользовался ли учитель правом на защиту в связи с угрозами, которые он получал? Есть много вопросов как к министерству образования, так и к спецслужбам и полиции.

В воскресенье 18 октября Академия Версаля (головная организация школы, где преподавал Пати – прим ред.) распространила очень странное коммюнике. В нём говорилось не только о том, что «учреждение всегда полностью поддерживало» Самюэля Пати, но и сообщалось, что министр образования «попросил провести административное расследование». Но зачем проводить расследование, если, как руководство само уверяет, было сделано всё, что следовало сделать?

На самом деле, некоторые факты заставляют задаться вопросом, воспользовался ли учитель истории и географии, которого некоторые называют сегодня «республиканским героем», правом на защиту, которую, как работнику системы национального образования и просто как гражданину, должна была ему обеспечить Республика.

Подведём итоги: после печально известного урока нравственного воспитания и приобщения к гражданским ценностям 6 октября, когда учитель демонстрировал карикатуру с изображением Мухаммеда, Брахим С., отец одной ученицы, не присутствовавшей на занятии, устроил скандал. Сначала его приняла директор коллежа, а потом у него состоялся «разговор» с инспекцией академии. В это же время в конфликт вмешался коллектив «республиканских ценностей» из академии и встретился с педагогическим коллективом из окружения Самюэля Пати. Это не помешало Брахиму С. выкладывать в Сети видеоролики, в которых он называл учителя «негодяем», обращался с призывами устроить протестные акции и, в конечном счёте, подал иск за «распространение порнографии». В связи с этим иском Самюэля Пати 12 октября вызвали в комиссариат полиции Конфлан-Сент-Онорина, где он вынужден был оправдываться. Согласно записям в протоколе его допроса, к которому получила доступ редакция Franceinfo, он не только защитился от предъявляемых ему обвинений, но и утверждал, что иск был подан «в целях нанести в его лице вред репутации профессии учителя, а также репутации школы и системы образования». После чего он сразу же, по совету инспекции академии, подал встречный иск по факту клеветы в свой адрес. Он действовал в одиночку, без представителей своего учреждения.

А ведь, как и любой государственный служащий, Самюэль Пати имел право на защиту от государства в связи с «исполнением своих профессиональных обязанностей» в соответствии со ст. 11 Положения о государственных служащих от 1983 года: «Государственное учреждение обязано оказывать защиту государственному служащему в случае намеренного посягательства на его личную неприкосновенность (…) и реагировать на угрозы, брань, клевету или оскорбления». Руководитель юридического отдела профсоюза учителей Snes-FSU Жан-Мишель Арвье задаётся вопросом: «Когда коллега подаёт иск, тем более по совету представителей учреждения, то оно должно присоединяться к этому иску» в рамках оказания защиты в связи с исполнением своих профессиональных обязанностей. Почему это не было сделано? Разумеется, нужно официально запросить такую защиту, и, похоже, что Самюэль Пати этого не сделал. Но неужели учреждение, посоветовавшее подать в суд, не могло ему это подсказать? «Логика “не поднимать волну” по-прежнему очень сильно укоренилась в головах чиновников системы образования», – сожалеет Жан-Мишель Арвье. И последствия этого были самые тяжёлые: можно предположить, что иск, поданный простым учителем истории и географии от себя одного, вряд ли вызовет такую же реакцию у правоохранительных органов как иск, официально подписанный представителем ректората. (Заметим, кстати, что ректорат так и не отозвался на наши обращения.)

К этому следует добавить, что и к полиции можно было бы адресовать вопрос, почему замешанные в конфликте люди ранее не становились объектами внимания правоохранительных органов, несмотря на имеющуюся о них информацию? Брахим С., отец ученицы, начавший кампанию в соцсетях, был хорошо известен. Его сводная сестра уехала в Сирию, где, по данным независимого интернет-издания Mediapart, она была даже замечена в окружении жены Салима Бенгалема, начальника полиции так называемого «Исламского государства» (запрещённая в РФ

террористическая организация – прим ред. ) и одного из самых разыскиваемых французских джихадистов. Но ещё больше должна была насторожить вовлечённость в историю Абдельхакима Сефриуи, создателя террористической группировки Шейха Ясина, которую распустили по решению властей. Одного этого факта было достаточно, чтобы понять, кто угрожает Пати. Известный спецслужбам как сторонник радикального ислама, он пришёл вместе с Брахимом С. на приём к директору коллежа, когда та пыталась выступить в качестве посредника для мирного улаживания конфликта. По данным Mediapart, он был знаком с Мохамедом Белхусином – одним из основных предполагаемых участников в теракте января 2015 года. По инициативе прокурора из антитеррористического отдела Жан-Франсуа Рикара Брахим С. и Сефриуи вчера были переданы в руки правосудия по обвинению в «сообщничестве в организации террористического акта». Их имена фигурировали в служебной записке территориальных спецслужб от 12 октября – за четыре дня до совершения преступления. Описывая ход дела, в служебной записке говорится, что посредничество «позволило разрядить напряжённую обстановку».

Несмотря на все эти тревожные сигналы, никакого наблюдения или специальной защиты для учителя так и не установили. Как раз наоборот – известно, что 12 октября Самюэлю Пати пришлось оправдываться перед полицейскими.

И последняя тема для вопросов: отсутствие внимания к убийце, Абдуле А., который на протяжении не менее шести месяцев демонстрировал свои радикальные взгляды и поддержку так называемого «Исламского государства» в своём аккаунте Твиттера. Пользователи Интернета даже несколько раз обращались в Pharos (платформа гармонизации, анализа, проверки сведений и перенаправления анкетных данных) с предупреждением о том, насколько радикальны были его публикации, а также писали в организацию Licra, жалуясь на его антисемитские высказывания. Прокурор антитеррористического отдела подтвердил вчера, что Абдула А. разговаривал по WhatsApp с Брахимом С. незадолго до совершения преступления. Насчёт этого террориста также никакого наблюдения не велось.

Оливье Шартрен, Камий Бауэр

Опубликовано 22/10/2020

На ту же тему

Репрессии против профсоюзных активистов
Видео – основное доказательство факта полицейского насилия
Страхование по безработице, пенсионная реформа, заработная плата:...
В Нагорном Карабахе начался массовый исход армян