На заводе Bridgestone люди готовы к забастовке

Спустя неделю после объявления о закрытии завода Bridgestone и сокращении 863 рабочих мест недовольство рабочих завода продолжает расти. Они отстаивают своё право на труд и обличают руководство, развалившее производство.
Спустя неделю после объявления о закрытии завода Bridgestone и сокращении 863 рабочих мест недовольство рабочих завода продолжает расти. Они отстаивают своё право на труд и обличают руководство, развалившее производство.

Внушительный комплекс зданий, построенный в 1961 году буквально в чистом поле, ставший затем промзоной, был для жителей Бетюна как колокольня для города в эпоху средневековья. Люди работали на заводе Bridgestone (до 1988 – Firestone) десятилетиями. Однако теперь руководство приняло решение о закрытии предприятия. Сотни людей будут выброшены на улицу. Отчасти это стало следствием хронического недоинвестирования, отчасти – стремления сэкономить на зарплатах, вынося производство в Восточную Европу: Польшу, Венгрию, Эстонию, Белоруссию…

Сейчас эти люди разгневаны и дезориентированы. Они готовы бороться за сохранение производства, но каким путём этого можно добиться?

Спустя неделю после объявления о закрытии завода Bridgestone и сокращении 863 рабочих мест недовольство рабочих завода продолжает расти. Они отстаивают своё право на труд и обличают руководство, развалившее производство.

Несмотря на яркое солнце, лица людей, идущих через турникет проходной, угрюмы. Прошла уже неделя после наделавшего много шума объявления о закрытии завода по производству шин Bridgestone в Бетюне (департамент Па-де-Кале), но рабочие всё ещё не пришли в себя от шока. В 2021 году руководство предприятия планирует сократить 863 рабочих места. При виде металлических опор складских помещений у 21-летнего технического служащего Джонатана (1) вырывается вздох: «Я надеялся, что меня возьмут сюда на постоянную работу. Сейчас атмосфера на заводе тяжёлая, но мы поддерживаем друг друга. Грустно видеть, как исчезает такой известный бренд. Мы очень привыкли к заводу, он стал частью нашего города. Я помню его с самого раннего детства». Внушительный комплекс зданий, построенный в 1961 году буквально в чистом поле, ставший затем промзоной, был для жителей Бетюна как колокольня для города в эпоху средневековья. Пройти мимо и не заметить завод просто невозможно. Жюльен обкатывает свой скутер перед тем, как вернуться домой. Он трудился по временному трудовому договору, заключённому с одним из подрядчиков завода, и теперь не знает, где искать работу. «Кроме фармацевтического завода здесь больше ничего нет. Я начал экономить и берегу те деньги, которые мне выплачивают в качестве компенсации. Все знают, что сначала будут избавляться от временных работников. Ещё один повод для стресса. Мне не хочется оказаться на социальном пособии RSA, ведь я должен кормить 5 детей», – продолжает молодой мужчина.

Часть складов начали перевозить на другие объекты, принадлежащие компании. 46-летний Давид потухшим взглядом наблюдает за погрузочными работами: «Это уже давно происходит. Сегодня утром что-то мало вывозят. У нас забирают продукцию и оборудование, чтобы перевезти в Венгрию и Польшу, уже в течение многих лет». За 23 года работы на заводе Давид приобрёл огромный опыт и многому научился, и ему совсем не хочется, чтобы его навыки оказались невостребованными. Он показывает, как огромные устройства перемешивают при высокой температуре резину, подготавливая сырьё для производства шин. А ещё он рассказывает о напряжённой работе, когда приходится трудиться по шесть дней подряд, включая выходные и праздники, после чего следуют четыре дня отдыха. «Я бросил учёбу ещё до того, как получил удостоверение электрика, поэтому я был очень доволен тем, что нашёл эту работу», – вспоминает Давид. Мишель прошёл на завод 37 лет назад. Тогда это было предприятие Firestone, а в 1988 году его приобрели японцы. Мишель всё еще не может прийти в себя от случившегося. Он занимается окончательной обработкой шин, и через его руки проходит практически вся продукция, сошедшая с конвейера. «Мне нравится моя работа, хотя здесь шумно и очень жарко, особенно летом. Пыль стоит столбом. Но мы делаем качественные покрышки», – говорит Мишель.

