Государственный переворот и радио война

Перед выборами исполнительная власть решила заставить замолчать независимые голоса и использовала цензуру, прервав таким образом вещание 53 региональных радиостанций.
Перед выборами исполнительная власть решила заставить замолчать независимые голоса и использовала цензуру, прервав таким образом вещание 53 региональных радиостанций.

При Моралесе в Боливии было 94 радиостанции коренных народов, вещавших как на испанском, так и на местном языках. Всего за один год, прошедший после переворота правительство де-факто и ультраправые штурмовики заставили замолчать 53 из них. Станциям, которые не соглашались сводить трансляции к передачам о здоровье и лёгкой музыке, обрубали финансирование, упорствующим устраивали погром.

Перед выборами исполнительная власть решила заставить замолчать независимые голоса и использовала цензуру, прервав таким образом вещание 53 региональных радиостанций.

Радио антенны создавали на территории страны – вплоть до самых её удалённых уголков – целую сеть, играющую важную роль в развитии социальных связей, политических дебатов, культурных мероприятий. До недавнего времени, а именно до прошлогоднего электорального переворота, в Боливии насчитывалось 94 радиостанции коренных народов, на которых шли передачи как на испанском, так и на местных языках: согласно закону о телекоммуникациях, региональным радио отводилось 17 % радиочастот.

В своей информационной войне правительство и поддерживающие его «тонтон-макуты» фактически заставили 53 из этих радиостанций приостановить трансляции информационных программ: одни из них теперь передают только музыку, а другие просто прекратили своё вещание. Назовёт ли это мировая общественность принуждением к молчанию независимых голосов? Разгул насилия, финансовый коллапс: сначала на радиостанции нападали, их грабили, ломали оборудование. Для тех, кто хотел сберечь ценную аппаратуру в ожидании лучших времён, такие «аргументы» прозвучали убедительно. Пришёл черёд закрыться даже самым стойким радиостанции: после отказа государства оплачивать рекламу иссякли их финансовые ресурсы, и работникам стало просто нечем платить заработную плату.

Такая политика была без зазрения совести оправдана вице-министром связи Моникой Коэлхо, которая сразу же после своего назначения предприняла попытку «оценить эффективность работы региональных радио в каждой провинции» в целях «реструктуризации» и «передачи оборудования». «Фактически, не все радиостанции работают так, как им следовало бы работать. Региональные радио должны передавать образовательные программы и программы о здоровье, а не передачи о политике. Фактически, с самого начала их работой воспользовались, и они, не задумываясь об ответственности, посеяв хаос в Боливии и раздув пожар противостояния в наших городах. И каким образом? Обвинив в расизме и дискриминации нас, боливийцев», – объяснила она.

Чувствуя за собой поддержку крупных СМИ, члены кабинета правительства самопровозглашённого временного президента Жанин Аньес никогда не скрывали своего враждебного отношения к независимой прессе. 14 ноября 2019 года только что назначенная министром связи Роксана Лизаррага угрожала юридическим преследованием за «подстрекательство к бунту» боливийским и иностранным журналистам, освещавшим жестоко подавленные народные протесты. Подобные репортажи, по её словам, являлись «дезинформацией».

Опубликовано 16/10/2020

На ту же тему

Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...
«Мы упустили шанс на мир»
Власть грозит кулаком «внутреннему врагу»
Через год после путча левые возвращаются к...