Что скрывает Санджив Гупта, владелец загадочной компании Liberty?

Появившись из ниоткуда, холдинг Liberty за несколько лет превратился в промышленного гиганта - производителя стали и алюминия. Эта британская компания скупает заводы по всему миру. Сегодня они находятся в руках одного человека – Санджива Гупты. Отсутствие финансовой прозрачности и невыполненные обещания заставляют представителей трудового коллектива бить тревогу. Мы готовы поделиться информацией об этом загадочном холдинге.
Появившись из ниоткуда, холдинг Liberty за несколько лет превратился в промышленного гиганта - производителя стали и алюминия. Эта британская компания скупает заводы по всему миру. Сегодня они находятся в руках одного человека – Санджива Гупты. Отсутствие финансовой прозрачности и невыполненные обещания заставляют представителей трудового коллектива бить тревогу. Мы готовы поделиться информацией об этом загадочном холдинге.

Появившись из ниоткуда, холдинг Liberty менее чем за пять лет превратился в промышленного гиганта, одного из крупнейших мировых производителей стали и алюминия. Эта британская компания скупает заводы по всему миру: Шотландия, Англия, Австралия, Франция, Люксембург, Румыния, Македония, Чехия, Италия, Испания, Бельгия… Сегодня они находятся в руках одного человека – Санджива Гупты, англичанина индийского происхождения. Покупая очередное предприятие, он обещал миллиардные инвестиции и новые рабочие места. Однако вместо этого происходило сокращение производства и задержки в расчётах с поставщиками. А летом этого года было объявлено о масштабных сокращениях, которые затронут десятки тысяч рабочих.

Непрозрачная отчётность, мутные схемы… Государственные органы долго закрывали глаза на ситуацию: ведь Гупта приобретая мощности говорил, что иначе они достанутся русским и китайцам. Да и сложно свести воедино ситуацию в разных странах.

Дамьян Робер, рабочий журналист из Бельгии, провёл собственное расследование. Он пообщался с профсоюзниками из двадцати стран. Лишь после того, как на происходящее стал возможным взгляд глазами трудовых коллективов, начала вырисовываться картина грандиозной махинации.

Появившись из ниоткуда, холдинг Liberty за несколько лет превратился в промышленного гиганта – производителя стали и алюминия. Эта британская компания скупает заводы по всему миру. Сегодня они находятся в руках одного человека – Санджива Гупты. Отсутствие финансовой прозрачности и невыполненные обещания заставляют представителей трудового коллектива бить тревогу. Мы готовы поделиться информацией об этом загадочном холдинге.

«Я никогда такого не встречал. Мы должны иметь представление о состоянии счетов этого холдинга и программе его финансирования, но мы ничего не знаем. Я уже двадцать лет в профсоюзе и повидал самых разных начальников, но с такой ситуацией сталкиваюсь впервые. Производство не работает, как надо. Я беспокоюсь за будущее предприятия. Нужно сделать всё возможное для сохранения рабочих мест», – так начал разговор мой собеседник, профсоюзный активист. В своей тревоге он не одинок. За несколько дней мне удалось встретиться почти с двадцатью профсоюзными представителями из нескольких стран, которые трудятся на предприятиях, приобретённых неизвестным до недавнего времени холдингом Liberty. В основном они работают в сфере чёрной металлургии и производства алюминия. Все профсоюзные активисты говорят одно и то же, но их слова разнятся со словами их хозяина Санджива Гупты. Предстоит разобраться, какая из версий правдива? Рассказать об этом нужно. А также нужно государству принять меры для поддержки этих секторов экономики и сохранения в них занятости.

Человек, который скупил всё.

Всего несколько лет тому назад промышленный холдинг Liberty возник из небытия. Возглавляет эту группу компаний, за которой стоит головной офис GFG Alliance, некий Санджив Гупта, англичанин индийского происхождения. Менее чем за пять лет Liberty стал одним из ведущих производителей стали и алюминия в мире. Её руководитель и единственный акционер приобретал доменные печи, предприятия по переработке стали, заводы по производству алюминия, автозаводы и компании-изготовители железнодорожных рельсов по всему миру.