При мысли о нехватке инвестиций у многих работников подступает комок к горлу. «Нас выкидывают на улицу как собак, – возмущается занимавшийся контролем качества Себастьен. – Мы ожидали, что руководство сократит какую-нибудь бригаду, но были не готовы к закрытию завода. В прошлом году инвестиции в наш завод составили только 10 миллионов евро, а в польское предприятие вложили 140 миллионов. Наши станки больше не соответствуют рыночным потребностям. Мы выпускаем слишком маленькие шины (14-16 дюймов), а сегодня даже автомобили класса супермини типа Renault Clio используют шины 17 дюймов».

21 сентября завод посетили министр-делегат промышленности Аньес Панье-Рюнаше и министр труда Элизабет Борн. Их приезд, прошедший с большой помпой, никого не успокоил. Стефан, работавший в монтажном цехе, говорит начистоту: «Они всегда обещают одно и то же. Мы уже видели, как они выполняют свои обещания, в случае с предприятиями Goodyear и Continental, их упразднили. Руководство Bridgestone полагает, что мы им слишком дорого обходимся. Они говорят об избытке производственных мощностей в Европе, но уже запланировали открытие завода в Эстонии (2024 год) и Белоруссии (2026 год)».

Тому, кто отработал до 300 дней в году, включая сверхурочные часы, не понравились упрёки в том, что 60 % рабочих высказались против заключения коллективного договора в июне 2019 года. «Такая мера позволила бы сохранить рабочие места всего лишь на полгода! – возмущается он. – К тому же нас облапошили бы и по всем остальным пунктам: 14 дней бесплатной работы в году, выход на работу в соответствии с производственными потребностями и так далее… Руководство думает только о том, как бы снизить наши доходы. Мы потеряли премию за выработку, а это было 150 евро в месяц. Они выжали из нас все соки, и теперь мы им не нужны!». Стефан отработал на заводе 18 лет, но сейчас чувствует к своей работе скорее отвращение. «Я больше не буду работать в промышленности, – говорит он. – Я готов пройти переподготовку и работать там, где в этом есть потребность. Я знаю, что такого уровня зарплаты я больше нигде не найду. К счастью, моя жена только что подписала бессрочный трудовой договор. Но она зарабатывает 1 100 евро за неполный рабочий день, а прожить на эти деньги с двумя детьми очень непросто».

По мнению Стефана, в условиях предстоящих пяти месяцев обсуждений альтернативных сценариев, лучшая стратегия заключается в том, чтобы продолжать работать: «Но если потом потребуется забастовка, то мы готовы протестовать в любой момент». В людях зреет недовольство, и оно может вырваться наружу неожиданно для всех. Рабочих неожиданно поддержала ассоциация болельщиков футбольного клуба RC Lens, Red Tigers 94: 22 сентября они прикрепили к ограде предприятия огромный транспарант с надписью «Закрывать нужно не заводы, а ваши прожорливые рты, чтобы сбросить лишний жир с толстого брюха. Поддерживаем работников». Транспарант провисел недолго. Трое руководящих работников бросились снимать его с ограждения. «Текст транспаранта не соответствует нашей корпоративной этике, – заявил один из них, а потом добавил. – Честно говоря, если предприятие закрывают, то нас за это никто не похвалит».

(1) Большинство имён были изменены.

Опубликовано 24/09/2020

На ту же тему

Новый теракт исламистов во Франции
Alinéa, Auchan… Давняя семейная традиция клана Мюлье...
За Трампа или против? В Пенсильвании мнения...
Во Франции возвращается режим самоизоляции