Он купил алюминиевый завод в Шотландии, четыре металлургических предприятия Tata Steel в Англии, металлургическое производство и шахты в Австралии, а также алюминиевый завод в Дюнкерке. Он выкупил сталелитейные предприятия компании Arcelor Mittal в Льеже (Ferblatil и Flemalle), Люксембурге (город Дюделанж), Румынии (Галац), Македонии (Скопье), Чехии (Острав) и Италии (Пьомбино). Во Франции Сандживу Гупте принадлежат литейные заводы в Пуату и завод автозапчастей в Шатору. Он также заинтересован в покупке крупного металлургического предприятия Aleris, расположенного в городе Дюффель, в провинции Антверпен (Бельгия). Известно, что сейчас господин Гупта оформляет сделку по приобретению двух металлургических заводов на севере Франции в городах Сен-Сольв (Ascoval) и Эйанж. Кроме того, согласно имеющейся информации, он ведёт переговоры о покупке шахты по добыче алюминиевой руды и электролизного производства в Испании. За несколько лет холдинг превратился в промышленного гиганта. На бумаге и в интервью журналистам Санджив Гупта не скрывает своего стремления создать к 2030 году международную группу компаний по экологичному производству стали и алюминия, так называемый «greensteel» с нейтральным углеродным балансом.

Ложь по всем пунктам.

На всех производственных площадках холдинга работники говорят одно и то же. Сводная отчётность не публикуется, и потому профсоюзные активисты не имеют понятия о состоянии финансов предприятия. Обещания относительно инвестиций каждый раз оказываются пустым звуком. Сделки по приобретению производственных объектов не прозрачны. Проблемы с кассовыми операциями вызывают обеспокоенность, так как влекут за собой задержки в расчётах с поставщиками и подрядчиками, а также неурядицы со снабжением. Но представители холдинга повсюду заводят одну и ту же песню: «Сложности носят временный характер и обусловлены исключительными обстоятельствами. Холдинг находится в отличном состоянии, инвестиции вот-вот поступят. Не волнуйтесь, всё в порядке».

Рассмотрим вопрос инвестиций. За исключением объекта в Пьомбино (Италия), подавляющее большинство инвестиций, обещанных Сандживом Гуптой, так и осталось на бумаге. В Италии, на заводе в Пьомбино, ранее принадлежавшем Arcelor Mittal, хозяин пообещал вложить в производство 100 миллионов евро в долгосрочной перспективе. На сегодняшний день всего 10 миллионов евро были направлены на то, чтобы возобновить работу линии по декапированию и отремонтировать покрасочный конвейер. Но это скорее исключение. В Льеже было обещано инвестировать в производство 100 миллионов евро. Но после того, как предприятия перешли в руки британского магната, они функционируют в ограниченном режиме. Сегодня простаивают линии гальванизации, а цех по производству олова, находящийся в Тийере, пригороде Льежа, работает с очень низкой загрузкой, не соответствующей его возможностям.

Покупая завод в Дюнкерке более года тому назад, руководство холдинга обещало вложить в него огромные суммы. В одном конфиденциальном документе речь идёт об инвестициях в миллиард евро, и это только «на первом этапе», для строительства рядом с уже существующим заводом крупнейшего в Европе листопрокатного цеха. Предполагалось создать на объекте 3 000 новых рабочих мест. И что же? Обещанный цех так и остался на бумаге. А на старом объекте было сделано только то, что обеспечило его дальнейшее функционирование – проведена замена резервуаров для электролиза.

Что касается предприятия в чешском городе Острава, то руководство Liberty обещало потратить 750 миллионов евро на увеличение его производственных мощностей. Слова так и остались словами. На этом объекте, где трудятся свыше 6 000 человек, холдинг вложил только три миллиона евро в одну из доменных печей. Более того, всего через месяц после покупки предприятия Санджив Гупта сообщил о сокращении производства на 20 %.

В румынском городе Галаце холдинг сначала заявил о намерении вложить в производство 350 миллионов, а затем и миллиард евро. Однако подписанное с правительством Румынии соглашение о сотрудничестве и финансовой поддержке, которое должно было положить начало выделению средств, не реализовано до сих пор. Что же касается литейного производства в Пуату (Франция), то в июле 2019 года было обещано направить два миллиона евро на поддержку этого объекта, переживающего очень непростые времена. Но никаких инвестиций так и не последовало, и с момента смены собственника предприятие работает в ограниченном режиме. На расположенном недалеко заводе по производству головок цилиндров для двигателей, при изготовлении которых используется алюминий, было обещано обеспечить производство изделий двух типов: на основе существующей модели и на базе нового образца. Изготовление головок первого типа ведётся в объёме, который вдвое меньше возможного, а головки второго типа не производятся совсем. Руководство холдинга посулило направить 10 миллионов евро на запуск в производство головок второго типа для заводов Renault, но деньги так и не пришли.

Коронавирус – проблема, но не главная.

Можно предположить, что выполнить все эти обещания помешал кризис, связанный с эпидемией коронавируса. Конечно, он не облегчил работу. Как и все мировые производители алюминия и стали, холдинг Liberty был вынужден остановить работу своих предприятий на несколько недель. Однако снижение объёмов стало очевидным ещё до начала санитарного кризиса. Например, в Льеже цех по производству олова ещё до пандемии простаивал в течение двух недель. Уже тогда один из профсоюзных активистов поделился своими опасениями: «С момента своего открытия завод Ferblatil никогда не останавливался из-за недостатка заказов. Промышленные предприятия постоянно нуждаются в олове для изготовления консервных банок». Проблема выглядела тем более угрожающей, что она стала следствием больших сложностей с бухгалтерией. Двум крупным подрядчикам пришлось ждать оплаты своих услуг на протяжении нескольких месяцев… С тех пор как предприятие стало собственностью Liberty, оно не раз переходило на ограниченный режим работы ещё до эпидемии коронавируса. Во Франции из двух заводов в Пуату одно так и не вернулось к своему обычному ритму после того, как в июле 2020 года сменился его владелец. В чешской Остраве, на крупном металлургическом комбинате, сообщение о планируемом 20-процентном сокращении объёмов производства прозвучало сразу после его покупки новым владельцем, задолго до кризиса.

Коронавирус не главная причина проблем этого холдинга. И экономический кризис начался не в 2020 году. На протяжении более десяти лет спрос на сталь в Европе остаётся на довольно низком уровне. Он начал снижаться ещё в 2019 году. Нынешний кризис не выгоден промышленности. Наряду с этими факторами, неподвластными воле Санджива Гупты, есть ещё одно обстоятельство, к которому он имеет непосредственное отношение и за которое несёт ответственность. Дело в том, что проблема под названием Liberty действительно существует. Финансовое положение холдинга GFG Alliance, стоящего за Liberty, не так благополучно, как того хотелось бы его единственному акционеру. И тому факту, что инвестиции, обещанные ещё до кризиса, так и не были сделаны, есть совершенно чёткое объяснение.

Колосс на глиняных ногах.

Как только работники и их представители начинают требовать отчёта и пытаются, в полном соответствии с законом, добиться ясности относительно финансового состояния предприятия, они наталкиваются на глухую стену. Во-первых, холдинг GFG Alliance не публикует свою отчётность, что затуманивает ситуацию и препятствует её обобщённой оценке. Во-вторых, во многих подразделениях холдинга отсутствует государственный учёт финансовых операций. В Льеже аудитор сначала отказывался утвердить финансовую отчётность предприятия на основании данных, предоставленных руководством подразделения Liberty Liege-Dudelang, дочерней структуры Liberty Steel, одновременно являющейся филиалом GFG Alliance. В Великобритании одно из предприятий получило угрожающее уведомление о возможном объявлении его неплательщиком. Обычно такое случается только с мелкими компаниями, страдающими от нехватки наличности. Заказы пришлось отменить, прибывший морем груз так и остался на причале, а представители трудового коллектива сообщили о существенной задержке с доставкой заказов.

Когда журналисты задают Сандживу Гупте вопросы, касающиеся непрозрачности его финансовых операций, он тянет время и не говорит всей правды. Бизнесмен уже трижды откладывал обнародование финансовой отчётности. Он обещал опубликовать документы в самом начале текущего года, потом перенёс этот срок на март 2020 года, затем на июнь 2020-го, а сейчас представление отчётности намечено уже на конец года… Чем он это объясняет? GFG Alliance является не официальной структурой, а семейным предприятием, которое поддерживает связи с различными компаниями, в том числе с Liberty, и ему нужно время для того, чтобы оформить документы и обобщить счета. Но эти аргументы не выдерживают никакой критики. Дело в том, что финансовые схемы и приёмы холдинга порой противоречат правилам, что ставит под угрозу благосостояние тысяч его сотрудников и их семей. Каковы же эти приёмы?

Финансовые уловки во избежание прозрачности.

Прежде всего следует отметить, что Санджив Гупта регулярно использует в масштабах своего международного холдинга ту методику, которую банки советуют применять предприятиям малого и среднего бизнеса, испытывающим сложности с платежами своим контрагентам (когда компания не в состоянии полностью или частично выполнить свои обязательства) или переживающим серьёзный кризис ликвидности. Вместо того чтобы заплатить напрямую своему поставщику или взять деньги в долг для осуществления платежа, предприниматель заключает договор с банком. Этот шаг позволяет ему выплатить напрямую только часть суммы, а на её остаток контрагент получает долговое обязательство от банка, который должен рассчитаться в течение 180 дней. Таким образом акционер Liberty получает двойное преимущество: он может отсрочить свои платежи, и, главное, такие суммы не считаются задолженностью. Очень удобно с точки зрения налогообложения и позволяет демонстрировать на бумаге финансовое благополучие компании. На самом же деле такая схема заставляет поставщиков ждать выплаты оговорённых сумм и ложится дополнительным финансовым бременем на банки.

Кроме того, банки, к услугам которых Санджив Гупта чаще всего обращается для финансирования своих приобретений, как правило, возглавляют люди из его профессионального и личного окружения. Между тем существует правило, согласно которому банк может финансировать своего клиента на сумму, не превышающую 25 % от его капитала. Это требование, которое Гупта, похоже, игнорирует, в сущности, призвано уберечь банкира, так или иначе связанного с производителем, от попытки «сложить все яйца в одну корзину», а значит, и от череды банкротств, неизбежной в случае возникновения финансовых проблем. Однако банки Wyelands и Greensill именно так и поступают. Сегодня они оказались в центре внимания немецких и английских органов финансового регулирования, которые обеспокоены столь явным сосредоточением инвестиций вокруг одного инвестора. По информации из некоторых источников, американский финансовый регулятор также проводит расследование в отношении этих банков. Органы финансового надзора беспокоятся о состоятельности Greensill, который год за годом терпит убытки.

Вместе с тем сосредоточение инвестиций этих банков вокруг холдинга Liberty и их финансовая неустойчивость – не единственные поводы для расследований, предпринимаемых финансовыми контролёрами. Банк Greensill, акционером которого Санджив Гупта был на протяжении нескольких месяцев, в последние годы неоднократно оказывался в центре финансовых скандалов различного рода. Английский финансовый регулирующий орган Financial Conduct Authority в настоящее время ведёт расследование в отношении методик одного из крупнейших «трейдеров» на рынке, который, по имеющейся информации, работая на швейцарский банк GAM, использовал более чем сомнительные схемы для финансирования Greensill. Его обвиняют в многочисленных серьёзных нарушениях. В частности, известно, что он спекулировал на продаже отработанных генераторов биотоплива, находившихся в эксплуатации у группы компаний SIMEC, одной из дочерних структур Санджива Гупты. Трейдер оказывал содействие в продаже генераторов, объясняя, что на это якобы выделяются субсидии английского правительства и что они могут быть проданы предприятиям в качестве аварийных источников энергии. Теоретически средства, вложенные трейдером, должны были принести прибыль в размере более миллиарда евро. Но ничего не получилось.

Наконец, ещё один факт: для того, чтобы финансировать свои многочисленные приобретения, Санджив Гупта использовал опасную схему, реализовывать которую ему помогали банки, управляемые его близкими друзьями и бывшими сотрудниками. Покупая тот или иной объект, магнат отдаёт его в залог и тут же использует это обеспечение для приобретения ещё одного предприятия. И так далее. В конечном счёте получается производственная пирамида без устойчивого финансового основания. Такой вот карточный домик. Руководство банка Greensill, которому пришлось объясняться по поводу применяемых им сомнительных схем, сообщило, что при покупке завода по производству алюминия во французском Дюнкерке «группа компаний GFG Alliance выступила гарантом 100-процентного финансирования сделки» на случай возникновения каких-либо проблем. Однако если GFG Alliance Group не является официальной структурой, как она могла стать поручителем? Очень опасная игра. Что произойдёт, если в шестерёнки этого хитроумного механизма вдруг попадёт камень? Крах… И тогда вся надежда только на масштабное сокращение расходов (а значит, и количества рабочих мест) и на настойчивое обращение за содействием к властям государства, чтобы они вложили многомиллиардные суммы без гарантий сохранения занятости и тем самым помогли предприятию удержаться на плаву, не забирая его в свои руки.

Обеспечить будущее стратегически важных отраслей.

Капитализм изо дня в день создаёт в промышленности различные кризисные ситуации. Вместе с тем он каждый день перестраивается для того, чтобы извлечь максимум прибыли из труда наёмных работников. И нередко это идёт вразрез с существующими правилами. Группа компаний GFG Alliance и её флагман Liberty в этом смысле достигли большого мастерства. Выстроенная ими пирамида очень непрочна. Она ставит под угрозу будущее десятков тысяч семей, чьё благосостояние зависит от этого карточного домика.

В июне 2020 года Санджив Гупта объявил о 30-процентном снижении расходов во всех сферах своей деятельности, за исключением банков и управления недвижимостью. В распространённом им заявлении говорится: «Компании группы GFG Alliance адаптируются к снижению спроса. К сожалению, это означает, что нам не обойтись без сокращений на некоторых объектах».

В условиях удручающей финансовой ситуации и надвигающегося экономического кризиса Санджив Гупта готовится к борьбе и намерен использовать коронавирус в качестве предлога для увольнений и закрытия объектов. Вирус на самом деле лишь частично явился причиной кризиса, начало которому было положено ещё до эпидемии. Работники не в состоянии выдержать такое отношение к себе со стороны магната, не стесняющегося распоряжаться их жизнями ради удовлетворения своей жажды наживы. Кто-то ведь должен нести ответственность за происходящее. В первую очередь это, конечно, сам Санджив Гупта. Но не только он один. Руководство различных подразделений холдинга прилагает немало усилий к тому, чтобы избежать финансовой прозрачности, и поддерживает позицию этого бизнесмена.

Ответственных следует искать и среди политиков. Несмотря на все опасения и сигналы тревоги, именно они каждый раз давали добро на его приобретения. В этих кругах Санджив Гупта не чужой. Есть фотографии, на которых его можно увидеть в рабочем кабинете рядом с принцем Чарльзом. Но связи бизнесмена с миром политики носят не только символический характер. Согласие на покупку заводов в Македонии, Румынии, Чехии, Люксембурге, Италии и Бельгии было получено им от Европейской Комиссии. Жеральд Дарманен, в то время возглавлявший Министерство государственных счетов Франции, оказывал содействие Сандживу Гупте в оформлении сделки по приобретению холдингом металлургического предприятия в Дюнкерке уже после того, как этот шаг одобрила Еврокомиссия… Эта организация всегда благословляла инициативы магната.

Правительство Франции дало Сандживу Гупте согласие на покупку предприятий в Эйанже и Сен-Сольве. Французский министр экономики назвал эти заводы «стратегическим важными активами», которые не должны перейти в руки какого-нибудь китайского холдинга. Что касается производства в Эйанже, то китайцы уже сообщили о своей готовности инвестировать в него 60 миллионов евро, из них 30 миллионов наличными, чтобы поддержать предприятие. Однако суд в Страсбурге принял решение в пользу Liberty. Похоже, этот шаг стал проявлением особого отношения к Сандживу Гупте, вхожему в европейские политические и финансовые круги, в ущерб китайским производителям, которые, между прочим, были готовы предоставить все требуемые гарантии.

Сейчас в Еврокомиссии разгорелись дебаты по поводу покупки компании Aleris, которая владеет заводом по производству алюминия в Антверпене. До недавнего времени Aleris принадлежала американской транснациональной корпорации Novelis, перешедшей под контроль некоего китайского холдинга. Однако предприятие в Дюффеле, в отличие от других активов американского холдинга, не было передано китайцам. Ожидается, что оно станет собственностью Liberty, которую Еврокомиссия уже объявила «наиболее вероятным покупателем». Впрочем, пока сделка не оформлена, потому что, как утверждают акционеры Novelis, должна ещё сказать своё слово комиссия по надзору за китайским рынком. Поживём – увидим.

Привлечь к ответственности политиков.

Сегодня политические деятели из Европейской комиссии и различных государств-членов ЕС уже не могут сказать, что они ничего не знали. Во всех странах, где Санджив Гупта покупал заводы, он ратовал за независимость национальной промышленности от китайских и российских конкурентов. В Европе он позиционирует себя как гаранта благополучия стратегических отраслей европейской промышленности. Но в реальности дело обстоит иначе. Органы политической власти должны осознать свою ответственность и сделать так, чтобы работники не оказались обманутыми. И принимать меры нужно побыстрее.

Пора потребовать от холдинга обеспечить прозрачность его финансовых операций. Нужно обнародовать информацию об источниках его финансирования и добиться реализации обещанных инвестиций в соответствии с чётко определённым графиком. В дальнейшем нельзя допускать массовых увольнений и закрытия предприятий. А если государство решит выделить из бюджета средства на то, чтобы гарантировать вложения капитала, то условием такого шага должно стать выполнение всех требований по обеспечению прозрачности счетов и финансовых операций. Необходимы также гарантии сохранения рабочих мест. Если Санджив Гупта не выполнит эти условия, на его активы и предприятия должны быть наложены ограничения. Нужно, чтобы власти государства обеспечили уверенное будущее таких стратегически важных отраслей, как производство стали и алюминия, и поддержали занятость в них.

Дамьян Робер, журналист издания Solidaire (Бельгия)

Опубликовано 29/09/2020

На ту же тему

Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии
Мэры напоминают государству о его обязанностях
Европа в растерянности перед коронавирусом